Почему цены на еду и бензин снова вошли в фазу сейсмической активности

Кто те люди, которые убедили Путина ввести “анти-санкции” и взбаламутили рынок таможенного союза?

Всю прошедшую неделю я посвятил разысканиям на актуальную тему: какие меры принимают российские власти, чтобы остановить рост продовольственных цен. Прояснял я этот вопрос не как публицист-колумнист, а как правильный журналист.

Разница между двумя этими специальностями огромная. Публицистам всё заранее понятно. Им главное покрасивей выразить свою гражданскую позицию. А добросовестные журналисты (нас почти не осталось) настырно и без дураков расследуют, кто на ком стоял и не боятся задавать неудобные вопросы.

Почему цены на еду и бензин растут

В первый день, понедельник, я разбирался с мониторингом. Потому что все говорят – мониторинг! Антимонопольная служба ведёт мониторинг цен! Путин говорит, Медведев, московские городские начальники.

И вот я звоню в Федеральную антимонопольную службу России и прошу дать хоть один пример за последние годы, когда мониторинг закончился выводами о том, что цены на еду повышены необоснованно. И чтобы виноватых наказали. Не обязательно посадили в тюрьму, но хотя бы заставили исправить ценники.

Девушки из пресс-службы ФАС обещали перезвонить, но обманули. И сами перестали отвечать на звонки.

В среду на популярном российском интернет-портале вышла моя заметка. Я написал, что, судя по всему, эти мониторинги – мёртвому припарка. А на следующий день, уж так совпало, начальник профильного управления ФАС, пряча глаза, рассказывал по телевизору, что кроме мониторинга есть другие способы борьбы с завышением цен. Например, губернаторы могут заключать соглашения с теми поставщиками и ритейлерами, которые берут обязательство держать цены в регионе на приемлемом уровне.

А больше что, никаких способов нет? Ведь на Западе, несмотря на рыночную экономику, стоимость товаров массового спроса ещё как регулируют. В США, например, существует довольно сложная, разветвлённая и проверенная в течение многих десятилетий система мер по разбиванию картельных сговоров, по выстраиванию балансов между интересами производителя, переработчика, торговли и покупателя.

Лучшим подтверждением эффективности этой системы служит то обстоятельство, что у них цены не совершают таких головокружительных прыжков, как у нас с вами. Это я вам могу сказать вполне уверенно. Ещё с памятной осени 2010 года, с пятикратного подорожания в России (и, по-моему, в Казахстане тоже) гречки, по моей просьбе несколько бывших россиян время от времени стали переписывать цифры с ценников в супермаркетах американского города Дулут (штат Миннесота, США), немецкого Бремена и израильской Хайфы. Так вот: за четыре года у них там ни один продукт из базового набора (мясо, курица, рыба, молоко, сыр, масло, фрукты и овощи, яйца) существенно не подорожал.

Мне хотелось обсудить зарубежные методы настройки продовольственного рынка с кем-то из российских экспертов. Чтобы не журналист, а доктор экономических наук рассказал читателям об особенностях антитрастового законодательства США.

Но быстро выяснилось, что сегодня в Москве трудно найти такого смелого человека. Одни доктора категорически не хотели хвалить геополитического противника. Другие, наоборот, твёрдо держались той позиции, что у нас в России любые предложения регулировать цены обязательно будут восприняты как призыв к их директивному назначению.

— Да шут с ним, с “у нас”, — добивался я толку от одной дамы, профессора Высшей школы экономики. — Вы скажите: вот в США борются ли с попытками доминировать на рынке? Существует ли у них понятие “справедливая рыночная цена”?

Но дама, как заведённая или хорошо промотивированная Вашингтонским обкомом партии, гнула свою линию: директивного регулирования цен быть не должно.

Наш диспут тоже был опубликован и вызвал оживлённую читательскую полемику.

Следующий мой разговор с экспертом носил довольно брутальный характер. Известный российский медийный персонаж, которого обычно представляют телезрителям как совладельца международной торговой сети и одновременно видного российского патриота, попытался объяснить мне, что в России в продовольственной сфере главная проблема не с производством еды и не с ценами, а с количеством магазинов. Их, мол, остро не хватает. И что производитель у нас жирует, а продавец бедствует.

Мы крепко заспорили и обменялись в конце концов оценочными суждениями “ваш бред уже зашкаливает” и “довольно тупой примитивный пиар”. После этого эксперт заявил, что я перешёл грань дозволенного, и теперь со мной поговорят другие люди. Я спросил, действительно ли бандиты входят в набор пиар-приёмов компании, в которой работает мой собеседник. Он ответил, что я самовлюблённый нарцисс. На том разговор и кончился.

В это время думская фракция КПРФ внесла в Госдуму интересный законопроект. Коммунисты предложили устанавливать предельные ставки наценки товара для всей цепочки — от производства сельхозпродукта до его продажи. Допустим, фермер, продавая заводу молоко, может добавлять к его себестоимости не более 45 процентов, завод – не более 15, торговая сеть – не более 10. То есть наконец-то были предложены внятные правила, некий каркас, на который можно наращивать антимонопольные меры и балансировочные механизмы.

Как водится, прогрессивные издания сразу же осудили коммунистов за то, что они пытаются возродить “совок”, вспомнили директивы ЦК КПСС и даже Северную Корею. Тем не менее, мы интересно поговорили об этом проекте с генеральным директором большого российского агрохолдинга. Этот человек ещё и руководит сектором АПК в российской Общественной палате. В первых числах сентября там обещали собрать производителей молока и мяса и подробно обсудить предложения коммунистов. Но вот уже середина месяца, об этих собраниях ничего не слышно. Скорее всего, проект “замотают”.

В общем, как видите, опять получается российская кеся-меся, ни тпру, ни но, ни два, ни полтора. Лебедь, рак, щука и какой-нибудь Братец Кролик тянут воз в четыре стороны, и он остаётся на месте. Потом проблема сама как-нибудь рассасывается. Но может созреть и так звездануть, что мало никому не покажется.

Я думаю, российские патриоты, которые убедили Путина ввести “анти-санкции”, совсем не глупые люди. Они ожидали именно такого развития событий. И вот население в очередной раз паникует и начинает сметать с прилавков товары, цены взлетают, ФАС и правительство рассказывают россиянам на ночь сказку про мониторинг, эксперты бормочут всяк своё, а миллиардеры-государственники бешено молотят бабки.

В Казахстане очередное подорожание товаров массового спроса в этот раз началось с другого конца – с бензина. Его в вашей нефтяной державе почему-то опять не хватает. Интересно, как это вышло. Уже третий десяток лет проклятые колонизаторы не мучают свободолюбивый казахский народ, Москва не диктует свои правила. А нефтеперерабатывающих заводов казахи до сих пор не построили.

Я думаю, тут нет глубокой интриги. Заводов не построили просто от лени. По той же причине в России всё никак не разовьют сельское хозяйство. И вот если в такой ненадёжной ситуации кто-нибудь качнёт баланс спроса и предложения, то опять начинаются русско-казахские горки: народ в тревоге, ценники переписываются еженедельно, большие парни рубят и рубят капусту. А через некоторое время выясняется, что и бензина в Казахстане хоть залейся, и мясом-маслом-сыром Россию замечательно и недорого обеспечивают Аргентина, Бразилия и Белоруссия. В общем, жизнь продолжается.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...