Прогнозы оптимистичны, но финпоказатели вряд ли достижимы

Финансовый регулятор продолжает удивлять. Очередная порция данных Национального банка РК по платежному балансу за первые 9 мес. прошлого года говорит о позитивной динамике по его основным статьям. Но, вопреки этому, она наталкивает на неприятные для правительства и главного банка страны выводы, показывая настоящую цену радужным заявлениям чиновников и госпрограммам по диверсификации экономики

Алматы. 13 января. КазТАГ – Сергей Зелепухин. Финансовый регулятор продолжает удивлять. Очередная порция данных Национального банка РК по платежному балансу за первые 9 мес. прошлого года говорит о позитивной динамике по его основным статьям. Но, вопреки этому, она наталкивает на неприятные для правительства и главного банка страны выводы, показывая настоящую цену радужным заявлениям чиновников и госпрограммам по диверсификации экономики.

Чтобы не быть голословным, приведем некоторые данные Нацбанка по платежному балансу за 2014 год. Однако, поскольку регулятор еще не опубликовал информацию по этому показателю за четвертый квартал, то придется ограничиться статистикой за январь-сентябрь.

данные Национального банка РК

О чем говорят цифры

Так вот, например, только за третий квартал прошлого года импорт товаров и услуг превысил $15 млрд против $16,5 млрд за аналогичный период 2013-го. При этом экспорт за рассматриваемый промежуток времени составил более $21 млрд и более $21,5 млрд, соответственно. Тем самым торговый баланс и баланс услуг за июль-сентябрь 2013-го достиг более $5 млрд против чуть менее $6 млрд за тот же период 2014-го.

При этом отрицательное сальдо баланса по счету текущих операций в третьем квартале позапрошлого года оказалось выше этого показателя за аналогичный промежуток времени года ушедшего – $2,2 млрд и $1,4 млрд. Но примечателен тот факт, что отрицательное значение баланса по первичным доходам (входит в баланс текущего счета) перетерпело незначительные изменения. В третьем квартале 2013 года оно достигло $6,9 млрд против $6,7 млрд за тот же период 2014-го.

Если сравнивать сальдо платежного баланса по текущим операциям за 9 мес. 2013-го и 2014-го в целом, то оно составило $1 млрд против $5 млрд. При этом сальдо финансового счета за рассматриваемый период по-прежнему было отрицательным – $2 млрд против $6,4 млрд, соответственно. В целом же платежный баланс за первые 9 мес. 2014-го оказался лучше, чем этот показатель за тот же период годом ранее – плюс $2,3 млрд против минус $2,9 млрд.

Чтобы было понятней, поясню, что в данном случае положительное значение в целом по платежному балансу, согласно классификации МВФ, следует рассматривать как дефицит, тогда как отрицательный показатель – как профицит. То есть, если за первые 9 мес. 2013 года нехватка в $2,3 млрд покрывалась за счет золотовалютных резервов Нацбанка, то за аналогичный промежуток времени в 2014-м переизбыток в $2,9 млрд говорил о росте золотовалютных резервов.

Факты – вещь упрямая

Впрочем, чиновникам не стоит обольщаться и торопиться бить в барабаны. Во-первых, более высокие позитивные показатели за январь-сентябрь 2014 года по текущему счету и в целом по платежному балансу, в первую очередь, были обеспечены обвальной февральской девальвацией, а не успехами и достижениями правительства в сфере перерабатывающего сектора и наращивания экспорта несырьевых товаров. К слову, власти заявляют о необходимости этого уже второй десяток лет, а цифры упрямо указывают на то, что в этом направлении значительных позитивных сдвигов по-прежнему нет.

Другими словами, правительство и Нацбанк с усилием, достойным, в нашем случае, худшего применения, упрямо идут путем наименьшего сопротивления, продолжая обеспечивать макроэкономическую стабильность не за счет структурных реформ, а за счет резкого удешевления стоимости нацвалюты. То есть, по существу – за счет материального благосостояния казахстанцев. Складывается впечатление, что в этой ситуации власти предпочитают действовать по принципу «стабильность наша – за деньги ваши».

Во-вторых, стабилизируя макроэкономическую ситуацию путем девальвационных прыжков, правительство и Нацбанк ничего не делают для того, чтобы снизить отток капитала по статье текущего счета «доходы к выплате», и это при том, что чиновники постоянно твердят об успехах в деле повышения казахстанского содержания. Но, как говорят англичане, факты — вещь упрямая. Только с 2011 по 2013 год из страны утекало более $25 млрд ежегодно: по $28 млрд в 2011-м и в 2012-м и $25,6 млрд – в 2013-м. За первые три квартала прошлого года отток составил более $19,1 млрд.

В-третьих, более высокие показатели по финансовому счету за 9 мес. прошлого года, чем за аналогичный период 2013-го, с одной стороны, внесли положительный вклад по обеспечению стабильности нацвалюты. Однако, с другой стороны, это указывает на рост внешних обязательств и ухудшение международной инвестиционной позиции Казахстана.

В-четвертых, отрицательное сальдо по статье платежного баланса «ошибки и пропуски» за первые три квартала прошлого года побило все прежние рекорды, достигнув $8,6 млрд. Примечательно, что оно превысило не только аналогичные показатели прошлых лет, но и индикаторы в годовом исчислении. Для сравнения: за весь 2013 год чистый отток по этой статье составил $7,8 млрд, что также было рекордом на тот момент. Косвенно этот показатель указывает на то, что, вопреки проводимой в стране легализации имущества, казахстанцы не спешат возвращать средства обратно в Казахстан, а, напротив, еще более активно вывозят капитал за его пределы.

