Евгений Климов: Распространение ГМО в Казахстане ставит под угрозу продовольственную независимость страны

Генетически модифицированные организмы (ГМО), по утверждению президента фонда интеграции экологической культуры, председателя Казахстанской федерации движений органического сельского хозяйства (KazFOAM) Евгения Климова, являются абсолютно новыми, неизвестными, чужеродными природе организмами. С ними связан целый ряд рисков как для здоровья человека, так и экологических и экономических для страны. В частности, распространение ГМО-культур в Казахстане может привести к зависимости отечественных фермеров от корпораций-производителей генномодифицированных семян и пестицидов

Алматы. 10 декабря. КазТАГ — Асхат Ахметбеков. Генетически модифицированные организмы (ГМО), по утверждению президента фонда интеграции экологической культуры, председателя Казахстанской федерации движений органического сельского хозяйства (KazFOAM) Евгения Климова, являются абсолютно новыми, неизвестными, чужеродными природе организмами. С ними связан целый ряд рисков как для здоровья человека, так и экологических и экономических для страны.

В частности, распространение ГМО-культур в Казахстане может привести к зависимости отечественных фермеров от корпораций-производителей генномодифицированных семян и пестицидов, заявил в интервью агентству КазТАГ глава KazFOAM.

Распространение ГМО в Казахстане

***

— Согласно исследованиям ученых из разных стран, употребление ГМО-продуктов вызывает онкологические заболевания, приводит к понижению иммунитета, способствует возникновению аллергических реакций. И даже было высказано мнение, что прием в пищу таких продуктов может вызвать бесплодие у наших потомков через несколько поколений. Евгений Владимирович, на ваш взгляд, что такое ГМО-продукция? Так ли она страшна для человека?

— Прежде всего, давайте разберемся, что такое генномодифицированный организм. ГМО — это абсолютно новые, неизвестные, чужеродные природе организмы, которые в принципе не могли возникнуть на Земле, потому что природа ставит барьеры. Невозможно путем селекции добиться скрещивания растения с животным или каких-либо других подобных вариаций. Эти созданные природой барьеры может разрушить генный инженер, создавая различные комбинации, манипулируя с ДНК.

Так, большинство созданных сегодня генномодифицированных (ГМ) сельскохозяйственных культур несут в себе гены устойчивости к некоторым пестицидам. Что это дает? ГМ-пшеницу теперь можно неограниченно поливать пестицидами и она не погибнет, несмотря на то, что все живое будет гибнуть, включая полезных животных и микроорганизмы. С ГМО связан целый ряд рисков как для здоровья человека, так и экологических и экономических.

— Каких именно?

— Если говорить об экономической стороне, то распространение ГМО, например, в Казахстане может привести к зависимости казахстанских фермеров от корпораций-производителей ГМ-семян и пестицидов. Фермер, производя продукцию, вынужден будет платить различные роялти за использование этих семян. Он не имеет права сохранять семена и вынужден закупать их каждый год у одних и тех же заокеанских компаний, что продают ГМ-семена и пестициды к ним.

Если же ГМ-семена случайно попадут на поле, то это грозит огромными штрафами. Такой известный прецедент был с канадским фермером Перси Шмайсером, на поля которого ветром занесло от соседа семена. Ему выдвинули иск почти в полмиллиона долларов, хотя он и не планировал выращивать ГМО. Распространение ГМО в Казахстане поставит под угрозу продовольственную независимость страны.

Что касается экологических рисков. Здесь целый ряд рисков — от сокращения биоразнообразия, деградации земель до возникновения новых суперсорняков, вирусов и болезней. Уже известны случаи, когда гены от ГМО переносятся на другие близкородственные виды. К примеру, в Мексике в центре происхождения кукурузы распространение ГМО привело к тому, что гены ГМО были перенесены на другие виды.

 Это грозит сокращением разнообразия кукурузы и останется только ГМ-кукуруза. Также некоторые исследователи связывают участившиеся эпидемии, такие как Эбола, с деятельностью генных инженеров. Независимые исследования доказывают, что распространение ГМО приведет к увеличению загрязнения окружающей среды химикатами и деградации земель.

Что касается здоровья человека, то это самая обсуждаемая тема. Все чаще в мире, спустя около 30 лет применения ГМО в сельском хозяйстве, налагается запрет то на определенную ГМ-кукурузу, то ГМ-сою, то на другие продукты, которые потребляет человек. Появляются доказательства негативного влияния человека. То есть сначала в погоне за прибылью выпускают ГМ продукты питания, несколько лет они широко применяются в пищевой индустрии и потом оказывается, что это опасно.

Кроме как экспериментом над человеком это никак не назовешь. Есть ли у казахстанцев желание быть вместо подопытных мышей? Я думаю, что нет.

