Сансызбай Жолдасбаев: В Казахстане появится свой нобелевский лауреат

Казахстан обладает достаточным научным потенциалом для того, чтобы уже в недалеком будущем в нашей стране появился свой нобелевский лауреат. Однако для этого казахстанские ученые должны изучать английский язык, активно пользоваться международными научными базами данных и интегрироваться в мировую науку, считает председатель комитета науки министерства образования и науки РК

Алматы. 27 октября. КазТАГ – Мадина Алимханова. Казахстан обладает достаточным научным потенциалом для того, чтобы уже в недалеком будущем в нашей стране появился свой нобелевский лауреат. Однако для этого казахстанские ученые должны изучать английский язык, активно пользоваться международными научными базами данных и интегрироваться в мировую науку, считает председатель комитета науки министерства образования и науки РК Сансызбай Жолдасбаев.

Интервью Сансызбай Жолдасбаев

***

— Сансызбай Илиусизович, имеют ли казахстанские вузы и институты возможность пользоваться крупнейшими международными научными базами данных?

— Впервые по прямому поручению главы государства в 2011 году мы получили национальную лицензию на подключение к мировым научным базам данных. И вот с 2011 года все наши академические и научные организации имеют бесплатный (акцентирую на этом внимание — бесплатный) доступ к базам данных ведущих авторитетных мировых провайдеров: Web of Knowledge, Scopus и Science Direct, в которых содержится около 95% всех мировых научных статей.

С 2011 по 2014 год резко повысилась цитируемость и количество статей, которые казахстанские ученые начали публиковать в высокорейтинговых мировых научных изданиях. Это говорит о том, что наши казахстанские ученые стали больше вовлекаться в мировую науку, их стали больше цитировать и что у казахстанской науки очень большой потенциал, который надо в дальнейшем обязательно использовать.

— Научные учреждения были оповещены о возможности этого бесплатного доступа и о том, как его осуществить?

— Да. Одним из условий, когда мы брали национальную подписку у провайдеров, было бесплатное подключение всех организаций, список которых мы предоставили, и естественно, у всех наших научных учреждений сегодня есть возможность пользоваться этими ресурсами.

Другой вопрос, как они этим пользуются. Только немного, более 40 научных учреждений активно это делают, практически каждый день заходят в базу данных и смотрят новейшие достижения в мировой науке.

— Почему тогда 135 научных организаций имеют нулевую статистику посещений этих ресурсов?

— Это говорит о том, что, к сожалению, многие наши казахстанские ученые не владеют английским языком, а там все публикации только на английском языке. С другой стороны, это стимул, чтобы изучать английский язык и приобщаться к мировой науке, потому что ученый должен всегда развиваться, всегда должен быть в теме.

— Если сами ученые не знают английский язык, почему они не пользуются услугами переводчиков?

— Во-первых, потому что услуги переводчиков платные. Во-вторых, по возможности, научную литературу и научные статьи нужно читать в оригинале, для того, чтобы тонко чувствовать мысль автора.

— Не зная английского, не обращаясь к переводчикам, как наши ученые узнают о новых открытиях, о том, чем занимаются их коллеги?

— Думаю, им это очень тяжело делать, потому что в основном, все труды в мировой науке на английском языке. Это основное требование. Если они этого (незнания языка — КазТАГ) не преодолеют, то они в мировую науку никакого доступа иметь не будут, а это, естественно, повлияет и на качество проводимых ими научных исследований.

— Как же они сейчас занимаются исследованиями?

— Вот так и занимаются. Смотрят, что есть на русском, может быть, на каком-то другом языке, поэтому, если посмотреть рейтинг наших университетов, то мы еще не входим даже в Топ-400 лучших вузов. Это говорит о том, что мы слабо интегрированы в мировую науку, а интегрироваться надо через мировые базы данных.

— А в научном рейтинге на каком мы месте?

— Как такового общемирового научного рейтинга нет. Есть рейтинг по университетам. Пока мы не входим в Топ-400, но со временем, даже, может, в следующем году, мы войдем в Топ-300, а лет через пять в Топ-200 уже будем однозначно.

— Это связано с уровнем науки, или с тем, что нас просто не знают?

— Это не связано с уровнем науки. Наука складывается из многих составляющих: из материально-технической базы, из материального стимулирования. Мы должны знать, что творится в научном мире, что уже изучено, а что нет, чтобы не изобретать колесо.

И сегодня, когда научные и финансовые ресурсы перераспределяются в сторону того, что изучено мало, у казахстанской науки есть возможность в ближайшее десятилетие сделать рывок. А подъем у нас уже есть.

— АО «Национальный центр научно-технической информации» (НЦНТИ) предлагает усовершенствовать систему технического контроля и учета использования информационных ресурсов подписчиками. В какие сроки это может быть сделано и насколько это будет эффективно?

— Тут торопиться не надо. Нужно проследить динамику того, как подписка на такие ресурсы в настоящее время работает. Но на самом деле тревожный сигнал есть и это повод для того, чтобы в какой-то степени пересмотреть наши взаимоотношения с учеными в плане бесплатного доступа.

Национальная подписка финансируется из государственного бюджета за счет денег налогоплательщиков. И естественно, через какое-то время встанет вопрос о том, чтобы университеты и научные институты компенсировали эти средства.

