Проект Игоря Хена. О чем говорят казахи? Часть XIII

Казахстанский политолог Расул Жумалы рассуждает о религиозных проблемах в нашей стране. Что побуждает нашу молодежь уходить в нетрадиционные религиозные течения? Каковы причины неграмотности нашего общества в сфере религии? Кто должен нести ответственность за межконфессиональное согласие и за счет чего мы можем избежать традиционных рисков? Какое течение ислама наиболее подходит казахам? Жесткий и открытый разговор.

Ерлан Саиров: Сегодняшний гость нашей студии известный политолог Расул Жумалы. Расул, Вы специалист по вопросам религии, геополитики. Как бы Вы оценили сегодняшнюю религиозную обстановку в Казахстане?

Расул Жумалы: Дать однозначную оценку очень сложно. Безусловно, есть много положительных моментов. Рассмотрим ситуацию, начиная с 1991 года. Всем известно, что на протяжении 70-ти лет мы жили в атеистическом обществе, когда преследовались все религии, будь то ислам, православное христианство и другие вероисповедания. Религия является большой частью бытия любого народа, существующей наряду с его языком, традициями, культурой. Казахи, оторванные от своей религии, вернулись в лоно ислама в 91-м году с обретением суверенитета, что способстовало нашему возрождению в качестве нации, самопознания. Было осуществлено много благих дел. Например, были построены мечети, стали звучать суры Корана. Молодежь получила возможность расширить свои религиозные познания. Представители среднего поколения, молодежь стали читать намаз, выполнять религиозные обряды. И это заключается не только в преклонении колен и чтении намаза, но и в соблюдении основной ценности ислама – морали, гуманности. Т.е. религия снова стала выполнять функции воспитательного характера, повышать духовность населения. Эта тенденция продолжается и сейчас. За прошедшие 23-24 года можно отметить много позитивного. С другой стороны, у каждой медали есть и обратная сторона. В данной области мы допустили некоторые ошибки.

Е.С.: Например?

Р.Ж.: В первую очередь, следует отметить широкое распространение в Казахстане иных, завезенных извне религий, инородных идеологий, течений, пришествие групп, которые осуществляют свою злонамеренную деятельность под прикрытием религии, хотя не имеют к ней непосредственного отношения. И если некоторые группы возникли внутри страны, то большинство прибыли из зарубежа. Их идеи противоречат традиционной религии, истории, бытию казахов. Как было отмечено, для любого общества, народа религия является одной из предпосылок, несущих в себе объединяющую, консолидирующую силу, благодаря которой и формируется нация. Однако в результате допущенных ошибок ислам не выполняет этой функции, т.е. казахская мусульманская община сегодня оказазась раздробленной. Например, часть верующих, скажем, часть молодежи ходит в традиционные мечети, другие стали последователями салафитов, третьи доверяют суфистам. Иногда возникают разногласия, взаимное непонимание, взаимные обвинения. Разумеется, это не только раскалывает народ, но также наносит большой ущерб целостности народа, страны. Это очень серьезный вопрос, которым должны заниматься не только интеллигенция, религиозные круги, духовное управление, но и другие компетентные государственные учреждения, отвечающие за вопросы идеологии, безопасности в государственном масштабе, как например, агенство по религиям. Жизнь не ограничивается экономикой, политикой, важное место занимает идеология, духовность. Однако в эпоху рыночных отношений данная область остается на заднем плане, отсюда эти вызывающие сожаление явления.

Е.С.: Расул, следующий вопрос. Сейчас Вы сказали, что казахское общество, исповедующее ислам, разделилось на группы. Каковы причины?

