Корпус “А” с невозможностью сказать “Б”

Вероятность выйти на управленческую авансцену у чиновников корпуса “А” как у турецких “запасных” принцев периода Османской империи

Последние кадровые перестановке на правящем олимпе Казахстана продемонстрировали невостребованность корпуса “А”, хотя там собран цвет управленцев государственного аппарата. Причина в том, что в современном механизме управления страной чиновники данного корпуса выступают в качестве запасного колеса, нечто вроде космонавтов-дублеров, которые не нужны, пока все развивается в штатном режиме. Беда в том, что если корпус “А” получит реальную возможность проявить себя, то нет гарантий получения от их работы пользы.

В современном механизме управления страной чиновники данного корпуса выступают в качестве запасного колеса, нечто вроде космонавтов-дублеров, которые не нужны, пока все развивается в штатном режиме

Корпус “А” при всей строгости и многоуровневости отбора в него полувысших бюрократов предстает искусственным образованием. Сначала тест на знание законодательства, потом испытания на определение уровня личностных и управленческих компетенций (этичность, коммуникативность, ориентация на качество и результат). Затем таблица Равена и “Казтест” (знание государственного языка), потом собеседование с топ-практиками государственного управления. Дальше заветное зачисление в корпус “А”, семинары и курсы повышения квалификации под присмотром экс-премьера Великобритании Тони Блэра и ожидания, ожидания, ожидания…

Отставка правительства Серика Ахметова и возвращение в кресло премьер-министра Карима Масимова никакой свежей управленческой крови из корпуса “А” не привлекла. В ходу все та же колода привычных лиц, которая с годами становится лишь тоньше. Таким образом, стало ясно, что даже смена правительства не является ситуацией, при которой востребован корпус “А” – без него все обходятся. А какие должны произойти события, чтобы из высшего кадрового резерва попасть в правящую элиту?

Невольно возникает ассоциация с Османской империей и тамошними верховными правящими кадрами. Итак, закон XIV века гласит: “После того как Аллах дарует одному из сыновей султанат, следует ради сохранения порядка умертвить его братьев”. В силу того, что турецкие султаны практиковали гаремы, братьев от различных жен отца у них имелось в изобилии. По процедуре их душили тетивой от лука, ибо это считалось почетно (не какой-нибудь банальный кинжал в сердце). Однако правители тоже смертны и смертны внезапно. Когда Османская империя столкнулась с дефицитом принцев крови – подход поменяли. Запасных наследников престола держали в специальной башне-клетке до востребования.

Далеко не все “запасные” принцы, проведя десятилетия жизни взаперти, могли себя хорошо проявить на султанском троне. Хорошо, когда под рукой оказывался толковый великий визирь или фаворит, а обычно такие правители, не обладающие необходимыми знаниями в деле государственного управления, империи больше вредили, чем помогали. Вот и корпус “А”, куда могут попасть интеллектуалы без всякого опыта работы на государственной службе, сильно похож на оранжерею. Поэтому остается гадать, как поведут себя “цветы”, высаженные в экстренной ситуации из теплицы в степь. Знание законов – это хорошо, но кто их в реальной жизни соблюдает? Как на встрече с авторитетным криминалитетом демонстрировать высокий уровень корпоративной культуры? К чему это приведет?

Пока корпус “А” выступает в качестве декорации к системе государственного управления. Своего рода витрина бюрократии. На ней все сплошь откалиброванные под западный административный стандарт, включая способность активизировать информационные потоки. Но вот в реальные процессы включены те, кто проходит по родовитости и состоянию в различных властно-финансовых кланах. На витрину таких не выставляют, зато именно у них реальная власть и полномочия. Законодательство Республики Казахстан такие кадры знают слабо, зато белые пятна в теории надежно компенсируют практической деятельностью. С коррупционными реалиями они тоже знакомы не понаслышке. Если вдруг экстренное развитие событий сведет вместе воспитанных на специальных учебниках членов корпуса “А” и тех, кто от бюрократической сохи, то у теоретиков крайне мало шансов на успех в конкурентной борьбе.

В Казахстане принято уповать на чудо. Из этой же сферы “чудесный” сценарий развития ситуации в стране. По нему в какой-то момент высшее политическое руководство строго говорит: “Амба! С сегодняшнего дня все будет по-новому”. И вот тут корпус “А” выпускают для работы в системе государственного управления, где они все делают в соответствии с нормами законодательства, уважительного отношения к гражданам, нулевой терпимости к коррупции. То есть фактически государственный аппарат переводится на запасные рельсы, которые в общих чертах уже созданы, но по ним ничего не двигается.

Какие вещи могут подвигнуть власть к такому чуду? В первую очередь – это инстинкт самосохранения себя и своих капиталов. Потому что когда во главу угла ставится верховенство закона, то развитие событий можно хотя бы прогнозировать. Разумеется, с предыдущими возможностями получения сверхприбылей правящей элите придется расстаться. Взамен она получит законодательные гарантии прав собственности и надежду на то, что данные правовые нормы будут исполняться.

В последнее время среди комментаторов ЗоныKZ стало популярным ссылаться на произведение Оноре де Бальзака “Гобсек”, где главный герой – “человек-вексель” – олицетворяет собой власть золота и вообще финансовой буржуазии. Знаменитый французский писатель XIX века настойчиво и последовательно обличает жестокие порядки капитализма. Однако указывая на общую социальную несправедливость законов, он не пишет, будто во Франции они не соблюдаются и за вескую взятку в суде или полиции можно решить любую проблему. То есть Казахстану до уровня Франции позапрошлого века в области правопорядка еще далековато. Но если будет принято политическое решение двигаться в этом направлении, то у Астаны есть хотя бы чиновники корпуса “А”, которые теоретически подготовлены к подобному формату работы.

С другой стороны, у любой из конкурирующих властно-финансовых группировок в их современном виде есть соблазн победить в войне всех против всех (один из наиболее “популярных” взглядов на постназарбаевский период) и завладеть львиной долей богатств страны. Поэтому наличие запасной команды в лице чиновников корпуса “А” отнюдь не гарантирует их включения в государственный процесс. В той же Османской империи подавляющее большинство “запасных” принцев из дворца-тюрьмы так и не попадали в “основной” состав.  

В последнее время среди комментаторов ЗоныKZ стало популярным ссылаться на произведение Оноре де Бальзака Гобсек

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...