Трайбализм или проверка на “сахар”

Наши коллеги из казахоязычных изданий пока не успели переварить воскресное интервью елбасы. Анализа или других соображений на эту тему не замечено, поэтому пришлось довольствоваться малым. Что будет, если казахи не перестанут делиться на роды и жузы? Какой должна быть нацидея и как развестись по SMS? Обо всем этом в очередном обзоре казахской прессы

 

Политолог Айдос Сарым на сайте Камшы.кз после одного интервью поднимает вопрос жузовости, который постоянно всплывает в казахской прессе.

“Деление на роды у казахов, это как уровень сахара в крови. И не надо этого бояться, это часть нашего менталитета. Если сахара недостаточно в крови, то обмен веществ нарушается, что приводит к сердечным заболеваниям, питание мозга ухудшается, человек падает в обморок, может, и в кому впасть. Если же сахара, наоборот, много, то, это приводит к диабету. Недостаточность и сахара и его переизбыток может привести к летальному исходу”, — образно выражается автор.

По мнению Сарыма, мы должны знать свой род, семь поколений предков, но, кичиться этим не стоит.

“Казах не может быть полноценным, если не знает истории, своего происхождения. Потому что, не знать, не понимать, значимой части своего внутреннего мира – трагедия, духовная смерть, манкуртство. Казахи не делятся на роды, они из них состоят. История рода – часть казахской истории. Изучение ее должно объединять, а не разделять. А те, кто исследует ее ради разделения и раздора, враги нации, и своего рода. Общество должно контролировать “уровень сахара в крови”. Нужно выбрать “золотую середину”, чтобы не переборщить”, — призывает соплеменников Айдос Сарым.

Согласна с автором, особенно учитывая то обстоятельство, что у некоторых наших соотечественников “уровень сахара в крови” зашкаливает.

На границе тучи ходят хмуро

Газета “Алаш айнасы” в статье “Кому мы доверяем границы?” поднимает проблему приграничных территорий с Китаем и Россией.

"Райымбекский район Алматинской области расположен в особом месте: начинается с Ойкарагай, в предгорной местности на китайской границе. Работа и быт жителей аулов, расположенных на линии этой границы таких, как Сумбе, Кызылшекара, Костобе, Нарынкол, Жамбыл и Каратоган тесно связана с этим рубежом. Из-за близости с государственной чертой, его охрану жители взяли на себя", — приводит издание обращение к депутатам парламента жителя одного из приграничных районов Казахстана с Китаем.

Как сообщает автор, в мае 1997 года распустили Кегенский район и объединили с Райымбекским районом. В результате, бывший районный центр начал пустеть. Сейчас социально-экономический показатель двух районов не достиг показателя одного Нарынкольского района.

Далее автор рассказывает, как они раньше видели работу жителей соседнего государства.

“Несколько лет тому назад поехал в Китай, в аул Тургенбулак, расположенный берегу реки Сумбе. У них хорошее хозяйство, если мы с одного гектара еле-еле собираем 25 центнеров, они собирают по 50. Заметил, что на приграничные районы поместили “рабочий полк”, объединяющийся с китайским дивизионом. В обычной жизни они занимаются сельским хозяйством, а на самом деле — они похожи на воинов, которые живут по суровому порядку армии, ежегодно проходят переподготовку. Зачем они нужны на границе, где мирно живут казахи? Какая преследуется цель? Есть ли люди или органы, которые это контролируют?”, — задается он вопросом.

Автор считает, что надо задуматься и предлагает усилить приграничные районы, где численность населения из-за его оттока уменьшается.

“Если вернем статус районного центра, то, появятся новые рабочие места и вернется народ. В районе прекрасные условия для развития сельского хозяйства, природа дает возможность для развития эко-туризма. Кроме этого, улучшится охрана границы”.

В свою очередь, редакция газеты отмечает, что нужно обратить внимание на эти факты, потому что подобная ситуация наблюдается во всех приграничных районах страны. И предлагают решить эти вопросы в рамках действующих госпрограмм.

Нам рубли не нужны, тенге подавай!

Проблему падения российского рубля портал Ult.kz поднимает с другого ракурса в статье “Жители Байконура хотят получать зарплату в тенге”.

“Обесценивание рубля плохо сказывается на населении Байконура. Получающие зарплату в российской валюте граждане Казахстана оказались в затруднительном положении. Жители города Байконур и расположенных рядом с ним сел Торетам и Акай, получающие зарплату в рублях, говорят, что в последнее время их окладов не хватает на жизнь”, — говорится в статье.

Далее автор делает расчеты в пользу своих аргументов.

“Если раньше зарабатывающие 10 тысяч рублей в пересчете на тенге получали 50 тысяч тенге, то теперь – всего 30 тысяч. К тому же, по словам жителей, растут цены на продукты питания. По информации местных властей, за последние несколько месяцев цены на продовольственные товары выросли примерно на 15-20%. В сложившейся непростой ситуации местные жители просят власти оказать населению социальную помощь”,- сообщает автор.

В свою очередь также приводится реакция местных властей.

— Продукты в основном завозятся из Казахстана. Те продукты, которые завозятся из России, они не так сильно поднялись в цене. Поэтому стараемся выбирать российские и украинские продукты. Отдел торговли, который существует в администрации, проводит разъяснительную беседу с предпринимателями, ориентируя их на закупку товара российского производства, — цитирует сайт слова Елены Митрофановой, представителя пресс-службы российской администрации города.