Р.Ж.: Для того, чтобы выявить причины, нужно снова обратиться к 90-м годам. На протяжении семидесяти лет казахский народ — составная часть исламской цивилизации оказался полностью оторванным, отрезанным от мусульманского мира. В стране почти не осталось мулл, имамов, муфтиев. Мы полностью лишились религиозно грамотных людей. Что касается распространения Корана-Карима я помню, что 80-е годы и даже в начале 90-х самая последняя версия Корана была образцом, отпечатанным в Уфе, Казани в 1920-годах. Других печатных версий не было. На весь Алматы, а это город с миллионным населением, была всего одна мечеть. И она была не такой, какой мы знаем Центральную мечеть, это было небольшое строение. Конечно же, нация, утратившая свои религиозные знания за прошедшие семьдесят лет, переживая стремление в духовному обновлению, возрождению религии, в целях ликвидации религиозной неграмотности и за неимением своих мулл, приглашала религиозных учителей из арабских стран, Турции, Ирана, Афганистана. Однако их религиозные воззрения, учения не всегда совпадали с нашим традиционным исламом. Разумеется, в первые годы это можно было понять. У нас не было своих книг, Корана, медресе. С тех пор прошло лет 20-23, но мы, похоже, до сих пор движемся в том же направлении. У нас до сих пор нет полноценных, сильных духовных учебных заведений. Много молодых людей по сей день едут получать образование в Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, а полученные ими знания, как уже было отмечено, не всегда гармонируют с нашими реалиями.

Е.С.: Не соответствуют нашей культуре. Не так ли?

Р.Ж.: Есть как соответствия, так  и противоречия, как например, в случае с вахаббизмом, суфизмом. Устранением недостатков должны заниматься наше духовное управление, Центральная мечеть, мечети на местах. Однако не хватает активности. Не хватает соответствующей поддержки со стороны государства. Сейчас мы живем в век конкуренции, будь то сфера информации, экономики или идеологии. И духовная сфера не исключение. Сейчас в мире идет большая идеологическая битва в области религий и особенно в мусульманской цивилизации. Наша образованная, или верующая среда до сих пор не готова к религиозной конкуренции. И в этой конкуренции она проигрывает.

Е.С.: Понятно. Есть страны, которые являются светскими по своей природе, но религиозные деятели которых влияют на духовный мир общества. За примером далеко ходить не нужно. Это Турция, Россия. Имеет ли положительное влияние на казахское общество духовное управление Казахстана или ислам?

Р.Ж.: Мы отметили выше имеющееся положительное влияние. С каждым годом растет число людей, выполняющих предписания ислама – читающих намаз, держащих пост «Оразу» и, если располагают средствами, совершающих хадж — паломничество в святые места. Разумеется, духовное управление имеет определенные заслуги в этом плане. Но все же нельзя отрицать, что оно все еще неконкурентноспособно перед лицом иных влияний. Мы живем в светском государстве. По Конституции у нас религия отделена от государства. Соответственно, религии или религиозные круги невправе вмешиваться в политику. Но, с другой стороны, вмешательство государства в дела религии у нас имело место. Может быть, определенное регулирование и должно быть, поскольку, как мы говорили, это государствообразующая предпосылка. Однако, по моему мнению, здесь не должно быть перегибов. Это окажет влияние на духовное управление в плане ощущения себя свободным, достижения конкурентоспособности, занятия активной позиции в особенности по проповедованию, разъяснению сути ислама. Возьмем, к примеру, пятничный намаз. Я думаю, что здесь присутствует чрезмерное вмешательство во внутренние дела религии. Страждущие прихожане, особенно молодые люди, разочарованные в жизни, уставшие, возмущенные чем-то, идут в мечеть не только для чтения намаза и выполнения каких-то формальных обрядов, а в поисках духовной пищи, ответов на животрепещущие вопросы. Но все, что они слышат в Центральной мечети, это пропаганда центральной власти, которая льется все 24 часа в сутки и по телевидению, и через прессу. А ведь они пришли за духовностью, моралью, гуманизмом. Таким образом, не получив ответов на свои вопросы, молодежь иногда обращается к другим альтернативным течениям. Это вызывает большую озабоченность. Почему наша молодежь примыкает к салафитам, коранитам или вахаббитам, — по незнанию или другим причинам? Почему наши сограждане отказываются вносить вклад в развитие государства, общества и отправляются в Сирию со своими семьями, детьми. Это серьезный вопрос, самым непосредственным образом влияющий на развитие государства.

