Насколько реальна угроза возникновения конфликтов и дестабилизации в Казахстане?!

Такая опасность связана, похоже, не только с последователями радикальных религиозных течений. Долгосрочная неблагоприятная конъюнктура на рынке энергоносителей, спад экономической активности и связанный с ним рост социальной напряженности также могут дать толчок к формированию очагов нестабильности в различных регионах страны

Издание BNE IntelliNews опубликовало статью под названием «Kazakhstan moves to ban Salafi Islam» — «Казахстан принимает меры по запрещению салафитского направления ислама».

В ней говорится так: «Недавно созданное казахское министерство по делам религий и гражданского общества предпринимает шаги, направленные к введению законодательного запрета в отношении салафитской ветви ислама», — сообщила 14 октября радиостанция RFE/RL со ссылкой на главу этого ведомства Нурлана Ермекбаева.

Власти идут на такую меру на фоне все больше усиливающейся обеспокоенности относительно того, что доморощенный радикализм может набрать силу в этой центрально-азиатской стране. По словам Ермекбаева, салафизм «для Казахстана имеет серьезный деструктивный потенциал».

Казахский президент Нурсултан Назарбаев возложил на салафитов вину за серию смертельных атак, предпринятых в северо-западном городе Актобе в июне текущего года. Согласно некоторым оценкам, как минимум 200 казахов воюют вместе террористическими группировками в Сирии.

Салафитское направление ислама было объявлено экстремистским и запрещено в таких других постсоветских странах, как Таджикистан. Но таджикский запрет в отношении салафизма был также использован властями в целях подавления гласа населения страны при попытках заставить замолчать всех недовольных и несогласных. Поэтому намерения Казахстана запретить салафизм вызывают вопросы о том, какая же при этом может ставиться задача.

Дестабилизация в Казахстане

Салафиты придерживаются строгой формы суннитского ислама и не признают таких других течений ислама, как шиизм и суфизм. Большинство центрально-азиатских мусульман являются последователями ханафитского ислама, который представляет собой более умеренную ветвь суннизма.

Казахские власти рассматривают вопрос принятия более жестких мер с тем, чтобы предотвратить осуществление террористических актов.

По словам бывшего руководителя службы безопасности Владимира Жумаканова, Астана добивается увеличения сроков тюремного заключения за такие преступления и ужесточения мер по контролированию оборота огнестрельного оружия.

Министр внутренних дел Калмуханбет Касымов предложил лишать гражданства тех, кто признается виновным в терроризме».

Но угроза возникновения конфликтов и дестабилизации в Казахстане связана, похоже, не только с последователями радикальных религиозных течений. Долгосрочная неблагоприятная конъюнктура на рынке энергоносителей, спад экономической активности и связанный с ним рост социальной напряженности также могут дать толчок к формированию очагов нестабильности в различных регионах страны.

Издание OilPrice.com опубликовало материал под названием «The Oil Crash Nightmare For Kazakhstan» — «Кошмар для Казахстана в виде крушения цен на нефть».

В нем излагается следующее: «Едва ли не больше всего прочего казахстанское правительство боится повторения социальных беспорядков наподобие тех, что произошли в западном городе Жанаозен в Мангистауской области на побережье Каспийского моря 16 декабря 2011 года (в День независимости). В том году сотни рабочих-нефтяников вышли на улицы в знак протеста против низких зарплат и вредных для здоровья условий труда на предприятиях двух местных энергетических компаний – «Каражанбасмуная» и «Казмунайгаза». Протестные выступления продолжались более восьми месяцев и закончились кровопролитием. В результате столкновений между митингующими и омоновцами 16 человек погибли и свыше 100 других людей получили ранения, тогда как Казахстан испытал самую большую дестабилизацию со времен обретения государственной независимости.

Призрак Жанаозена вновь витал над городом в сентябре этого года, когда сотрудники буровой компании под названием «Бургылау» вышли на улицы с тем, чтобы потребовать повышения заработной платы.

Они жаловались на плохие санитарные условия, на то, что вынуждены покупать запчасти на свои личные деньги, и на «несправедливое» вознаграждение. Местным властям понадобилось несколько недель, чтобы сформулировать ответ, хотя и ранее, в конце июля на главном производственном объекте компании «Бургылау» проходила непродолжительная забастовка.

Губернатор Мангистауской области Алик Айдарбаев лично побывал на месте с тем, чтобы успокоить бастующих обещанием получения дополнительных контрактов от акционера, «КазМунайГаза», как минимум на 34 новых скважин к концу года. Он также заявил, что заработная плата в скором времени будет приведена в соответствие с единой тарифной сеткой КМГ, несмотря на то, что учредительские документы компании «Бургылау» не предусматривают такого согласования».

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...