И последнее замечание по платежному балансу. Посмеем предположить, что его показатели за IV квартал 2014 года окажутся намного хуже, чем в предыдущие 9 мес. По крайней мере, для этого есть все основания в виде, с одной стороны, резкого снижения цен на нефть, усилившегося в октябре и продолжающегося до сих пор, с другой – замедления экономики ЕС, основного получателя казахстанского сырьевого экспорта, с третьей — снижения темпов роста китайской экономики, и, наконец, экономического кризиса в России и резкого ослабления рубля.

Бумага все стерпит

На этом фоне правительство и Нацбанк уже в канун нового года выпускают совместное заявление об основных направлениях экономической политики на 2015 год. Причем оно несколько отличается от прежних заявлений кабмина и регулятора. Во-первых, тем, что оно вышло в конце прошлого года, а не в марте текущего, как это делалось ранее.

Во-вторых, помимо признания очевидного факта – «ухудшение внешних факторов для развития экономики Казахстана», в нем говорится о ряде мер, которые будут предприняты чиновниками в целях сохранения экономической и финансовой стабильности.

«Произошло общее замедление экономического роста в мире и рост геополитической нестабильности в связи с событиями вокруг Украины. Ввод взаимных санкций между Россией и странами Европейского союза с США привели к падению темпов роста в России и дестабилизации макроэкономической ситуации.

На фоне укрепления темпов роста валового внутреннего продукта США, сворачивания третьей программы Федеральной резервной системы по количественному смягчению происходит укрепление доллара США и повышение процентных ставок.

В результате указанных факторов, а также на фоне роста добычи сланцевой нефти в США произошло снижение мировой цены на нефть марки Brent со $115/барр. в конце июня 2014 года до $63/барр. на 22 декабря 2014 года (на 45,2%)», — указывается в заявлении.

Далее правительство и регулятор признают, что «данные внешнеэкономические тенденции несут риски для экономики Казахстана в 2015 году». При этом для их снижения выбирается хорошо известный перечень мер из арсенала кейнсианской теории экономических циклов, получивший в последнем послании президента народу Казахстана громкое название – «новая экономическая политика «Нұрлы жол». А в формулировке совместного заявления кабмина и регулятора она и вовсе приобрела статус государственной программы инфраструктурного развития на 2015-2019 годы, суть которой сводится к увеличению госрасходов для стимулирования совокупного спроса и деловой активности.

При этом ее главными целями, как и прежде, остаются обеспечение макроэкономической, финансовой и социальной стабильности, а также «достижение целевых параметров реального экономического роста на 2015 год на уровне 4-5%».

О том, насколько поставленные целевые параметры отличаются от реальной жизни, хорошо известно. Далеко за примерами ходить не надо. Взять только совместное заявление кабмина и Нацбанка об основных направлениях экономической политики на 2014 год. В нем провозглашалось, что «экономическая политика, проводимая правительством и Национальным банком в 2014 году, позволит обеспечить сохранение устойчивого экономического роста на уровне 6-7% и уровня инфляции в коридоре 6-8%».

Однако ни того и ни другого правительство и монетарные власти достичь не смогли. Даже согласно официальной информации годовая инфляция в 2014 году достигла 7,4%, а экономический рост за 11 мес. составил 4,2%. Причем есть вполне реальные основания предполагать, что и в 2015 году кабмин и регулятор вряд ли смогут достичь показателя роста ВВП на уровне 4-5%. Во-первых, это связано с тем, что расчет делался исходя из цены на нефть $80 за барр. Но уже сегодня она имеет все шансы закрепиться на уровне ниже $50.

Во-вторых, дефицит тенговой ликвидности, высокий уровень неработающих кредитов и долларизация депозитной базы банков второго уровня не позволят им значительно увеличить рост кредитования экономики и тем самым поддержать экономический рост.

Конечно, частично нивелировать дефицит финансовых средств для стимулирования роста ВВП помогут выделяемые из Нацфонда $9 млрд – по $3 млрд в 2015-м, 2016-м и 2017-м годах. Однако уже очевидно, что они не способны удовлетворить весь денежный спрос реального сектора экономики.

К тому же резкое обесценение рубля сделали казахстанские товары менее конкурентоспособными по сравнению с продукцией российских производителей – как на внутреннем, так и на внешнем рынках, что будет негативно сказываться на объемах производства обрабатывающей промышленности Казахстана. При этом снижение цен на сырье будет дестимулировать инвестиции в сырьевой сектор. Это также негативно скажется, в первую очередь, на объемах производства горно-металлургического комплекса. Плюс к этому следует добавить отсрочку по возобновлению добычи нефти на Кашаганском месторождении.

В качестве еще одного довода против правительственных прогнозов можно назвать негативные оценки экспертами роста экономики Европейского союза в этом году. Ведь на страны ЕС приходится более 60% казахстанского экспорта.  Все это дает повод говорить о том, что прогнозы правительства по росту ВВП в 2015 году выглядят весьма оптимистично. Поэтому есть высокая вероятность того, что целевые показатели властей по росту казахстанской экономики в этом году, так же как и в 2014-м, окажутся не достижимыми. Но, как говорится, бумага все стерпит.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...