Владимир Жириновский: Русские должны перестать быть разделенным народом и должны жить в рамках одного государства – если у них есть на это желание. Потому что если нет желания, то бесполезно их затягивать

Я всё ждал, когда казахстанские журналисты возьмут интервью у Владимира Вольфовича. Потому что это ведь неправильно: в российской политике есть яркое явление под названием Жириновский. Оно имеет прямое отношение к Алма-Ате, Назарбаеву, русскому вопросу в Казахстане. Но для вашей прессы феномен Жириновского будто не существует или помещается на Марсе… мне организовали беседу с Жириновским, только попросили по возможности во время разговора его не перебивать. Я почти не перебивал

Я всё ждал, когда казахстанские журналисты возьмут интервью у Владимира Вольфовича. Потому что это ведь неправильно: в российской политике есть яркое явление под названием Жириновский. Оно имеет прямое отношение к Алма-Ате, Назарбаеву, русскому вопросу в Казахстане. Но для вашей прессы феномен Жириновского будто не существует или помещается на Марсе. Между тем человек живёт в Москве, ярко выступает в Государственной Думе и по телевизору, и вообще, если разобраться, он никак не менее респектабельный политик, чем, например, Кажегельдин (только, в отличие от него, не приговаривался к 10 годам колонии за коррупцию) или чем Ходорковский.

Шли годы, никто из ваших к Владимиру Вольфовичу не ехал. Наверно, боялись большого казахстанского начальства. Или опасались, что страшный Жириновский однозначно обругает подонками за неправильные вопросы и соком плеснёт. В общем, ничего не дождавшись, я спросил у Юрия Михайловича Мизинова: готов ли он публиковать на “зоне” интервью с Жириновским? Мизинов ответил, что готов. После этого я стал перезваниваться и обмениваться смс с пресс-службой лидера ЛДПР. Через некоторое время без особенных сложностей мне организовали беседу с Жириновским, только попросили по возможности во время разговора его не перебивать. Я почти не перебивал.

Русские должны перестать быть разделенным народом и должны жить в рамках одного государства

***

— Владимир Вольфович, когда Вы в последний раз были на родине, в Алма-Ате?

— Последний раз я был в Алма-Ате в 2006 году летом. По случаю юбилея (мне тогда исполнилось 60 лет) решил посмотреть родные места. Город очень люблю, потому что в нем родился, и там прошло все детство. У меня как раз в этом году еще один юбилей: 3 июля 1964 года, ровно 50 лет назад, я уехал из Алма-Аты в Москву.

— Сейчас вы почти каждый день участвуете в обсуждении российско-украинских проблем на ведущих федеральных телеканалах. Как бы вы объяснили казахстанским читателям в нескольких предложениях – что происходит на юго-востоке Украины?

— На юго-востоке Украины ведут борьбу граждане, которые не хотят жить под киевской властью. Они хотят жить или в самостоятельных республиках, как Луганская народная, Донецкая народная, может быть будет Харьковская, Одесская и так далее, или входить в состав России. Поскольку Украине не удалось развивать равномерно все регионы. Вся политика была направлена против русских: запрещали русский язык, закрывали русские школы. Так что была дискриминация, и она отторгла население юго-востока от киевской власти. Ну и беспредел коррупции, олигархи, все разворовывается. И если взять Крым, они вообще Крымом не занимались. Забросили его. Там все было в самом таком худшем положении. Поскольку они, видимо, не предполагали, что Крым долго останется в границах Украины.

— Как думаете, что будет дальше с российско-украинскими отношениями и с государством Украина? Возьмётесь просчитать три варианта развития событий: драматический, оптимистический и реалистический?

— Ну, российско-украинские отношения будут иметь все равно какой-то формат. Но США, некоторые страны Запада, ставят задачу из Украины сделать Польшу-2, чтобы там было слишком жесткое антирусское настроение, и так же население испытывало бы ненависть к России. Поэтому можно считать, что там может быть продолжена гражданская война, как худший вариант, и развал страны на многие отдельные области, республики. Может быть, сохранится Украина в каком-то формате, но долго не протянет все равно, ибо противоречия остаются, и разница между Западной и Восточной Украиной – это очень большая разница, это как две страны. Ну а реалистический сценарий – то, что сегодня происходит, когда еще не очень далеко всё зашло, не очень явная гражданская война, но, тем не менее, силовые акции происходят, и применяется артиллерия, бомбардировки, авиация. Все это чудовищно, поскольку в отношении граждан своей страны киевские власти набросили такие силы.

