Нацбанк: не стреляйте в пианиста – он играет, как умеет

Вот уже год прошел с момента назначения председателем Национального банка Кайрата Келимбетова. Будучи хорошо зарекомендовавшим себя в глазах президента управленцем, Кайрат Нематович, возможно, являлся хорошей кандидатурой на пост руководителя какого-либо структурного фонда или министерства. То есть места, где ничего делать не надо, и этого никто даже и не заметит. Однако, судя по прошедшему году, пост главы Нацбанка не для него…

20 октября. КазТАГ – Игорь Киндоп. Вот уже год прошел с момента назначения председателем Национального банка Кайрата Келимбетова. Будучи хорошо зарекомендовавшим себя в глазах президента управленцем, Кайрат Нематович, возможно, являлся хорошей кандидатурой на пост руководителя какого-либо структурного фонда или министерства. То есть места, где ничего делать не надо, и этого никто даже и не заметит. Однако, судя по прошедшему году, пост главы Нацбанка не для него, сообщает экономический обозреватель КазТАГ, проходящий обучение в одном из немецких университетов.

Гражданам страны не надо надеяться на предупреждения о девальвации

Цель – возглавить и регулировать под государство

По всей видимости, точнее по инициативам 2012-2013 гг., стать председателем Национального банка было целью Келимбетова. Ведь не зря именно ему приписывают уничтожение целой отрасли достаточно конкурентных пенсионных фондов через голову прежнего председателя. А внезапное воссоединение АФН и Нацбанка также приписывается идеям и влиянию на астанинских чиновников нового председателя. То есть он уже давно и систематически влияет на финансовый сектор Казахстана в сторону его огосударствления.

Тут стоить вспомнить, что разделение Нацбанка преследовало цели увеличения эффективности и независимости банковского и финансового надзора от целей стратегического денежно-кредитного регулирования. Воссоединенный Нацбанк стал гигантским и неповоротливым макрорегулятором. Более того, объединение всех пенсионных фондов под одной крышей и создание ЕНПФ под эгидой Нацбанка породило явный конфликт интересов, когда вопросы управления пенсионными активами решаются одновременно с вопросами регулирования объектов, куда осуществляется инвестирование пенсионных активов.

Однако командование центральным банком – это не столько и не только осуществление регулирования и надзора за деятельностью финансовых организаций, а проведение взвешенной и адекватной денежно-кредитной политики (ДКП). Согласно закону “О Национальном банке”, мандатом Нацбанка является, в первую очередь, обеспечение стабильности цен. Это означает достижение и поддержание оптимального уровня инфляции с целью максимизации благосостояния всего общества. Тем временем поступающая статистика отнюдь не убеждает в том, что проблемой инфляции кто-то обеспокоен.

За последний год наименьшее значение годовой инфляции наблюдалось в январе – 4,5%. Затем произошла девальвация, и после этого темп роста цен ежемесячно ускорялся, достигнув на конец сентября 7,4%. В первую очередь это было вызвано девальвацией тенге, а уже затем повлиял импорт инфляции из России. О целесообразности проведенной в феврале девальвации можно спорить долго, но интересным стало одновременное повышение экспортной пошлины на нефть – как будто выпавшие доходы нефтяников от увеличения налогообложения были обговорены и компенсированы снижением долларовой себестоимости производства. Последовавшие объяснения главы Нацбанка о процедуре проведения операции несколько позабавили всю страну.

Ключевым отличием девальвации 2014 года от девальвации 2009 года стал международный инфляционный фон. В 2009 году мировая экономика находилась в кризисе, и падение спроса привело к снижению цен на большинстве рынков и как следствие – падению ценовой конкурентоспособности казахстанских товаров на фоне жесткого курса тенге. Таким образом, девальвация и резкий рост относительных цен на импорт не привели к росту инфляции, так как были компенсированы их предварительным и последующим снижением. В 2014 году девальвация произошла на фоне растущих или стабильных цен на мировых рынках сырья и продовольствия.

Как завозить итальянские макароны в Казахстан

Это привело к росту стоимости импорта в Казахстан и, очевидно, к росту потребительских цен, так как мы являемся открытой экономикой с высокой зависимостью от импорта. Таким образом, февральская девальвация стала причиной продолжающегося ускорения инфляции в стране. Удорожание ГСМ, которое произошло в августе, без сомнения, приведет к росту цен на все товары – очередному фактору инфляции в следующие полгода.

Значение инфляции важно не только потому, что зарплаты и сбережения казахстанцев обесцениваются быстрее, но и потому, что растущая инфляция приведет к новой девальвации тенге – повторяющимся и усиливающимся циклам снижения покупательской способности национальной валюты. Представьте ситуацию, что в Италии и Казахстане пачка макарон стоит 50 центов или 100 тенге при инфляции 1% и 10% соответственно. Через год итальянские макароны будут стоить 101 тенге, а казахстанские – 110. Еще через год – 102 и 121 соответственно.

