Когда воротимся мы в Портленд

Что приобретёт и потеряет Казахстан, если евразийские интеграторы доведут дело до создания единого государства?

Какие интересные заметки стали печатать ваши газеты! Вот, например, вовсе не оппозиционный “Мегаполис” опубликовал рассуждения вполне сертифицированного менестреля назарбаевского режима Данияра Ашимбаева на “имперскую” тему. Приведу две цитаты.

1. “Если посмотреть исторически, то казахи добивались больших успехов, будучи в составе какой-то большой империи – Тюркского каганата, его наследников, Союза”.

2. “Мы сами – имперская нация. В наших границах нам тесно. И сейчас возможности возвращаются. Дело в том, как мы ими воспользуемся. А недовольные будут всегда”.

Первый тезис молодого да раннего автора мог бы вызвать нападки со стороны казахских патриотов. Однако автор уже достаточно ловок, чтобы уравновесить его второй частью – как бы задорной, с джигитовкой, но по сути повторяющей и уточняющей тезис №1.

“Тесно в границах” это же, наверно, не о том, чтобы присоединить к Казахстану Астраханскую, Оренбургскую и Саратовскую губернии? А о том, чтобы казахские лётчики опять становились знаменитыми на весь мир космонавтами – например, через полёты на Луну в составе евразийского экипажа. Чтобы московские девушки и юноши снова восторженно узнавали казахских поэтов в ГУМе, как когда-то Олжаса Сулейменова. Хотел ещё добавить в этот список Бауржана Момыш-улы, ставшего Героем Советского Союза и знаменитым советским писателем через военные подвиги под Волоколамском, но задумался. Далеко не всех читателей такая перспектива вдохновляет. Лучше добавлю Розу Рымбаеву.

Когда воротимся мы в Портленд

На сегодняшний день евразийская интеграция продвинулась уже довольно далеко. Есть целый ворох экономических решений, ведутся бесконечные, закрытые для прессы межправительственные переговоры. А главное, судя по некоторым признакам, есть политическая воля высшего руководства, и российского, и казахстанского, на дальнейшее сближение. Путин после Крыма поймал кураж, он хочет славы собирателя земель, разбазаренных предшественниками. А Назарбаев при глубокой интеграции сумеет красиво решить проблему передачи власти. Можно будет спокойно править, не опасаясь, что один из людей ближнего круга обернётся иудой, захочет согнать старого вождя с трона, обездолить его семью (и не понятно будет, кому жаловаться: американцам или китайцам). Нет, в условиях глубокой интеграции Москва спокойно и твёрдо прогарантирует переход власти в нужное время к обдуманно выбранному преемнику. Или обдуманно выбранной преемнице. Путин умеет держать слово. Он выполнил все обещания перед Ельциным и его семьёй. А потом за много лет не сдал прокурорам ни одного вора из своей питерской команды.

На что будет похожа тесная интеграция России и Казахстана, государств с масштабом экономики и населения 10:1? Какие надежды она оправдает и какие опасения подтвердит? Заранее с полной определённостью этого сказать невозможно, однако мы можем посмотреть, по каким лекалам складываются отношения между Кремлём и элитами некоторых национальных республик в составе РФ; эти паттерны, возможно, годятся в качестве приблизительной модели будущих отношений в рамках Евразийского Союза. Тем более, что не я написал в казахстанской газете “Мегаполис” о прошлых успехах казахов в составе империи и возвращении таких возможностей.

Больше всего нам подходит для примера Республика Саха (Якутия). Она, как и Казахстан, обладает гигантскими запасами полезных ископаемых. Там добываются почти все российские алмазы и очень много золота, в недрах огромные запасы урана, каменного угля, нефти. По бескрайним степям Южной Якутии скачут вольные табуны. Территория у якутов даже побольше, чем у Казахстана, правда, основную её часть занимает ледяная пустыня. А населения в республике всего один миллион человек.

Якутия, в отличие, например, от Татарстана и Башкирии, имеет какой-то выход к внешним границам. В 1990 году здешняя элита воспользовалась предложением Ельцина взять “столько независимости, сколько сможете унести” и приняла Декларацию о государственном суверенитете. Как и во многих других национальных образованиях, после распада СССР в Якутии велись разговоры о выходе из состава России. Москва, чтобы задобрить местную элиту, дала ей огромные преференции: республика получила право самостоятельно продавать часть добываемых алмазов и производимого золота и при этом не платить налоги в федеральный бюджет. Якутские начальники и их родственники очень сильно разбогатели. Однако и народу кое-что достаётся. Зарплаты в республике заметно выше среднероссийских (в 2013 году они составили в Якутии 46,2 тысячи рублей на круг против 29,9 по РФ), доход на душу населения тоже очень приличный. Пенсионеры получают в среднем 14 тысяч рублей.

Хотя республика и осталась в составе Российской Федерации, в национальной политике там с начала 90-х шли процессы, чрезвычайно напоминающие то, что происходило в независимом Казахстане. В результате этих процессов многие славяне покинули Якутию. Доля коренного населения в период между переписями 1989 и 2010 г.г. увеличилась с 33,4 процента до 49,9, а процент русских сократился с 50,3 до 37,8. При этом практически весь “командный состав” на всех уровнях сегодня состоит из якутов. Более 90 процентов начальников – “коренные”. Москва закрывает на это глаза. Ей главное, чтобы не было сепаратизма.

В Якутии с населением в половину Новосибирска – полный набор атрибутов независимого государства: президент с администрацией, вице-президент, государственное собрание, председатель правительства с восемью замами, 19 министерств и шесть государственных комитетов.

А теперь скажите мне, что потеряет элита независимой Республики Казахстан, если в результате теперешней хитромудрой интеграции на карте мира появится Республика Казак Елi (подарок недовольным, которые будут всегда) в составе Евразийского Союза, де-факто обладающая примерно теми же правами, что Республика Саха (Якутия)?

Да, она потеряет девичьи грёзы. В пубертатный период мечталось о принце или даже, на современный манер, о том, как хорошо будет жить одной, независимой и дерзкой, а тут довольно скучная партия. И если откровенно – с не очень ясными долгосрочными перспективами. Наши с вами традиционные ценности сегодня не шибко котируются в мире, с западной стороны евразийство подвергается постоянным атакам. Но приобретения тоже изрядны. Например, в кратко- и среднесрочной перспективе наступит геополитическая определённость. В сегодняшней высоко адреналиновой международной обстановке, напоминающей ковбойский салун из вестерна, это дорогого стоит.

Надежды казахстанских “некоренных” на восстановление относительного баланса в кадровой политике, конечно же, не оправдаются. Всё будет как в Якутии. Интересами русских Кремль всегда готов пожертвовать, особенно когда эти интересы входят в противоречие с геополитическими задачами и могут вызвать хотя бы тень напряжённости в отношениях между Москвой с Астаной. И даже не с Астаной, а с целым казахским народом: попробуйте отобрать назад у самого маленького казахского начальника хоть один самый маленький портфель.

А вот продвижение государственного языка на север и восток страны и перевод на него делопроизводства, скорее всего, будут на ближайшие десятилетия приостановлены – к огромному облегчению как русских, так и многих нерусских казахстанцев.

Как вам такие перспективы?

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...