— Какие страны являются основными поставщиками ГМО-продукции в мире, соответственно, и в Казахстан? Не ошибусь ли, если отнесу к ним, в частности, страны Западной Европы, Северной Америки и Китай?

— По данным Международной службы по мониторингу за применением агробиотехнологий (ISAAA), площадь посевов генномодифицированных культур составила 169 млн гектаров в 28 странах мира. При этом лидируют страны Северной и Южной Америки. Также наблюдается тенденция, при которой развитые страны сокращают посевы ГМО. В европейских странах большая часть посевов приходится на Испанию.

Что касается наших соседей, в Кыргызстане запрещено выращивать ГМО: в планах Кыргызстана объявить себя органической страной. В Узбекистане ГМО не выращивается. В России предпринимаются шаги по запрету ГМО. Что интересно, Китай принимает меры по запрету ввоза в страну ГМ продуктов питания. Китайское правительство отказалось от американской ГМ-кукурузы в пользу украинской. Китай наращивает площади органических культур и сегодня там уже около 1,5 млн гектаров.

— Бытует мнение, что реализуют ГМО-продукты, в первую очередь, транснациональные компании. Согласны ли вы с этим? Почему производители пищевой продукции прибегают к использованию в производстве своих товаров ГМО?

 — Около 90% рынка ГМО приходится на компанию Monsanto (США). Это химическая корпорация, которая производила ядохимикаты. В совет директоров этой компании входили и бывшие министры обороны США, люди из администрации президента Буша. Достаточно много скандалов было связано с этой компанией. К примеру, применение дефолианта Agent Orange (смеси дефолиантов и гербицидов синтетического происхождения — КазТАГ) во время вьетнамской войны для уничтожения джунглей, после чего до сих пор там рождаются дети с патологиями. Или широкая пропаганда ДДТ (дихлордифенилтрихлорметилметана, химического пестицида — КазТАГ) в 1960-х годах. Как позже выяснилось, это сильный канцероген. Сегодня эта компания лидирует в области ГМО и химических пестицидов. Недавно они открыли офис в Алматы.

— Каковы в настоящее время масштабы реализации ГМО-продуктов в Казахстане? Какими видами, наименованиями они представлены в нашей стране?

— Сейчас у нас нет таких данных. В Казахстане вся ГМ-продукция должна маркироваться, но еще не видел ни одного продукта, на котором было бы указано, что он получен с помощью ГМО. Но это не значит, что такой продукции нет. Мы проводили исследования в 2008 году и обнаружили ГМО в детском питании. Предполагаю, что это был далеко не единичный случай.

— По вашей информации, выпускают ли отечественные компании продукты из ГМО?

— Официальной информации такой нет. Я встретил как-то в поезде фермера из Алматинской области, который рассказывал мне о преимуществах выращивания ГМ-сои в сравнении с традиционной. Но это можно проверить, только организовав широкие лабораторные исследования. Возникновение суперсорняков при выращивании рапса в северных областях Казахстана также настораживает, потому что такое чаще встречается при выращивании ГМ-рапса.

Также известны случаи, когда к нам в страну в конце 1990-х пытались завести семена ГМ-пшеницы в качестве гуманитарной помощи, но правительство отказалось. Сегодня чувствуется сильное лобби биотехнологических корпораций, которые финансируют семинары о том, что ГМО — это хорошо, а экологические продукты опасны для здоровья.

— Между тем в министерстве сельского хозяйства утверждают: в Казахстане рано или поздно встанет вопрос о необходимости выпуска сельскохозяйственной продукции с использованием ГМО. Существует ли необходимость выращивания таких сельхозпродуктов в нашей стране сегодня? Оно нам вообще надо?

— В Казахстане есть проблема низкой урожайности продукции в связи со снижением плодородия земель. В этой связи политика минсельхоза направлена на широкую химизацию и внедрение высокоурожайных сортов. Это мне непонятно по той причине, что ведомство пытается бороться со следствием проблемы, а не с причиной. Если урожайность падает от снижения плодородия, то было бы логично направить усилия на его повышение, а предлагаемый подход, на мой взгляд, лишь усугубит ситуацию.

Плодородие почвы у нас снижается вследствие нарушения агротехнического возделывания земель, их нерационального использования, неприменения органических удобрений, слабого менеджмента, знаний фермеров в этой области и т. д. Сельхозпредприятия ориентированы на сиюминутную выгоду, не соблюдают севообороты, практика монокультуры ведет к разрушению почвы. В результате от деградации земель Казахстан несет убытки в $2 млрд в год. Пока не решены эти задачи, ГМО не поможет, а лишь усугубит ситуацию.

— Получается, мы расписываемся в бессилии, в том, что мы не можем обеспечить страну выращенной у себя же натуральной продукцией, раз нужно будет прибегнуть к выращиванию ГМО-продукции? Однако нас всего-то 17 с лишним миллионов человек, и это не так много.

