Центральная Азия сталкивается с серьезными вызовами своей безопасности ввиду экспансии таких террористических и такфиристских группировок, как ИГИЛ

Является ли смещение центра тяжести ИГИЛ с Ближнего Востока к «Большой Центральной Азии» именно следствием военного поражения, понесенного Исламским Государством в Сирии и Ираке?!

Издание Modern Diplomacy опубликовало статью Шуайба Бахмана под названием «Strategies for combating international terrorism in Central Asia» — «Стратегии борьбы с международным терроризмом в Центральной Азии».

В ней говорится так: «После распада Советского Союза Центральная Азия превратилась в новую площадку для пресловутой «большой игры». Центральноазиатский регион в значительной мере подвергается воздействию динамики развития международных событий и испытывает последствия того, что в других частях мира, в том числе на Ближнем Востоке и в Северной Африке, появляются источники долговременной нестабильности. Некоторым государствам региона удалось расширить свои связи с другими акторами (участниками мировой политики, которые могут влиять на процессы, происходящие в мире). Например, Казахстан стремится к достижению собственных целей посредством участия в обсуждении и решении важных международных вопросов и выработки соответствующей политики. Да, Казахстан добился определенных результатов на этом поприще, но большинство других стран региона имеют дело с неоднозначными проблемами.

В настоящее время государства Центральной Азии сталкиваются с серьезными вызовами своей безопасности ввиду наличия таких проблем, как незаконный оборот наркотиков, водные споры, религиозный фундаментализм и экспансия террористических и такфиристских группировок типа Исламского Государства.

В складывающихся сейчас условиях ситуация с безопасностью в регионе может осложниться по нескольким причинам. Это — во-первых, расширение масштабов терроризма и деятельности экстремистских группировок; во-вторых, вступление США в конкурентную борьбу с целью укрепления своей позиции (в Центральной Азии); в-третьих, изъявление Исламским Государством готовности закрепиться в регионе; в-четвертых, наличие людей из стран Центральной Азии, Афганистана и Пакистана в рядах боевиков ИГИЛ, воевавших в Ираке и Сирии».

По свидетельству исполнительного директора Управления ООН по наркотикам и преступности Юрия Федотова, после понесенных в Сирии и Ираке военных потерь Исламское Государство, с одной стороны, укрепляет свои ячейки в Афганистане, а с другой, стремится расширить сферу своей деятельности в постсоветской Центральной Азии и призывает своих сторонников совершать террористические акты в общественных местах. То есть теперь уже очевидным представляется то, что центр тяжести глобальной антисистемной деятельности ИГИЛ медленно, но неуклонно смещается с Ближнего Востока в сторону «Большой Центральной Азии», включающей в свой состав, наряду с постсоветской Средней Азией и Казахстаном, и Афганистан. «Многие боевики перебрались в Афганистан. Афганское крыло ИГИЛ остается серьезным дестабилизирующим фактором», — предупреждает глава Управления ООН. По мнению же западных политических экспертов, сейчас афганское подразделение Исламского Государства в форме ИГИЛ-Хорасан является самым могущественным и боеспособным филиалом этой организации.

И потом еще неясно то, является ли смещение центра тяжести ИГИЛ с Ближнего Востока к «Большой Центральной Азии» именно следствием военного поражения, понесенного Исламским Государством в Сирии и Ираке. Почему можно так ставить вопрос? Да потому что есть кое-какие основания для того, чтобы усмотреть в этой динамике перетекание плана «Большой Ближний Восток» в план «Большая Центральная Азия». Ведь в Сирии и Ираке для того, чтобы взять твердыни Исламского Государства в Алеппо, Ракке и Мосуле двум могущественным международным коалициям во главе с РФ и США понадобилось несколько лет, а это значит, что террористическая организация располагала весьма значительными людскими ресурсами. Основную часть территорий, находившихся под ее контролем, сирийские и иракские войска и курдские воинские формирования при поддержке России и Запада отвоевали. Исламисты понесли серьезные потери, но основные массы боевиков как будто испарились. Некоторая их часть оказалась, как утверждают иранские и другие источники, передислоцирована в Афганистан. Какая часть – неизвестно. На самом деле, в связи с таким их перемещением возникает множество вопросов без конкретного ответа. И на таком фоне наблюдатели все уверенней делают вывод о том, что Афганистан теперь становится основной новой базой сосредоточения сил Исламского Государства. А какая теперь ставится цель? 100-процентного достоверного ответа на это нет. И вопрос повисает в воздухе.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...