Виктор Милитарёв: Понимаете, «национально сознательные украинцы» достали

Виктор Юрьевич Милитарёв – московский политолог и публицист. Ведёт колонки в газете “Известия” и на портале “Свободная пресса”

Виктор Милитарёв

— Виктор Юрьевич, в этот раз я хочу поговорить с вами на деликатную национальную тему. Она в России стремительно утрачивает деликатность. Например, вы недавно разместили на своей странице в фейсбуке статью русского журналиста с Украины. В статье крайне резкие эпитеты в адрес украинцев как народа. Очень обидные характеристики украинского национального характера. Вы дали ссылку на эту статью, а потом вместе со своими друзьями принялись её одобрительно комментировать.

Я вас знаю как рассудительного человека, поэтому хочу спросить – это нормально, так теперь носят? По российскому телевидению и в газетах тоже вовсю поливают не только Порошенко, Яценюка и Яроша, но и украинцев как таковых. Мне кажется, это опасная тенденция. Снимаются некие очень важные табу в межнациональных отношениях. После разоблачения «никуда не годных украинцев» можно будет «разоблачать» армян, евреев, казахов.

— Вы сильно преувеличиваете. Автор статьи только анализирует некоторые стороны украинского национального характера.

— Давайте я приведу одну цитату, почти наугад:

«Вряд ли здесь вообще уместно говорить об этике или морали — это эгоизм хуторянина, помноженный на зависть, любовь к дармовщине и неосознанный, но стойкий комплекс неполноценности. В его основе — подсознательное ощущение своей ущербности и стремление искать внешних виновных в своих проблемах — вместо признания собственной несостоятельности. Этот комплекс возник не вчера — у него достаточно глубокие корни. И во времена СССР, и раньше — «до исторического материализма» — украинцы действительно уступали в социальной динамике русским и русскоязычным — как местным, так и приезжим — те были образованнее, мобильнее, составляли основу городского населения и технической интеллигенции — в то время, когда украинцы, даже нынешние городские — это хуторяне всего поколение назад, а хуторскую ментальность не изживешь за столь короткое время».

Какие гарантии, что и другие соседние с Россией народы не будут «проанализированы» в таком же духе?

— Это зависит от того, как те, кого анализируют, относятся к русским. Понимаете, «национально сознательные украинцы» достали. Ну, собственно, меня лично, как человека информированного и чувствительного, они достали ещё в середине 90-х, а уж в начале нынешнего века точно. Но до широких русских масс ситуация дошла только в течение прошедшего года. Дошла ненависть со стороны украинцев, дошло презрение, стереотипные ругательные выражения, используемые в адрес русских. Дошло понимание степени насильственной дерусификации, которая проводится на Украине уже более двадцати лет. Да, сейчас у русских сломались наивные защитные механизмы, кончились сказки про какой-то выдуманный братский народ. Если другие соседние народы начнут вести себя похожим образом, их тоже начнут анализировать. Причём, я подчёркиваю, анализировать, а не дискриминировать и тем более не убивать.

И раз уж вы упомянули евреев – недавно по России, по крайней мере, по Москве, прокатилась такая волна раздражения в адрес евреев. Она была связана с неимоверно высоким процентом евреев среди так называемых демократов, или, точнее, как сейчас все стали понимать – среди либералов, с их склонностью рассказывать про то, какие все русские любители рабства и алкоголизма. Но эта волна потихоньку прошла. Хотя следует отметить, что главного со стороны евреев сделано не было – не было массовых высказываний вменяемых евреев с критикой либеральной русофобии. То есть еврейская общественность России не сочла нужным обезопасить себя от юдофобии, которую вызывает то, что часть евреев занималась громкой национальной критикой русских с ультра-либеральных позиций.

— Вы себя ни в какой мере не относите к еврейской общественности?

— Это тонкий вопрос, но скрывать своё еврейское происхождение довольно глупо, если оно есть. Но у меня identity этого нету. Разумеется, я согласен в случае необходимости, если меня попросят, выступить, как человек, рождённый евреем, с какой-нибудь критикой еврейского национального характера или еврейской истории. Но в принципе это для меня неестественно, потому что не с детства, но с молодых лет я сознаю себя русским. Какого-то рода юдофобские высказывания меня задевают, но не потому, что они направлены против евреев, а потому, что они несправедливы. А в том случае, когда справедливы, я их и сам произношу.

— Возможно, многие другие московские евреи по той же причине не выступили, например, с критикой русофобских высказываний Шендеровича.

— Мне трудно об этом судить. Мне известно, что многие израильтяне, в том числе бывшие советские евреи, довольно резко высказываются по поводу соплеменников, которые зачем-то в начале ХХ века связались с большевиками, а сейчас связались с либералами, занимаются идиотскими делами, позорят еврейский народ и вызывают юдофобию. Такое мне приходилось слышать. А вот негодование в адрес тех евреев, которые занимаются либеральной русофобией или в адрес евреев-олигархов, то есть людей, воровским образом разбогатевших и часто являющихся заказчиками убийств – вот такую критику со стороны еврейской общественности мне приходилось слышать только в одиночных случаях.

— Вспоминаю, что писатель Эдуард Тополь ещё в конце 90-х опубликовал большую статью на тему еврейской ответственности, еврейского долга перед другими народами России.