— Сегодня в Казахстане около 300 тыс. гектаров сертифицированных органических земель. Производство органической продукции ориентированно в основном на экспорт в страны Европейского союза, где данная продукция сегодня востребована. На внутренний рынок эта продукция практически не поступает в силу ряда причин. Государство практически не уделяло этому внимание: то, что сейчас пошли какие-то сдвиги — так это только под давлением общественности. В Казахстане нет законодательства в области органического производства. Органические фермеры не получают поддержки, как, например, это происходит в Европе. Потребитель мало информирован. Есть еще ряд проблем, которые необходимо решить.

— Почему мы пришли к такой безрадостной ситуации? Мы разучились выращивать органическую продукцию?

— У нас есть огромный потенциал по выращиванию органической продукции. Почти 90% земель в Казахстане не загрязнены химикатами. Есть хорошая возможность стать лидерами в этой области, но для этого нужна политическая воля.

— Тем временем на наших рынках успешно реализуются, к примеру, семена томатов китайского производства, которые, по информации главного государственного санитарного врача РК, являются генетически модифицированной продукцией с превышением допустимых норм ГМО. В свою очередь использование таких семян может дать хороший урожай лишь в первый год, а семена уже выращенных томатов будут бесплодными. Что вы думаете по этому поводу? Является ли это проблемой?

 — Казахстан является стороной Картахенского протокола, в рамках которого передвижение через границу ГМО четко регламентировано. В Казахстане есть требования по обязательной маркировке ГМ-продукции, но, как показывает опыт, данные нормы не соблюдаются. Здесь необходимо усилить государственный и общественный контроль.

— Бытует мнение, что пчелы гибнут по причине именно все большего выращивания людьми ГМО-овощей и других таких агрокультур, так как они очень тонко реагируют на все изменения окружающей среды, в том числе на генномодифицированные организмы. Вас это не удивляет?

— Нет, не удивляет. Как уже говорил, большая часть ГМО создана для выращивания с применением опасных пестицидов. Эти пестициды опасны не только для пчел, но и для людей. Помимо этого, многие ГМ-культуры уже сами вырабатывают токсичные вещества для насекомых. Поэтому исчезновение полезных насекомых — это скорее закономерность, чем что-то непредвиденное.

— Однако на том же официальном уровне уже была озвучена идея выращивания ГМО-продуктов в Казахстане для их последующего экспорта за рубеж. Вы сами лично верите в то, что эти ГМО-продукты будут производиться на вывоз, а не для нас самих?

— Очень типичная ситуация для сельского хозяйства Казахстана — сначала вырастить продукцию, а потом искать, кому ее продать. Если бы наши чиновники провели хоть одно исследование по рынку сбыта ГМО, то они бы поняли, что эта продукция не нужна даже голодающим африканским странам, которые отказываются от нее.

Сейчас на международных рынках востребована органическая продукция, которая на 20-60% дороже традиционной. Что выгоднее продавать? ГМ-продукцию — много, но за копейки и с рисками для своей страны или органическую продукцию по высокой цене?

— По вашему мнению, кто может стоять за инициативой по выращиванию в Казахстане ГМО-продуктов? Существует ли такое лобби? Потому как, и с этим нельзя не согласиться, производство и реализация продуктов питания является весьма рентабельным, прибыльным бизнесом.

— Транснациональные биотехнологические корпорации очень активно представлены в Казахстане. Механизмы лоббирования их интересов отработаны в разных странах. Высокий уровень коррупции в нашей стране, я думаю, упрощает для них задачу.

Есть возможность противостоять им и продвигать экологическое сельское хозяйство — только путем широкого участия общественности. Необходимо бороться за то, чтобы Казахстан стал “Зоной, свободной от ГМО”.

— Можете ли вы привести примеры стран, в которых было запрещено производство, выпуск ГМО-продукции, и стоит ли ввести подобный запрет у нас в Казахстане? Это же вопрос продовольственной, а, следовательно, и национальной безопасности.

— Сегодня запрет на выращивание и продажу ГМО есть в Австрии, Швейцарии, Венгрии, Японии, Греции, Польше, Болгарии, Люксембурге и Италии, Новой Зеландии. В Соединенных Штатах только в округе Мендосино штата Калифорния успешно запретили ГМ-культуры. В Южной Австралии до сих пор действует запрет на ГМ-культуры.

Японцы решительно против генетически модифицированных сельскохозяйственных культур и никакие ГМ-семена не высаживают в стране, тем не менее, большое количество рапса импортируется из Канады и в настоящее время дикорастущий ГМ-рапс растет вокруг японских портов и дорог к крупным продовольственным компаниям.

— Благодарю за интервью!

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...