Банки будут в шоколаде за спиной пенсионеров

История учит только тому, что ничему не учит. Именно это высказывание немецкого философа Гегеля лучше всего характеризует решение Национального банка размещать средства Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ) в тенговых облигациях и на депозитах банков. Ведь финансовый кризис, начавшийся в Казахстане в 2007 году, наглядно показал, какие высокие риски потерь несет размещение пенсионных активов в фининструментах банков второго уровня

Алматы. 24 ноября. КазТАГ — Сергей Зелепухин. История учит только тому, что ничему не учит. Именно это высказывание немецкого философа Георга Вильгельма Фридриха Гегеля лучше всего характеризует решение Национального банка размещать средства Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ) в тенговых облигациях и на депозитах банков. Ведь финансовый кризис, начавшийся в Казахстане в 2007 году, наглядно показал, какие высокие риски потерь несет размещение пенсионных активов в фининструментах банков второго уровня.

финансовый кризис в казахстане

Стоит ли ЕНПФ дружить с банкирами?

Зато банкиры, что называется, в шоколаде. Поэтому нисколько не удивительной выглядит их реакция на решение Нацбанка дать взаймы банкам второго уровня средства будущих пенсионеров. Так, выступая на форуме Financing Growth in Kazakhstan, управляющий директор Казкоммерцбанка и председатель правления БТА Магжан Ауэзов не скрывал удовлетворение инициативой регулятора.

“Правительством и Нацбанком решена одна из исторических ключевых проблем — нехватка тенге на внутреннем рынке. Решение было найдено в смещении средств единого пенсионного фонда в виде 5-10-летних облигаций и депозитов банка, что позволило не только запустить средства пенсионной системы в экономику страны, но и повысить доходность ЕНПФ”, — сообщил он.

Столь комплементарная оценка пенсионной инициативы Нацбанка со стороны топ-менеджера двух крупнейших банков страны говорит лишь о том, что банкиры не прочь получить доступ к пенсионным деньгам. А их сейчас в ЕНПФ скопилось немало — на начало октября они достигли почти 4,3 трлн тенге, или около $23,7 млрд.

Однако назвать решение казахстанских монетарных властей историческим, а тем более соломоновым, язык не поворачивается. И вот почему. Во-первых, исторически накопительные пенсионные фонды до объединения их в единый больше проиграли, чем выиграли от вложения своих средств в финансовые инструменты банков.

По разным оценкам, только от реструктуризации обязательств БТА, Альянса, Темiр и Астаны-Финанс НПФ потеряли от $500 млн до $700 млн. Трудно даже посчитать, сколько может потерять единый пенсионный фонд в случае повторения финансового кризиса 2007-2009 годов, поскольку не совсем понятно, до какой степени Нацбанк готов финансировать банки за счет накоплений будущих пенсионеров.

Во-вторых, не факт, что значительная часть пенсионных средств попадет через банки в реальный сектор экономики. Напротив, есть вполне обоснованные опасения, что часть занятых у ЕНПФ средств пойдет на погашение внешних долгов банков, который на 1 января этого года составлял $11,2 млрд. В этом смысле весьма симптоматично выглядит то, что в комплиментах перед Нацбанкам рассыпался топ-менеджер банков, один из которых — Казком — по-прежнему имеет высокий объем внешних обязательств, а другой – БТА — пройдя две реструктуризации, так еще и не рассчитался полностью по своим внешним счетам.

В-третьих, не исключено, что пенсионные деньги могут попасть на валютный рынок в качестве инструмента для проведения спекулятивных операций. И хотя Нацбанк пригрозил банкам, что в этом случае к нарушителям будут предприняты жесткие меры, не совсем понятно, за счет каких механизмов регулятор будет способен предотвратить попадание денег ЕНПФ в спекулятивный валютный котел.

В-четвертых, неизвестно, какой вообще будет контроль за использованием пенсионных активов банками, и готов ли непосредственно глава Нацбанка Кайрат Келимбетов нести персональную ответственность в случае невозврата или потери части средств ЕНПФ? В конце концов, идея единого пенсионного фонда принадлежит именно ему.

И, наконец, в-пятых, использование денег ЕНПФ для финансирования банков противоречит целям накопительной пенсионной системы, поскольку в первую очередь она призвана не столько приумножить накопления будущих пенсионеров, сколько их сохранить, тогда как весь смысл банковского, впрочем, как и любого другого бизнеса — в получении прибыли.

С такой доходностью кризиса не надо

Так что рукоплескать инициативе Нацбанка явно рановато, тем более эксперты международных рейтинговых агентств в один голос твердят о низком качестве риск-менеджмента в казахстанских банках. Поэтому решение “одной из исторических ключевых проблем — нехватка тенге на внутреннем рынке” с высокой вероятностью может превратиться в одну из исторических проблем высоких убытков ЕНПФ.

Если говорить прямо, то вместо того, чтобы реформировать Нацбанк из обменника в кредитора последней инстанции, Кайрат Нематович нашел самый простой путь, как обеспечить банки долгосрочной тенговой ликвидностью, а реальный сектор — кредитными ресурсами, при этом подвергая высокому риску накопления будущих пенсионеров.

Зато, объединив все накопительные пенсионные фонды в единый под крылом Нацбанка и решив выделять его средства банкам, регулятор уже бьет в барабаны. По оценкам главного банка страны, доходность ЕНПФ к концу 2014 года достигнет 6-6,5%, что почти в 3 раза выше доходности предыдущего года в 2,2%. Причем, если верить экспертам Нацбанка, то средневзвешенная доходность портфеля инвестиций единого фонда в период с 1 апреля по 1 октября этого года составила 8,39% годовых, тогда как на 1 апреля после консолидации пенсионных активов этот показатель составлял 5,28% годовых.

Много это или мало? И действительно ли у Нацбанка есть повод для победных реляций? Если даже брать официальный прогноз по инфляции и текущий его уровень, то ответ будет отрицательным. Дело в том, что, согласно оценке Нацбанка и правительства, рост цен в этом году составит от 6% до 8%. Причем на 1 ноября нижний уровень официального прогноза уже был преодолен — инфляция достигла отметки 6,2%. Очевидно, что за ноябрь и декабрь она имеет все шансы достичь верхнего уровня, а то и вовсе перевалить за него.

Тогда пресловутая доходность ЕНПФ по итогам года, которую прогнозирует Нацбанк на уровне 6-6,5%, в реальном выражении окажется в красной зоне. Другими словами, будет в минусе. А если при этом иметь в виду, что инфляция, которую считает статагентство исходя из минимальной потребительской корзины, имеет мало чего общего с реальной инфляцией, то о доходности единого фонда вообще следовало бы лучше промолчать. Но, похоже, кроме пиара себя любимых наши чиновники мало на что способны.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...