— Эдуард Тополь, на мой взгляд, говорил разумнее вещи, но неосторожно. И его слова многими были восприняты совершенно превратно. Они были восприняты как торжество еврея, который радуется, что евреи наконец имеют такие сильные позиции в России. Что, на мой взгляд, тоже несправедливо, хотя такие пристрастные и даже истерические суждения приходится слышать регулярно. Но ещё раз подчёркиваю: я сейчас говорю о неком общем принципе. Когда существует конфликт, который можно интерпретировать как этнический, его острота снимается тем, что представитель той стороны, которую упрекают в агрессии, критикует свою сторону.

Вот покойный Олесь Бузина критиковал свою сторону.

— Да. Или, например, в 1995 году знаменитый чеченский танцор Махмуд Эсамбаев написал: сегодня мне стыдно, что я чеченец. Причём, эти слова были сказаны не просто по поводу того, что чеченцы воевали с русскими. Они были сказаны даже не по поводу того, что группа чеченцев во главе с Басаевым захватила в Будённовске больницу с роженицами, готовилась их убить и часть убила. Негодование и стыд Эсамбаева были вызваны тем, что значительная часть чеченцев считала действия группы Басаева абсолютно правильными.

— Эсамбаев к тому времени, если не ошибаюсь, был уже глубоко пожилой человек.

— Да, я с ним общался через несколько лет. Ему было в районе восьмидесяти. И он скоро умер.

— Он после этих своих слов остался гордостью чеченского народа? Я просто не очень в теме.

— Не знаю, остался ли он гордостью чеченского народа. Но то, что Махмуд Эсамбаев спас честь чеченского народа, и то, что, возможно, эти слова Эсамбаева помогли погасить уже начинавшуюся штормовую бурю всероссийской ненависти к чеченцам… То есть я подозреваю, что слова Эсамбаева позволили русским не возненавидеть весь чеченский народ.

— Но с тех пор прошло 20 лет. Ситуация меняется, причём, не всегда в лучшую сторону. Сейчас между русскими и украинцами (а это традиционно гораздо более близкие народы, чем русские и чеченцы), такая стена ненависти, что приходит на память газетная публицистика 1942 года и призывы Ильи Эренбурга «убей немца!». Одним из подтверждений высокого градуса этой ненависти стала недавняя трагедия в Киеве, когда уже упоминавшийся украинский журналист и писатель Олесь Бузина, который пытался сохранять объективность, не хотел впадать вместе со всеми в националистическую истерику, был расстрелян во дворе своего дома. А многие представители местной «общественности» отреагировали на это не просто равнодушно, но со злорадством.

Вообще, Виктор Юрьевич, у вас нет ощущения, что сейчас разрушается тот небольшой слой межнациональной политкорректности, который с огромными усилиями удалось нарастить за последние десятилетия? И ситуация опять «садится» на древнюю грубую скальную породу, когда для большей части народа «всё ясно»: есть хорошие наши, и есть омерзительные чужие, которые может и не люди вовсе, а монстры с пёсьими головами.

— Я должен сказать, что партия «национально сознательных украинцев» действительно воспринимает русских как песьеглавцев. Русские никого как песьеглавцев не воспринимают, но воспринимают «национально сознательных украинцев» как уродов, как недочеловеков. И такое отношение русских сейчас достаточно справедливо, потому что партия «национально сознательных украинцев» это действительно идейные людоеды и недочеловеки.

Подчёркиваю: не весь украинский народ, который, как я неоднократно уже говорил, сидит сейчас под столом, забившись туда в страхе, потому что подавляющая масса украинского народа вполне разумна, но крайне опаслива и ждёт, кто победит. Речь идёт максимум о двух миллионах человек из 40-мииллионной Украины. Я вообще подозреваю, что беснуется 40-50 тысяч злобных психопатов в социальных сетях, имитируя собой 40-миллионный народ. И эти 40-50 тысяч – да, они идейные людоеды. Они произносят такие слова, после которых сказавшего уже трудно воспринимать как человека. Они говорят – мало вас жгли в Одессе. Они говорят – кто из Донбасса не уехал на территорию «правильной» Украины, тот не мирное население, а пособник террористов, все их дома надо разбомбить или расстрелять из пушек.

— То есть вы считаете (я возвращаюсь к началу разговора), что «критика» украинского национального характера с перечислением таких его «особенностей» как «любовь к дармовщине», «стойкий комплекс неполноценности», «ощущение своей ущербности и несостоятельности» — не есть срывание неких стоп-кранов в межэтнических отношениях.

— Какие тут стоп-краны? Довольно невинные слова, говорившиеся за последние 200 лет неоднократно. Слова, соответствующие действительности. Причём, выражение «народ предателей» произнесено не было, хотя раньше вместе со словами «хуторяне» часто говорили и «народ предателей». Я литературу на эту тему читал. Но реакция-то идёт не на это. Реакция идёт на поведение «национально сознательных украинцев». Которые выдают себя не за партию, а за весь народ… Вообще, я не вполне понимаю вашу деликатность в межнациональных отношениях и претензии к русским, за то, что они говорят о «хуторской психологии» украинцев. Украинцы уже почти двадцать лет публично говорят о русских, как о «генетических рабах», «генетическом мусоре» и «монголо-угрофинском сброде». А русские начали отвечать только сегодня и в гораздо более сдержанных и умеренных выражениях

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...