Е.С.: Совершенно справедливо. Я присоединяюсь к Вашему мнению. И вот вы упомянули Сирию, или ИГИЛ. Мне кажется, что причиной отъезда казахов в эту страну является низкий уровень справедливости в нашем обществе. Справедливость – понятие не только из духовной области, это также экономический, социальный термин. Он имеет очень глубокий смысл. А теперь следующий вопрос. С окончанием ХХ века некоторые страны стали использовать религию в геополитических целях. За примером далеко ходить не нужно. В упомянутой Вами Сирии будь то ИГИЛ или другие исламистские группировки защищают геополитические интересы других стран. Это правда. У нас в Казахстане, как Вы отметили, религия разделена на четыре-пять течений. Возможно ли, что в будущем другие страны будут использовать их в своих целях?

Р.Ж.: Разумеется, возможно. Так оно происходит и сейчас. Это основная цель отдельных стран, в числе которых Саудовская Аравия, Афганистан, Объединенные Арабские Эмираты, Катар. Они не только оказывают поддержку в повышении религиозной грамотности населения, но также намерены завладеть умами нашей молодежи. Когда они приглашают молодых людей на обучение в свои медресе, их целью является привить им свое отношение к исламу посредством религиозных наставников, других учеников. К примеру, в основе салафизма лежит намерение оказывать политическое, геополитическое, идеологическое влияние влияние через молодых учеников из Казахстана, которые возвращаются на родину. Конечной целью салафитов является создание, возрождение исламского халифата по его средневековому образцу, и они этого не скрывают. Несколько раз они предпринимали такие попытки. В свое время это было на территории Югославии, в Афганистане, а сегодня мы наблюдаем это в Сирии и Ираке. Возвращаясь вопросу о причинах отсутствия единства в народе, следует отметить отсутствие конкурентоспособности религиозных кругов, низкий уровень религиозной грамотности молодежи, нерешенность не только духовных, но и социальных вопросов, например, это безработица, финансовые трудности, безуспешные попытки добиться справедливости в обществе, скажем, после обращения в администрацию, суд. Глубокое разочарование приводит их к такому решению. Это имеет место. Но молодежь или поддавшиеся влиянию люди других возрастов не виноваты в этом, я бы сказал, это их большое несчастье. За это ответственны в первую очередь данные государственные учреждения…

Е.С.: И общество!

Р.Ж.: …и общество, интеллигенция, школы, вузы, которые не сумели своевременно дать соответствующие знания, создать соответствующий иммунитет, не сумели привить веру наших предков — ислам, оказались неконкурентоспособными в области религии. Название течения салафизм происходит от арабского «салаф», что означает «предки». Т.е., салафизм это возвращение к чистой древней религии своих предков. На первый взгляд здесь нет ничего особенного, но все дело в предках. Саудиты имеют в виду своих пращуров, катарцы – своих, но ведь их предшественники имели определенные отличия от предков казахов. Когда речь идет о наших предках, даже если использовать слово «салаф», то мы в первую очередь должны говорить об эпохе Абая, Бухара жырау, Шакарима, превозносить религию той эпохи, унаследованную нами от наших дедов традиционную религию, ее ценности, сильные стороны. Я уверен, а я много лет жил и работал в арабских, мусульманских странах, что наша традиционная религия ни в чем не уступает, если не превосходит, другие религиозные течения, взгляды, учения. Казахи оказались в выигрыше, сумев гармонично синтезировать ислам со своими понятиями, традициями. Однако у нас, у казахов, есть нехорошее качество подражать другим народам, другим культурам. Разумеется, в этом есть и хорошее, говорят же: учись у хорошего. Однако, например, в экономике, мы сломя голову бежим и подражаем Европе, Китаю, пытаемся повторить турецкий путь развития. В сфере технологий берем еще какую-нибудь модель. То же самое происходит и в вопросе религии. Мы отодвигаем на задний план свою религию, традиционную религию наших предков и напрочь забываем о ней, подражая саудитам, египтянам. Но в действительности, если рассматривать с исторических позиций, Казахская степь, Центральная Азия, т.е. наш тюркский мир внесли большой вклад в развитие мусульманского мира, мусульманской цивилизации. Возьмем, к примеру, Аль-Фараби, Яссави, Накшфанди, Хорезми, Навои, Саади. Все они – сыны нашей земли. Даже среди многих тафсиров — пояснений к Корану — самыми лучшими и по сей день считаются тафсиры, написанные имамом Аль-Бухари, и это признает вся мусульманская цивилизация. Этот великий ученый тоже сын нашей земли. Мы же с пренебрежением относимся к такому великому наследию. Превозносимые саудиты два века назад вообще не существовали как народ. Не было народа с таким названием. Их предки были совсем иными, это были разроненные племена. Мы же берем их за образец для подражания. Это не совсем правильно. К сожалению, наше духовное управление, идеологические органы, компетентные органы, ответственные за воспитание, наша интеллигенция до сих пор не выполняют функцию по разъяснению данных вопросов.

