Какой флаг нужен Евразийскому Союзу

Знаки и символы как средство идеологического воздействия

«В случае нового объединения символ должен быть новым, – подчеркнул Дмитрий Шишкин, писатель. – У организации должен быть, условно говоря, флаг, который объединяет и за которым люди идут. Часто мы склоны не придавать этому значения, но, судя даже по коммерческим компаниям, всегда нужен объединяющий символ, который не несет никакого негатива». Прозвучало это в ходе экспертного обсуждения «Знаки и символы интеграционных процессов в Евразии», который проводил ОФ «Мир Евразии».

«Символьная политика имеет большое значение в информационный век, – отметил Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба. – Маркировка решает задачи идентификации». В качестве положительного примера он привел флаг Европейского союза и символ валюты евро, который очень многими воспринимается положительно. Еще там имеется девиз – «единство в многообразии».

«Символы возникают и становятся популярными не сами по себе, – заметил Замир Каражанов, политолог. – Популярность идеи интеграции сделала популярной флаг Евросоюза. Будет улучшаться жизнь в ЕАЭС – популярным станет флаг».

ЕАЭС

«Я считаю, что в символике очень важно легкое восприятие, чтобы каждый мог понять ее значение. Символ не мыслим без контекста, это известно еще с древних времен. Та же свастика – один из самых древних знаков человечества, в который всегда закладывался определенный контекст, посыл. Если мы, допустим, в контексте исторического кино используем свастику, то понятно, что это отсыл к древнему символу солнца, в любом другом случае видя свастику мы закладываем негативную коннотацию, которая продиктована событиями XX века, – указал г-н Шишкин. – Избирать в данном случае чей-то национальный символ невозможно, потому что всегда будут споры, какой-то религиозный тем более нельзя».

«Любая стратегия разработки бренда или символа определенной компании основывается на логотипе, каком-то девизе или слогане предприятия. Ничего этого нет у Евразийского экономического союза. Есть лишь подобие эмблемы. Это действительно серьезная проблема. Я считаю, пренебрегать такими вещами, когда строишь межгосударственное образование, нельзя», – выразил свою позицию Дмитрий Шишкин.

«Когда мы говорим о семиотике, я вспоминаю слова профессора Умберто Эко, который в своих трудах задавался вопросом: «А что такое символ, где семантика символа сама по себе?». Если говорить об ЕАЭС, то мы практически не знаем о знаках или символах объединения. Этот момент действительно мало проработан, – считает Бекнур Кисиков, президент Евразийской ассоциации франчайзинга. – Что касается ЕАЭС, то сам по себе проект конечно интересный. Но пока нет даже четкого смыслового символа, если говорить о каком-то изображении».

еаэс

Сергей Козлов участвовал в данном мероприятии не только как журналист, но и в качестве члена Российского геральдического общества: «Символ – это, по сути, магия. Символы возникают, приживаются совершенно необъяснимыми путями. Почему одни символы живут, другие забываются, третьи отвергаются?» Сам он считает, что на постсоветском пространстве общие символы еще долго не возникнут. «Первый символ, который родился на постсоветском пространстве – это Георгиевская лента. Стихийно появился и прижился. Но в ряде стран постсоветского пространства этот символ многими был воспринят как русский национальный, а не как символ общей Победы. Что касается ЕАЭС, то возможно стоит не мудрить, а просто аббревиатуру вынести, как например, у группы «Битлз» на музыкальных инструментах размешалось в качестве символа ее название. Но еще раз повторюсь, для эффективной символизации нужно время, это не быстрый процесс», – отметил г-н Козлов.

PR-консультант Владимир Павленко акцентировал внмиание на следующем: «Недавно писал комментарий к статье, которая называется – «Символы национальной идентичности, как ресурс мягкой силы». Автор задается вопросом: «Что такое национальная идентичность?» И отвечает: «Это модель коллективного сознания интегрирующего знаки и символы в единое смысловое пространство общества». 26 лет государственным символам Казахстана – это много или мало? В каждой из стран, которая входит в ЕАЭС, процессы символизации еще идут. А мы говорим о наднациональных символах, которые бы объединяли с учетом возможно существующих каких-то противоречий, различных интерпретаций или иных событий и связанных с ними символов».

