Главные фобии чиновников неконструктивные

Эргофобия – боязнь работы – бич государственного аппарата

Государственный аппарат состоит из людей, а люди подвержены фобиям (страхам). Проблема Казахстана в том, что на государственную службу попадают граждане со стандартным набором этих самых страхов. Например, боязнь работы в списке их фобий явно присутствует, тогда как боязнь воровать – далеко не самое распространенное явление.

Эргофобия – боязнь работы. Невооруженным взглядом видно, что это бич государственного аппарата. С бестолковой работой там еще кое-как уживаются, а вот сделать что-нибудь полезное для страны и общества весьма проблематично. Отсюда и пустые лозунги о том, будто после девальвации всем жителям Казахстана стало лучше. Главное отличие “фобии” от стандартного “страха” в том, что “фобия” – это страх того, чего бояться не нужно, то есть он носит иррациональный характер на уровне психического расстройства. Потому что работа – это совсем не страшно, что государственные аппараты Сингапура, Швеции или Новой Зеландии демонстрируют своим личным примером.

Фобия – это всегда ситуация, которой человек старается избегать. Если это эргофобия, то человек будет избегать работы. Более того, такие кадры постоянно “грузят” тех людей, которым не страшно работать, заставляя доказывать право на труд (для бизнесмена или самозанятого фактически право на жизнь). Вещь объяснимая с медицинской и биологической точек зрения, но совершенно неприемлемая для работы правительства. На государственной службе работы всегда через край, поэтому страдающих эргофобией нужно отсекать от деятельности в государственном аппарате уже на стадии анкетирования. Современные системы тестов позволяют выявлять различные формы социофобии вполне точно.

Социофобия – это что-то вроде общего определения, на манер “семейство кошачьих”, куда эргофобия входит одним из видов кошек. Среди представителей государственного аппарата всевозможных разновидностей социофобов более чем достаточно. Гипенгиофобия – боязнь ответственности – распространена среди чиновников наравне с эргофобией. Человек с гипенгиофобией всячески пытается уйти от ответственных решений, заданий, поручений. Чаще всего это связано со слабоволием при выраженной боязни совершить ошибку. Страх ошибки приводит к отказу за нее отвечать.

Тревога возникает в ситуациях, когда есть вероятность подвергнуться осуждению. Само собой разумеется, что в работе органов государственного управления имеется бесчисленное множество решений, за которые чиновников осуждают. За страхом ответственности стоит отсутствие базового доверия к миру, которое выражается в гипенгиофобии. Эксперты считают, что основной причиной данного заболевания выступает воспитание – влияние родительских запретов, приводящих к формированию уже у взрослого человека мыслей о своей неспособности занять зрелую ответственную позицию. Если принять во внимание, как много детей из чиновничьих династий занимает руководящие посты на государственной службе, то массовая боязнь принимать на себя ответственность вполне логичный и закономерный результат подобного порядка вещей.

Социофобия в обобщенном виде – это боязнь общества, контактов, оценки окружающими. Поэтому в формат избегания органично легло решение о заседаниях правительства в закрытом для прессы режиме. В этом отражается целый букет всевозможных фобий: от гелотофобии (страх оказаться объектом юмора, насмешек) до скопофобии (боязнь пристального разглядывания другими). Поэтому в Казахстане с треском проваливаются всевозможные общественные советы хоть при правоохранительных органах, хоть при акиматах – чиновники панически боятся любых проявлений прозрачности в своей работе.

Один из самых древних страхов, описанных еще в Древнем Риме – это агорафобия (страх открытых пространств, толпы, боязнь не вернуться домой). В качестве безопасного места такими людьми воспринимался собственный дом – некая замкнутость. Когда рассматриваешь высоту заборов у особняков чиновников (обычно вровень с окнами второго этажа), то проявление агорафобии выступает во всей своей красе. Прицепом это тянет за собой антропофобию – боязнь людей или компании людей. Поэтому стоит перед органами государственного управления собраться хоть пенсионерам, хоть декретницам – сразу вызываются усиленные наряды полиции. Для проведения митингов или каких других публичных массовых акций протеста придумана такая муторная система разрешений, что за их санкционированное проведение люди берутся лишь тогда, когда реально терпеть уже невозможно.

А еще среди чиновников массово встречается логофобия (вербофобия) – страх говорить публично или с незнакомыми людьми. Поэтому они либо не ходят на всевозможные круглые столы, либо упорно на них молчат или несут такую чушь, что все подозрения насчет социофобов в государственном аппарате рассеиваются. Сомнений не остается – там их полно.

Присутствует важная деталь: у богатых и бедных разные страхи. Поэтому чиновники вечно транслируют фобии, которые мало затрагивают их бедных (в материальном плане) соотечественников. Богатые боятся войн и всего того, что может привести к потере собственности. Бедные тем временем боятся безработицы и голода, тогда как всевозможные катаклизмы пугают их не так сильно. Таким образом взаимное непонимание еще больше усиливается.

Не все фобии с точки зрения государственной службы вредные. Например, клептофобия – боязнь воровства (не путать с клептоманией – профессиональным заболеванием у представителей некоторых профессий). Клептофобия имеет две стороны: первая – боязнь быть обворованным, вторая – страх того, что сам можешь украсть. Вот людей со вторым видом клептофобии в государственном аппарате хотелось бы как можно больше.

Ну а что касается чиновников с различными неконструктивными проявлениями фобий, то к ним видятся два главных подхода – лечить и изгонять. Здесь должна быть государственная политическая воля. Потому что не каждому чиновнику мешает жить, к примеру, децидофобия – боязнь принимать решения. Однако такой человек на руководящем посту мешает обществу, поскольку вопросы нужно решать и желательно по закону. Ну а к эргофобам самое пристальное внимание, ведь любую работу нужно делать хорошо – плохо само получится. Социофобию не просто так называют “болезнь упущенных возможностей”.

Эргофобия – боязнь работы – бич государственного аппарата

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...