№2 или №1? Казахстанки пересматривают список партнеров

По данным сентябрьского опроса 1197 женщин и 456 мужчин из всех областных центров Казахстана, проведенного бюро экспресс-мониторинга DEMOSCOPE при центре журналистики MediaNet, Китай считают наиболее перспективным направлением сотрудничества в торговле 43% казахстанцев. Их мнение соответствует официальной статистике частично. Основными покупателями казахстанской продукции в январе-августе, по данным статкомитета министерства национальной экономики, были Италия – 22% всего экспорта, Китай – 13% и Нидерланды - 11%, а продавали Казахстану свои товары Россия – 33%, Китай – 18% и Германия – 6%. Китай для Казахстана – экспортер и импортер №2

Опрос по соотношению женщин и мужчин не отражает структуру населения, но мнение большинства женщин по-своему интересно. Они сочли Китай парнером №1 для Казахстана. И оказались правы – эксперты считают также. Страны СНГ менее хороши для торгового партнерства, чем Китай. За них проголосовало — 12% опрошенных.

Казахстанки пересматривают список партнеров

Уран в обмен на лапшу

Легкой промышленности в Казахстане почти нет. Часть предприятий, в том числе таких крупных как алматинский хлопчато-бумажный комбинат, производивший сатин, ситец, бязь, разорились. Другие как-то перепрофилировались. У Казахстана нет своей обувной промышленности. Это все поставляется из Китая. В “живых”, разве-что категория “чулочно-носочные изделия”. Но и там большая доля сырья и оборудования — импортные.

Этикетка для казахстанского потребителя всегда была мерилом успеха. Еще лет пятнадцать назад бирки “Made in France”, “Made in Italy” на одежде априори означали качественную брендовую вещь. Теперь их можно найти разве что на костюме за $3 тысячи или не менее дешевых ботинках известного итальянского дизайнера. Остальные граждане одеваются в “Made in China”. Все давно смирились: модная одежда стала доступнее, и это главное.

К 2015 году планируется увеличить объем торговли между странами до $40 млрд. А сейчас в Китай уходит наше сырье: десятая часть казахстанской нефти, две трети урана, прокат черных и цветных металлов, металлолом, кожсырье, хлопок-сырец, шерсть, мука, макароны, масло-жировые продукты, мед. Казахстан ведет переговоры по поставке молочной продукции.

Проверить правдивость этой невеселой картины ZONA.KZ решила у специалиста по Китаю, профессора Константина Сыроежкина.

— Казахстан реально все больше становиться поставщиком сырья в КНР, а Китай — поставщиком в регион готовой продукции?

— Да, это так. Однако, Казахстан здесь не уникален. Аналогично складывается ситуация и в других государств региона, и даже в России. Проблема проста, кроме сырья, нам нечего предложить “мировой фабрике”. Более того, даже если мы начнем выпуск промышленных товаров, на китайском рынке они будут неконкурентоспособными в силу своей высокой цены. Не забывайте о том, что в Китае, не смотря на существенный рост оплаты труда, она остается на очень низком уровне.

Китай — глобальная торговая держава

Года 4 назад я видела, как выходили из микроавтобуса и, громко переговариваясь, заходили в недавно купленный или арендованный бывший офис Народного банка китайцы: все в черных брюках и белых рубашках с закатанными рукавами. Солдаты. И в этом году на молодежном форуме ШОС в Белокурихе, общаясь, убедилась: они люто рвутся зарабатывать. Китайских специалистов у нас, похоже, становиться все больше.

— Константин Львович, присутствие китайских компаний, торговцев, в Казахстане растет? А казахстанские компании по-прежнему практически не выходят в Китай?

— Ответ на первый вопрос очевиден, и опять же в силу того, что Китай является не только “мировой фабрикой”, но и основа его стратегии заключается в превращении в глобальную торговую державу. Хотя, с моей точки зрения, эту задачу он уже решил.

Наши компании в Китае есть. Но только в тех отраслях, где Китай заинтересован в сотрудничестве. Хотя, опять же нужно отметить, что каких-то запретов по выходу на китайский рынок для наших компаний нет. Вопрос в другом, можем ли мы предложить интересный для Китая проект. Как говорится, ничего личного, просто бизнес.

— Вопрос, которым задаются простые граждане. Китай проводит экономическую экспансию в Казахстан?

— Таких целей нет. Я вообще против термина “экономическая экспансия”. Если посмотреть на общую статистику иностранного присутствия в Казахстане, в том числе — в нефтегазовом секторе, то Китай — далеко не лидер. Корректнее употреблять термин “торговая экспансия”, которая, как я говорил, практически состоялась.

Нужно не опасаться, а правильно структурировать

Точку зрения г-на Сыроежкина о партнерстве с Китаем, только в финансовом секторе, похоже, во многом разделяет экс-глава Нацбанка Казахстана Григорий Марченко. Казахстану и России надо развивать интеграцию в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), считает он. “Более правильная модель интеграции — это не Россия, Беларусь, Казахстан плюс некоторые заинтересованные небольшие государства, а правильнее ее развивать в рамках ШОС. То есть Россия, Китай, страны Центральной Азии, плюс Беларусь, плюс Монголия, и вот обсуждается вопрос о вступлении в ШОС Индии и Пакистана”, — сказал он в интервью телеканалу “Россия 24” в среду.

Он считает многосторонний формат с участием трех больших государств: России, Китая и Индии, имеющим ряд преимуществ. В таком формате оптимальной валютой, в том числе — региональной, может быть гонконгский доллар. Это — другая валюта (не доллар США), но она с 1988 года привязана к американскому доллару. В Гонконге есть независимый центральный банк по принципу валютного комитета, независимая судебная система с английским правом.

Г-н Марченко напомнил, что Казахстан еще летом 2012 года предлагал создание банка ШОС на базе ЕАБР, однако Россия вопрос блокировала. “Эта конструкция – создание банка ШОС на базе ЕАБР, она уже поддерживается российскими властями, но это пока еще не произошло, мы потеряли два с половиной года”, — сожалеет Марченко. Нужно этого не опасаться, а правильно структурировать, — полагает он. “Когда эту тему обсуждали, мы говорили, пожалуйста, в рамках этого банка можно учесть интересы России, пусть будет квота 25% или 33%, чтобы эти деньги вкладывались именно на территории России, или по каким-то крупным проектам, чтобы у Российской Федерации было право вето”, — напомнил экс-глава Нацбанка Казахстана.

“Сейчас в Индии произошла смена правительства, если Россия и Китай смогут привлечь Индию в ШОС и развивать эту многостороннюю интеграцию, то это будет одна модель развития, а если Индию уговорят на другие, скажем так, схемы сотрудничества, то потом это будет сделать невозможно. Если сейчас эту историческую возможность правильно использовать, то все от этого выиграют”, — считает Марченко.

… Да, учитывая, что китайские банки крайне консервативны в своей кредитной политике и, как правило, выдают займы под проекты с участием китайских же компаний или для приобретения китайских товаров, лучше иметь общий банк.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...