— Как, по-вашему, ограничится процесс переформатирования границ на постсоветском пространстве Крымом? Вот недавно несколько депутатов российской Госдумы, в том числе от ЛДПР, инициировали уголовное расследование в отношении политиков, разваливших Советский Союз. Если будет доказано, что они преступники, это создаст совершенно новую ситуацию.

— Ну, границы, они не вечные, могут и дальше как-то меняться. Что-то может с Молдавией быть, в Приднестровье, окончательно отделится Карабах и ряд других точек, которые есть на карте постсоветского пространства. Уголовное расследование мы пытаемся возбудить в отношении тех, кто незаконно расчленил страну: это Горбачев, Ельцин. Больше всего даже Ельцин, но он умер. Гайдар тоже умер. Но есть те, кто остались живы еще: Бурбулис, Козырев, те, кто участвовал непосредственно в подписании Беловежских соглашений. Это, конечно, тоже, хотя бы морально, повлияет на граждан, чтобы все понимали, что этот акт был безрассудный, неправовой, аморальный и нанес огромный ущерб всем жителям Советского Союза.

— Положительное решение суда только морально повлияло бы на граждан, или вы рассчитываете на какие-то выводы?

— Может, будут и выводы. Дума в марте 1992 отменила ратификацию Беловежских соглашений. Это автоматически не повлекло воссоздание СССР. О нем никто и не говорит. Но, тем не менее, набор этих документов свидетельствует о том, что здесь много нарушений (я имею в виду 1991 год, Беловежские соглашения). Поэтому вполне возможна окончательная отмена этих соглашений, проведение нового референдума и так далее.

Лучше не забегать вперед и не давать какой-то повод для того, чтобы кто-то чего-то боялся. Пусть всё идет своим путем, пусть граждане сами созреют и сами будут ставить вопросы в повестку дня снизу. А то сверху мы ставили, и референдум 17 марта 1991 года о сохранении СССР народ поддержал, а сверху взяли и нарушили итоги этого референдума.

— В Казахстане сейчас много разговоров по поводу перспектив северных и восточных регионов республики. Выстраиваются всякие сценарии, в том числе панические. Вы, что-то можете на эту тему сказать?

— Ну, я не живу в Северном Казахстане, поэтому пусть сами решают. Если граждане какие-то движения могут создать, какие-то комитеты, какие-то поправки в Конституцию вносить, больше, может быть, прав требовать, какие-то ограничения вводить с точки зрения гонений на русский язык… Может быть, русский язык надо делать вторым государственным. Пусть сами проявляют инициативу, самодеятельность. ЛДПР всегда была против Беловежских соглашений и против той политики, которую проводила Москва с 1917-го года. Особенно с 1953-года, при Хрущеве и Брежневе.

Я уверен, и всегда мы придерживались той линии, что русские должны перестать быть разделенным народом и должны жить в рамках одного государства – если у них есть на это желание. Потому что если нет желания, то бесполезно их затягивать, они будут продолжать жить в тех государствах, в которых они и сегодня живут. Но границы все были искусственные, все они были административные, все они проходили по чужим территориям, с чужим населением. Все это волюнтаризм КПСС, Сталина и Хрущева. Их нет, а эти проблемы остались.

— У одних русских людей, “крымский прецедент” вызывает энтузиазм или надежду, а у других русских людей он вызывает тревогу. Потому что геополитические процессы, причём, не только те, что на “развал”, но и обратные, на “схождение”, проходят по человеческим судьбам. Вот, например, есть ли у вас какая-то информация о том, как сейчас живётся русским в западных, “бандеровских” регионах Украины? Российская пресса ничего о них не пишет. Но это не обязательно означает, что людям живётся терпимо. О русских в Чечне в начале 90-х тоже ничего не писали.

— Я хорошо знаю Западную Украину, много раз там бывал: и в Закарпатье, и в Ивано-Франковске, и в Тернополе, и во Львове, и в Ровно. Там нормально люди живут, особенно в сельской местности. Они практически никак не реагируют на ситуацию в Киеве. У них нет никаких антирусских настроений. Все это провоцируют определенные группировки, руководство “Партии свободы”, “Правый сектор” и всякого рода авантюристы, которые пытаются ссорить людей по географическому, национальному, религиозному принципу. Большинство жителей Западной Украины с удовольствием бы вернулись в состав России, или же создали бы отдельное государство Галичина со столицей Львов. Украинский национализм это все дело интеллигенции. Все это искусственно было создано в свое время.

(Окончание следует)

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...