Но местные жители апеллируют и к казахстанской стороне. Как пишется в статье, по словам спецпредставителя президента Казахстана на космодроме “Байконур” Серика Кожаниязова, некоторые граждане выразили желание получать зарплаты и пенсии в тенге. “Однако он говорит, что сделать это невозможно в виду условий договора. Но для решения проблемы в городе регулярно проводятся продуктовые ярмарки”.

Национальная идея найдена?

От насущного к духовной пище отсылает сайт Намыс.кз в материале “Национальная идея – цель казахов: что делать?”.

“Для разработки и воплощения национальной идеи недостаточно научных мыслей, необходимы конкретные действия. Для этого нужно политическое и государственное решения. Только в случае, если за это дело официально возьмутся президент, парламент, правительство, можно надеяться на результат. Тогда в стороне не останутся и общественность, НПО, СМИ”, — считает доктор исторических наук, профессор Евразийского университета Абжанов.

По мнению автора, многие в обществе избегают, даже боятся обсуждать эту тему, потому что речь идет о национальной идее. “С советских времен в нас осталась боязнь слов “национальный”, “нация”. Но национальная идея должна быть на языках всех народов Казахстана. И не надо скрывать, что она будет преследовать цели именно казахов. И вот почему, — объясняет ученый. – Последняя волна переселенцев в Казахстан прибыла в годы целины. Следовательно, уже их третье поколение проживает на казахской земле. Они если не казахи, то казахстанцы точно. Они казахстанцы, а значит казахи. Во-вторых, мы знаем, как живет коренное население и переселенцы в других странах, как отличаются их права. Как известно, Германия для немцев, Китай для китайцев, Франция для французов и так далее. Почему мы должны скрывать, что Казахстан земля казахов? Это не значит, что нужно кого-то ущемлять. Но казахи не виноваты в том, что они по воле судьбы оказались вдали от исторической родины”, — размышляет автор.

Затем он переходит собственно к описанию самой нацидеи.

“Национальная идея должна стать силой, которая будет двигать волю народа на решение исторически важных дел. В данный момент, смысл и значение национальной идеи, думаю, раскроют понятия “Қазақ елі. Азаттық. Бірлік” (Казах ели. Свобода. Единство.)”, — пишет историк.

Далее он по-своему разъясняет каждое из этих понятий.

“Қазақ – этнос давший название Казахстану. Ел, понятно земля, государственность. Сегодня немало тех, кто не хочет признавать Казахстан, как страну не только за его пределами, но и внутри. Наша свобода еще очень молода, мы получили независимость 23 года назад. Но мы еще не стали до конца независимыми. Единство – большая сила, это издревле понимал наш народ. Еще Абай говорил: “Каждый казах должен видеть в другом друга, иначе – все зря”. Президент Нурсултан Назарбаев в своем Послании сказал, что задачи, которые перед нами стоят можно выполнить только при одном условии – единстве. Неустанная работа во имя национальной идеи -задача для каждого из нас”, — завершает автор.

Идея автора, конечно, имеет право на жизнь, но не помешало бы конкретики. Можем только добавить, что над национальной идеей у нас бьются уже не первый год. Помнится, разные люди в разное время что только не предлагали в качестве нацидеи, например, образование или футбол. Но к единому мнению, так и не пришли.

“Талак” по-казахски

И напоследок, принять закон против “талак” предлагает газета “Жас Алаш”.

“Разводиться по-мусульмански, сказав три раза “талак” стало привычкой для многих сейчас. Раньше мало было таких случаев, а сейчас участились. Недавно эту проблему поднял депутат мажилиса Оразкул Асангазы. По его словам, есть даже случаи, когда одна женщина 4 раза получала за год “талак”, или когда один мулла состоял в браке с 17 девушками одновременно”, — пишет автор.

Он также сообщает, что в Таджикистане уехавшие в Россию на заработки мужья разводились с женами по SMS, написав им “талак” и приводит вопиющие случаи уже у нас.

“В прошлом году СМИ писали о нелегкой судьбе алматинки, которая приняв ислам вышла замуж. До замужества она даже не видела в лицо будущего супруга. Родила больного ребенка, а муж – заявивший, что хочет здорового наследника объявил о желании завести еще одну жену. Дело кончилось разводом по-мусульмански. Известен еще случай, когда молодой человек до 25 лет женился три раза, и бросил всех трех жен”.

Что касается предложения депутата, то он призывает остановить “талак” и взять под контроль “неке кию” — обряд бракосочетания по мусульманским традициям.

“Как так получилось, что один человек, причем мулла смог вступить в брак сразу с 17 женщинами? Видимо, от того, что в мечетях никто не спрашивает свидетельство о браке. Сегодняшние “талак” не имеет ничего общего с тем, что прописано в “шариате”. А в результате страдают дети и женщины, которые никак не защищены законом”, — завершает автор.

Действительно, такая проблема есть и о ней писали казахские издания. На самом деле, истинный мусульманин после развода, обязан оставить жене и детям состояние, на которое они могли бы жить, в нашей жизни — это алименты. Удивительная способность некоторых казахов переиначивать под себя традиции не перестает поражать.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...