Stratfor: Выбор Путина

Становится все более очевидным то, что, сталкиваясь с проблемами у себя дома и давлением за рубежом, россияне – власть имущие и рядовые граждане - начинают задаваться вопросом о том, каким окажется следующий этап развития страны. Сегодняшние решения выявят судьбу России на десятилетия вперед. Проблема заключается в определении того, что будет иметь приоритет

Издание Stratfor опубликовало статью под названием «Putin's Choice» — «Выбор Путина».

В ней говорится так: «Российский президент Владимир Путин стоит на распутье. Кризисы и обязательства, с которыми страна имеет дело, балансируют на опасной грани. На фоне затягивающейся российской экономической рецессии, усугубленной западными санкциями и жуткими ценами на нефть, инфляция резко возросла, зарплаты уменьшаются, уровень бедности растет невиданными со времен финансового кризиса 1998 года темпами.

Ограниченные военные кампании на востоке Украины и в Сирии пробудили к жизни национализм, способствуя поддержанию правительством своей популярности. Между тем войска НАТО наращивают свое присутствие вблизи границ России, увеличивая давление на российскую армию.

владимир путин

На протяжении большей части своего пребывания у власти, насчитывающего более 16 лет, Путин оставался, по российским меркам, центристом. Он не присутствует ни в лагере радикально-либеральных реформистов, ни среди яростных ястребов безопасности, а находится где-то посередине, снимая политические сливки с каждой стороны в угоду складывающейся ситуации.

На протяжении многих лет Путин использовал набор различных стратегий для управления политическим комплексом.

Но в последующие годы этот центристский подход – балансирование между стратегиями с целью сохранения устойчивости — больше не будет эффективным. Поляризованные лагеря в Кремле и среди российской общественности призывают российского лидера сменить тактику.

Поляризованная страна

Обычно высокопоставленные чиновники и советники публично не критикуют Путина, они также не требуют фундаментального пересмотра государственной стратегии. Но в такое время, когда ситуация в России делается все более нестабильной, даже кремлевская элита выражает озабоченность.

В мае один из давних финансовых советников Путина и два высокопоставленных служащих из министерства финансов опубликовали язвительную статью в издании National Interest. В ней раскритикована долговременная ориентированность России на получение доходов от продажи нефти, устроен разнос правительству за провал в проведении экономических реформ. Хотя в изложенной авторами точке зрения нет ничего нового, публичное осуждение из уст одного из самых доверенных советников Путина свидетельствует о том, что инакомыслие в стране достигло того уровня, на котором принимаются правительственные решения.

Позднее в том же месяце российская ежедневная газета «Ведомости» опубликовала ставшую достоянием гласности запись разговора между Путиным и бывшим министром финансов Алексеем Кудриным, который сказал президенту Российской Федерации о том, что тот может выбрать либо политические амбиции и застой, либо политическую скромность и экономический рост.

Экономическая политика Путина — не единственная причина для испуга в Кремле. В середине апреля глава Следственного комитета России написал статью, в которой говорилось о том, что Россия в военном плане плохо подготовлена к новой войне. Открытая критика стратегии Путина по национальной безопасности со стороны видного военного деятеля вызвала бурную реакцию среди политиков и чиновников оборонного ведомства, многие из которых согласились с таким предупреждением, призывая к ведению более агрессивной политики в сфере безопасности. Еще одна воинственная фракция в Кремле за последние месяцы опубликовала отчеты, в которых предлагается едва ли не упразднение финансово-экономических связей России с Западом и запрет на использование иностранных валют, кредитов и деловых контактов.

Знакомая проблема

Российским лидерам на протяжении всей истории такие проблемы, казалось бы, бывали известны. Когда Леонид Ильич Брежнев пришел к власти в 1964 году, Советский Союз находился в глубоком упадке. Объем промышленного производства резко сократился, и выяснилось, что централизованная система планирования не в состоянии справляться со сложностями огромной экономики Советского Союза.

В связи с этим экономические теоретики и советские элиты стали заигрывать с идеей децентрализации и либерализации экономической и правовой системы страны. Однако Брежнев отказался от осуществления предложенных реформ и вместо этого задал советской экономике одно направление: нефтедобыча. В 1960-1980 годах Советский Союз четырехкратно увеличил производство нефти и поднял его показатель до 12 миллионов баррелей в день, и соответственно повысился уровень жизни. Высокие цены на нефть трансформировали советский бюджет. В 1965-1970 годах расходы на оборону увеличились на 40 процентов и продолжали расти за последующие годы. В последний год пребывания Брежнева у власти, в 1982 году они были сопоставимы с 15 процентами валового национального продукта. Хотя инвестиции в машиностроение и сельское хозяйство также делались, их было ничтожно мало по сравнению с расходами на обеспечение национальной обороны и безопасности.

Сделать выбор

Путин попал в ту же ловушку, в которую угодил Брежнев. Российская система уязвима к шокам — как внутренним, так и внешним.

Она будет в состоянии как-то держаться в течение многих последующих лет – примерно так же, как это делала немощная советская система в конце 1970-х и начале 1980-х – благодаря неугасающей популярности Путина и сопротивлению его дружков реформам.

И все же становится все более очевидным то, что, сталкиваясь с проблемами у себя дома и давлением за рубежом, россияне – власть имущие и рядовые граждане — начинают задаваться вопросом о том, каким окажется следующий этап развития страны. Сегодняшние решения выявят судьбу России на десятилетия вперед. Проблема заключается в определении того, что будет иметь приоритет».

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...