Е.С.: Под лежачий камень и вода не течет. Следующий вопрос. Как Вы знаете, около полугода назад в Париже произошел случай с журналом Charlie Hebdo. По моему мнению, это проявление происходящей в мире борьбы цивилизаций. Как сказал Р. Киплинг: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им никогда не сойтись». По прошествии одного века Запад и Восток не только сошлись вместе, но они перемешались. И битва цивилизаций происходит в каждом доме, в уме каждого человека. Как по-Вашему, судя по тенденциям в мире, есть ли силы, которые борются с  исламом, против человеческой, духовной, гуманитарной  природы ислама?

Р.Ж.: Конечно, есть. Они и раньше были, истории это давно известно. Это присуще не только ХХ-ХХІ векам, это было и в средневековье. Во времена крестовых походов. Почему происходят подобные явления в условиях, когда мусульманский мир установил связи с Западом? Во-первых, это связано с религиией. Это очень хрупкий, чувствительный мир. А с другой стороны, религия это очень важный идеологический инструмент, сплачивающий народ, объединяющий разрозненные племена, следовательно, это политический инструмент. Многие силы пытались использовать этот консолидирующий инструмент для осуществления своих злонамеренных планов, достижения политических целей. Такое было и  со стороны европейцев.

Е.С.: Например, был Лоуренс Аравийский…

Р.Ж.: Да, да… Например, в действиях, направленных против Турции, т.е. Османской империи, когда Британия склонила на свою сторону арабские племена обещанием о возрождении ислама, освобождением от турецких реформ. Подобное происходит и современных условиях. Имеют место различные подстрекательства, провокации, могут быть всевозможные действия, направленные на разжигание конфликта между государствами, нациями. И основными предпосылками, как и в Казахстане, являются хаос в обществе, обеспокоенность, нерешенность социальных проблем, снижение уровня духовности, недостаточность религиозной грамоты, дефицит терпимости и как результат – отчаяние. Мы уже говорили, что это очень хрупкий мир. В 2006 году, когда я работал в Ливии, впервые возник конфликт, связанный с выходом карикатуры, и я своими глазами видел, к чему это может привести. Тогда в Европе появились первые подобного рода карикатурные издания, унижающие ислам, пророка. Это вызвало взрыв негодования в Ливии, в ряде других арабских стран. В особенности в городе Бенгази это вылилось в демонстрации, беспорядки, правонарушения, ряд европейскийх посольств оказались в языках пламени, были жертвы с обеих сторон, и именно тогда возникло чувство большой обеспокоенности, тревоги. И все же, несмотря на это, отдельные государства Европы, возможно, их политические круги, продолжили подобные действия. Упомянутый Вами случай с Charlie Hebdo словно продолжение тех событий. Т.е., зная, что подобные действия вызовут возмущение мусульманского мира, приведут к розни, были совершены провокационные действия. Кроме того, существуют двойные стандарты. Они ссылаются на свободу слова, говорят, что имеют право на карикатуру, поскольку живут в правовом государстве, однако они не совершают подобных унизительных действий по отношению к католицизму, христианству или против иудаизма. Это направлено только против мусульман. Т.