Так как качество товаров одинаковое, то возникает такое экономическое явление, как арбитраж – итальянские макароны начинают возить в Казахстан и продавать дешевле местных. Как только это явление становится повсеместным, Нацбанк объявляет о девальвации тенге до 300 тенге за евро, и итальянские макароны стоят уже 150 тенге. Это явление называется паритет покупательской стоимости. Ускорение инфляции и соблюдение паритета покупательской способности ведет к приближению очередной девальвации, потому что курс тенге является фиксированным к иностранным валютам.

Национальный банк отчитывается об улучшении платежного баланса после каждой осуществленной девальвации. Однако это улучшение лишь временное, так как после повышения курса страна вынуждена оплачивать возросшую стоимость импорта еще большим объемом экспортной выручки и оплачивать тонну импортного мяса уже не одной тонной нефти, а двумя. Происходит ухудшение “условий торговли” – и это опять ведет к росту инфляции внутри страны и приближению новой девальвации, а также ухудшению качества платежного баланса.

Наконец, рост инфляции напрямую влияет на цели и задачи правительства по обеспечению экономического роста. Само “обеспечение экономического роста”, как оно осуществляется, ведет к стимулированию инфляционных процессов, поскольку происходит на фоне чрезмерно стимулирующего кредитования. Столь активная ДКП ведет к перегреву экономики и расширению инфляционного давления. Это ведет к снижению покупательной способности денег и снижению динамики ВВП. Ряд исследований показывают, что среднесрочное повышение инфляции на 2% ведет к сокращению ВВП или как минимум потребления в экономике на 1%. То есть ускорение инфляции пожирает экономику.

Плавающий курс тенге – абсолютная утопия

Денежно-кредитная политика является ключевым аспектом деятельности Национального банка в соответствии с законодательством. Регулятор вплоть до 2013 года ежегодно выпускал “Основные направления денежно-кредитной политики” (ОНДКП) на будущий год. К сожалению, под руководством К.Келимбетова Нацбанк не выпустил подобного документа на 2014 год. Это выглядит особенно странно после того, как в пресс-релизе, оправдывающем февральскую девальвацию, было заявлено: “(…) для создания базовых предпосылок для снижения инфляции до 3-4% в среднесрочной перспективе НБК планирует перейти к инфляционному таргетированию, что предполагает отход от жесткого регулирования обменного курса”.

В этом заявлении Национальный банк сообщает, что в течение пяти лет целью его деятельности является сокращение инфляции до 4%, введение свободно плавающего курса тенге и переход к формированию прозрачной денежно-кредитной политики, основанной на формировании ожиданий игроков. При таком заявлении очень интересно узнать, каким образом Нацбанк собирается реализовать данный пассаж. Ни одному председателю Национального банка не удалось системно снизить инфляцию до 4% и ввести свободный обменный курс в условиях экономической экспансии, несмотря на планы и заявления. А про свободно плавающий обменный курс и говорить нечего – с текущей структурой экономики это абсолютная утопия. Но тем не менее механизм реализации стратегии, если он существует, должен быть описан в неопубликованном документе.

Вообще стремление к политике инфляционного таргетирования было впервые сформулировано в ОНДКП на 2001 год. Примерно к 2005 году Нацбанк разработал концептуальные подходы ДКП под инфляционным таргетированием. Более того, моделирование деятельности Нацбанка показывает, что в период 2001-2008 гг. им осуществлялась деятельность, повторяющая основные принципы стратегии инфляционного таргетирования. А одной из предпосылок пузыря в недвижимости 2007-го, кризиса 2008-го и девальвации 2009-го года стала именно эта “слепая” приверженность квази-политике инфляционного таргетирования в условиях несвободного обменного курса.

Растущая инфляция уже входит в противоречие с данным заявлением. Тактика удержания валютного курса, которая сегодня не допускает колебаний тенге относительно доллара, также противоречит сделанному выше программному заявлению. Более того, поддержание нулевой динамики курса тенге, скорее всего, ведет к чрезмерным интервенциям Национального банка и как следствие – потерям в валютных резервах. А происходящее удорожание тенге на фоне ослабления исторически более сильного рубля к доллару кажется сюрреалистическим. Единственное объяснение этому – иррациональное желание главы Нацбанка оправдать свое заявление месячной давности о большом потенциале укрепления тенге.

Снижение курса рубля, падение цены на нефть, чрезмерные интервенции, ухудшение положения отечественных производителей, ухудшение платежного баланса – все это уже не один раз называлось причинами девальвации казахстанской валюты. Сегодня мы наблюдаем все эти процессы опять. Вероятно, главе Нацбанка надо было заниматься ДКП, а не играть в банковское регулирование, для того чтобы снизить уязвимость экономики перед кредитными и инфляционными рисками. Если правительство будет придерживаться политики недиверсификации и дальше, мы увидим 200 и даже 300 тенге за доллар достаточно скоро. А девальвация с инфляцией превратятся в ужасающую повторяющуюся карусель, пожирающую саму себя и нас с вами.

В такой скверно обрисованной атмосфере важнейшим способом борьбы с экономическими проблемами должен стать профессионализм и опыт. Но для этого не следует менять коллектив Нацбанка, а стремиться повышать их компетенцию и профессионализм всеми способами и вне зависимости от времени нахождения в кресле председателя. А гражданам страны не надо надеяться на предупреждения о девальвации.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...