Олеся Кексель требовала с подозреваемой по уголовному делу дать показания против Имангали Тасмагамбетова

Алматы. 25 июля. КазТАГ – Мадина Алимханова. Экс-руководитель службы специальных прокуроров генеральной прокуратуры РК Олеся Кексель требовала с подозреваемой по уголовному делу Гульнары Мусабаевой дать показания против Имангали Тасмагамбетова, сообщил адвокат Жан Кунсеркин.

«Наша подзащитная изначально не сотрудничала со следствием. От нее требовали показания в отношении ряда должностных лиц, требовала руководитель службы спецпрокуроров при генеральной прокуратуре Олеся Кексель. Она требовала дать показания в отношении Тасмагамбетова и Субханбердина, якобы они получали откаты. Она этих людей не знала и показания давать отказалась. Начальник службы спецпрокуроров генеральной прокуратуры вступила в непроцессуальные контакты с нашей подзащитной. Кексель не являлась руководителем следственной группы, ее членом, но она прямо предлагала признать обвинения и дать показания против Тасмагамбетова», — сказал Кунсеркин на пресс-конференции в четверг.

По его словам, Кексель прямо угрожала Гульнаре Мусабаевой привлечь к уголовной ответственности ее детей, близких родственников, конфисковать имущество, что в дальнейшем и произошло.

«На встречу Кексель привел руководитель следственной группы. Он знал все эти предложения и повторял их до апреля. В мае Кексель уволилась из прокуратуры. Кексель имела прямую заинтересованность в исходе этого дела», — рассказал адвокат.

При этом он отметил, что сторона защиты хотела бы, чтобы сама Кексель пояснила данные факты.

«Мы хотели бы, чтобы Кексель дала свои комментарии по этому делу. По одной информации она находится в Германии, по другой – в Астане. Тогда еще проще – пусть она из Астаны даст пояснения. Если бы не Кексель, дела Гульныры Мусабаевой бы не было», — добавил адвокат.

Кроме того, он сообщил о процессуальных нарушениях в ходе уголовного дела.

«Досудебное расследование по делу Гульнары Мусабаевой закончено, но уже 2 недели мы ждем, когда нам дадут материалы уголовного дела. Мы хотим привлечь внимание генпрокуратуры, СМИ, правозащитников, общественности по фактам привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновных лиц», — подчеркнул Кунсеркин.

По словам адвоката Серика Айтбаева, дело расследует генеральная прокуратура, то есть вышестоящей инстанции, в которую можно обжаловать ее действия, нет. Кроме того, за это время сменилось уже три генеральных прокурора и все заявляют, что в этом уголовном деле все законно, несмотря на то, что прошли все сроки привлечения к ответственности, и нет заявления от организации выдавшей якобы незаконный кредит.

В свою очередь сестра Мусабаевой Жанна Мусабаева сообщила о фактах давления на членов семьи подозреваемой.

«Каждый месяц нам продлевают сроки расследования. У нас больная мама, которая проживает с Гульнарой, у Гульнары 11-летняя дочка. Суд не обращает внимание на все эти доводы. Восьмой месяц она уже содержится под стражей. Я считаю, что обвинение является незаконным от начала и до конца. Я много советовалась с адвокатами, все говорят, что здесь нет состава преступления. С меня и старшей сестры взяли подписку о неразглашении, сделали свидетелями, чтобы мы не могли ее посещать. Мать не может ее посещать. Это очень жестокое наказание. Дочка постоянно плачет, ищет маму. У нас никогда не было проблем с уголовной ответственностью, мы просто ужаснулись беспределу – за нами были слежки, давление, постоянные угрозы и шантаж. Я поняла, что права граждан при уголовном преследовании совершенно не защищены», — рассказала сестра.

Также о нарушениях заявила другая подозреваемая по этому делу Асем Смагулова.

«С ноября месяца на меня оказывают давление, чтобы я дала показания против мужа Мусабаевой. Мне вменяют продажу одного из объектов недвижимости Мусабаевой и ее мужу. Якобы они купили ее на кредитные средства. Мне, как простому человеку, абсолютно все равно из какого кармана взялись деньги. Дело велось с откровенным обвинительным уклоном, идет откровенный оговор, идет откровенная фальсификация при каждой очной ставке. У меня сохранились все документы, подтверждающие мою невиновность, но ни в одном из томов дела, переданных на экспертизу и на аудит, я этих документов не увидела. Есть доказательства полной моей невиновности, есть все доказательства невиновности Гульнары Мусабаевой», — сказала она.

Как пояснил Жан Кунсеркин, уголовное дело было возбуждено в 2016 году в отношении «Казкоммерцбанка» по факту незаконной выдачи заведомо безвозвратного кредита.

«Дело то приостанавливали, то прекращали. В результате должностные лица «Казкоммерцбанка» ушли от ответственности. Одной из фигурантов была Нина Жусупова, которая сейчас проживает в Швейцарии. Виновным назначили ТОО «Алгабас девелопмент», который якобы получил тот кредит. Называется сумма в $440 млн, и меньше называется, следственная группа сама не очень понимает. Кредит был выдан на строительство транспортной развязки на Сейфуллина – аль-Фараби и Сейфуллина – Тимирязева. Сам проект был социальным, некоммерческим и не прибыльным. Данные комплексы были построены, частные дома были снесены, построены развязки. ТОО «Алгабас девелопмент» подарил безвозмездно данное имущество в пользу Алматы. В обмен город выделил земельный участок с правом долгосрочной аренды. Сумма по кредиту была взыскана с ТОО «Алгабас девелопмент» со всеми пенями, со всеми процентами. Тем не менее привлекают Гульнару Мусабаеву, которая должностным лицом в этом ТОО не являлась, по статье хищение вверенного имущества», — пояснил он.

Напомним, 23 мая 2019 года МИА «КазТАГ» сообщило о том, что возглавлявшая ранее службу специальных прокуроров генпрокуратуры РК Олеся Кексель перестала работать в надзорном органе. Информацию корреспонденту агентства подтвердили в call-центре ведомства после того, как в социальных сетях было распространено сообщение, в котором говорится о том, что Кексель покинула Казахстан. В распространяемом сообщении она называлась «протеже» сенатора Кайрата Кожамжарова.

Авторы сообщения отмечали, что Кексель «возглавляла следственную группу по делу бывшего премьер-министра Серика Ахметова».

«После окончания следствия у Кексель начался стремительный взлет по карьерной лестнице», — было сказано в сообщении.

Кексель в январе 2018 года была назначена руководителем службы специальных прокуроров генпрокуратуры РК, а до этого занимала пост заместителя руководителя следственного департамента Национального бюро по противодействию коррупции. Помимо дела экс-премьера Ахметова, Кексель возглавляла следственную группу по делу бывшего министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева, который в итоге был приговорен к 10 годам лишения свободы.

Кожамжаров стал депутатом сената в марте, до этого он с декабря 2017 года был генеральным прокурором Казахстана. Ранее он занимал должности председателя агентства РК по делам госслужбы и противодействию коррупции.

Отметим, что МИА «КазТАГ» ранее обращалось в генеральную прокуратуру с просьбой подтвердить уход Кексель, однако указанное ведомство официально на обращения редакции не ответило. 27 мая 2019 года журналистам агентства удалось подтвердить уход возглавлявшего службу уголовного преследования Талгата Татубаева из генпрокуратуры.

Новости партнеров

Загрузка...