Ученые не должны быть оторваны от общества. Они должны чувствовать, что если они получают государственную поддержку, они должны ее каким-то образом возвращать. Мы же не можем все время бесплатно давать доступ, тем более тем, кто не пользуются предоставленной возможностью.

Государственная поддержка за последние три года была достаточная для того, чтобы ученые поняли, что такое эти базы данных, как с ними обращаться и для чего это нужно. Надо давать к ним доступ тем ученым, которые к этому стремятся, которые хотят работать.

— Потому что люди, как правило, меньше ценят то, что достается бесплатно, чем то, за что приходится платить?

— Да, это тоже может иметь значение. Если даже в качестве эксперимента мы будем внедрять систему платной подписки (кстати, это мировая практика), то, может быть, у нас и количество настоящих ученых, которые делают хорошие проекты, которые коммерциализируются, станет меньше, но их качество станет лучше.

— Кстати, а какую сумму государство выделяет на национальную подписку?

— Государственная поддержка наших ученых – это достаточно большая сумма. Если говорить о бюджете, который выделяется на образование и науку, то это порядка 1-1,5 млрд тенге.

— Кроме доступа к международным базам данных, какие еще есть возможности и стимулы у наших ученых следить за развитием мировой научной мысли?

— Мировые базы данных – это общая практика. Везде ученые и научные коллективы пользуются только этим, другой альтернативы нет. Может, есть другие источники, но в них будет изложено то же самое, только в большем или меньшем объеме, более или менее качественно.

— Результаты использования научных баз данных уже видны?

— Конечно. По публикационной активности мы резко обогнали страны Центральной Азии. У наших ученых раньше было меньше публикаций, чем у их коллег в том же Узбекистане, Азербайджане. А сейчас мы по рейтингу выше этих стран. У нас населения в 10 раз меньше, чем России, а количество публикаций у нас примерно одинаковое. Если мы будем продолжать такую же практику, у нас рейтинг будет еще больше расти. У ученых появляется вкус к творчеству, к созданию трудов, на основании приобщения к мировой науке.

— Помимо международных баз данных научных знаний, есть какие-то региональные, национальные?

— В АО «Национальный центр научно-технической информации» очень хорошая база данных есть, которой могут пользоваться наши казахстанские ученые.

— А зарубежные?

— Это открытая база данных, она доступна и для них тоже.

— Еще совсем недавно ученые, владеющие иностранными языками, активно интересующиеся работами своих коллег, нередко уезжали работать за границу. Удалось ли остановить «утечку мозгов» из Казахстана и что делается, чтобы ее предотвращать?

— Скажу так: мы сегодня в Казахстан привлекаем очень большое количество ученых. В прошлом году у нас было порядка 3 тыс. зарубежных ученых, которые приезжали, читали лекции и которые на постоянной основе здесь находятся.

Раньше Казахстан ассоциировался с какой-то глубинкой. А сегодня только на Астанинский экономический форум приезжают по 9-10 нобелевских лауреатов. Это говорит о том, что Казахстан – общепризнанная мировая держава не только в экономике, но и в научной сфере тоже.

— Как вы думаете, есть ли перспектива у казахстанских ученых получить нобелевскую премию и если да, то как скоро это может произойти?

— У Казахстана есть для этого все данные. Трехлетняя динамика показывает, что даже не в дальнесрочной, а в ближнесрочной перспективе, у нас такой человек появится. Это я серьезно говорю. У нас сегодня для этого есть очень большие предпосылки – Назарбаев интеллектуальные школы, Назарбаев университет, где подрастающее молодое поколение очень интенсивно занимается научными исследованиями.

 — А как вы оцениваете уровень подготовки научных кадров в целом, помимо Назарбаев университета?

— У нас сегодня она на достаточно высоком уровне. У нас много университетов, но нужно повышать их рейтинг. Надо стимулировать наших ученых для того, чтобы они публиковались в рейтинговых изданиях, поднимать имидж и уровень казахстанской науки.

— Материально стимулировать в том числе?

— Материальное стимулирование обязательно будет. Мы сейчас проводим грантовое финансирование, где обязательным условием является публикация хотя бы одной статьи в рейтинговых журналах. Если ты хочешь получить деньги, ты должен публиковаться в рейтинговых журналах, это нормально, это мировая практика. И, кстати, у нас таких ученых уже становится очень много.

— В каких областях? И какие области вы считаете наиболее сильными на сегодняшний день?

— У нас очень сильные химия, металлурговедение, биология, материаловедение, физика, математика, экономика, то есть те отрасли, на основании которых происходило формирование нашей казахстанской науки.

— Можете назвать самые значительные открытия казахстанских ученых, сделанные в последнее время?

— У нас есть лауреаты государственной премии. В прошлом году были в области математики, в области геологии. Это то, что сегодня для нас является наиболее реальными секторами, где казахстанские ученые могут проявить себя. Но в дальнейшем мы должны перераспределить усилия. Нам надо интегрироваться в мировую экономику и для того, чтобы войти в число 30 наиболее развитых стран, нам надо пересмотреть некоторые направления в развитии науки, чем мы сейчас и будем заниматься.

— Спасибо за интервью.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...