Г-н Павленко сфокусировался на брендах («это интереснейшая вещь»). С одной стороны они используют те культурные ценности, которые существуют в обществе для совершенно четкого выделения своего бренда среди других. А с другой стороны бренд сам становится символом, определяющим может быть идентификацию человека, его самосознание в окружающем его мире. «Вопрос: делать бренды и символы или не делать? Если плохо делать, то лучше не надо. Каждая страна входящая в ЕАЭС свое смысловое поле символов еще продолжает интегрировать в сознание граждан. Как на этой основе вводить общие символы, чтобы они воспринимались без негатива? И еще нужно учитывать, что если и появится новая интеграционная символика, то она будет выходить в мир, уже переполненный символами и брендами», – подчеркнул специалист.

«Всегда будет часть людей, которые воспримут любой символ негативно, и будут люди, которые воспримут его положительно, – считает политолог Антон Морозов. – Навязанные символы долго не живут, любая символика должна пройти какое-то испытание временем. Например, как буденовка с красной звездой (шлем, ставший ярким признаком принадлежности к Красной армии). Задача по созданию символа не простая, поскольку символика должна объединить разные страны. Это удалось в свое время в рамках СССР. Но в то же время сегодня логотип не должен вызвать ассоциации с этим Союзом. Собственно повториться уже как бы и не получится, чтобы не вызвать реакцию отторжения».

С иного ракурса посмотрел на ситуацию Рустам Бурнашев, политолог: «Если проанализировать в чем выражается недовольство работой ЕАЭС, то совершенно четко видно, что реальной критики с цифрами, деталями на самом деле нет. Зато достаточно много критики, направленной на всякие символические структуры, ту же Георгиевскую ленточку, которая в принципе к ЕАЭС никакого отношения не имеет. Но, тем не менее, происходит некая ментальная связка, и вся критика направляется на эту символику. Получается, что для ЕАЭС возникает хорошая такая прагматическая ситуация, когда вся энергия оппонентов направляется не на связанную с этой структурой символику, а вся практика ЕАЭС остается вне дискуссии и вне критического осмысления. На данный момент я здесь вижу для ЕАЭС достаточно большой выигрыш. Но в конечной перспективе, безусловно, мы будем иметь негатив. Понятно, что когда структура развивается без критической позиции и разумного осмысления, когда вся критика действительно уходит в чисто символическое поле, то, получается, что отсутствует поле для совершенствования структуры».

еаэс

«Принимается то, что символизирует настоящее, – подчеркнул Александр Губерт, университет «AlmaU». – Как Георгиевская лента в качестве символа Великой Победы. Настоящесть нужна, некая истинность, тогда и появится символ».

Леся Каратаева, КИСИ: «Я вот почитала, какие символы характерны для истории той или иной страны, которая включена в Евразийское пространство. В итоге – это небо, солнце и звери/птицы (орел, барс). Эти символы отражаются в любой истории любой страны-участника. Но если мы говорим о текущем моменте востребованности цивилизованного подхода к Евразии, то тут актуален современный контекст. Здесь подключается то, что мы называем политическим архетипом. А вот каким образом он будет сформирован, пока остается вопросом без ответа».

«Символы должны быть выстраданы. У них должно иметься историческое обоснование, какая-то общность, – отметил Адиль Каукенов, востоковед. – Что это дает простым людям? Вокруг чего будем объединяться? Поиск этого – одна из важнейших задач для интеллектуалов».

Социолог Гульмира Илеуова рассказала об исследовании по отношению наших современников к истории XX века. «Очень трудно найти компромис, споры разгорались по каждому событию», – резюмировала она. Что же касается евразийской символики, то с технологической точки зрения все это решаемо, хоть и не просто: набор образов, работа с фокус-группами, использование специалистов (в том числе редких). Главное – не воровать чужие идеи и не разворовывать деньги.

«Если нет хороших дел, не спасет пиар-отдел, – заметил Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане. – Думаю, что если мы говорим о символах и знаках, то надо сначала разобраться, что такое ЕАЭС. На самом деле это экономические связи между пятью странами. То есть это не сами объекты, а связи между ними. Соответственно у связей должен быть какой-то символ. Придумать символ, разработать его и продвинуть не проблема, но будет ли толк? Нужно начать с совместных проектов и тиражирования историй их успеха».

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

 

 

Новости партнеров

Загрузка...