е. провокация налицо, но вопрос не только в отдельном французском издании, а в целом в общественном мнении, провокации имеются с обеих сторон. Нельзя отрицать, что в мусульманских странах есть силы, которые пошли на крайние меры. Почему они крайне жестоко наказали журналистов Charlie Hebdo? Ведь можно было обратиться к органам правопорядка, прибегнуть к иным адекватным действиям. Были застрелены даже полицейские,  не имеющие никакого отношения к журналу. Перегибы были с обеих сторон, и все из-за отсутствия терпимости, сдержанности, понимания. Действия отдельных лиц привели к конфликтной ситуации между государствами, столкновению цивилизаций. И как мы видим, вместо того, чтобы разрешить конфликт, провокаторы организовали многомиллионные демонстрации в Париже и других городах Франции, заявляющие «Я — Charlie Hebdo», затем это получило продолжение в других странах. А Ходорковский, например,  заявил, что необходимо и дальше издавать Charlie Hebdo, продолжать унижающие нападки. Безусловно, это вызвало гнев и возмущение в мусульманском мире, привело к многочисленным демонстрациям, столкновениям. Конечно существуют силы, наносящие вред другим государствам, и они будут всегда. Никто не застрахован от них. Все, что можно противопоставить им, – это вовремя решать вопросы, которые могут послужить толчком к подобным явлениям. Применительно к Казахстану следует отметить важность религиозной грамотности, распространения и развития нашей традиционной религии, решения вопросов молодежи, которая является самым уязвимым звеном, легко поддающимся чужому влиянию, и это касается не только воспитания и духовности, но и вопросов их социальной жизни, трудоустройства. Конечно, это комплексные вопросы, решение которых требует много времени, но ими нужно заниматься.

Е.С.: Простите, я перебью Вас, по моему мнению, причиной такого постепенного обострения религиозной ситуации в Казахстане является отсутствие социальных лифтов в нашем обществе. Каковы механизмы формирования социальных лифтов?

Р.Ж.: Я полностью согласен с Вами, среди указанных причин стоит отметить отсутствие социальных лифтов. В советское время, несмотря на то, что нами высказывается много критики, были социальные лифты. Это правда. 99 процентов нынешних представителей власти вышли из семей чабанов, из аулов. Однако в свое время они воспользовались социальными лифтами и пришли к власти, а в современных условиях таких возможностей уже нет, и это создает ощущение восстановления какой-то касты. Такое положение, безусловно, вызывает гнев, возмущение. Решение данного вопроса я вижу только в построении демократического прозрачного государства с активным гражданским обществом. Т.е. демократия – это наличие непосредственной связи между властью и народом, отчетность власти перед народом, ответственность в рассмотрении каких-либо вопросов, например, вопросов социума, духовности, с другой стороны, должны быть активные граждане, требующие решения этих проблем, т.е. само общество должно быть активным. Общество само должно требовать удовлетворения своих прав, закрепленных Конституцией, будь то право на социальные лифты, бесплатное и качественное образование, качественное здравоохранние, трудоустройство, решение жилищных вопросов и т.п. Однако самое главное — это демократия. Чем выше уровень демократичности и открытости, активности общества, тем больше возможностей решать вопросы в сфере религии, социума, культуры, языка.

Е.С.: Спасибо. Сегодня гостем нашей студии был известный политилог Расул Жумалы.

Новости партнеров

Загрузка...