Марат Майлибаев: «Наша нефть ценная, просто наши не умеют торговать ценным товаром»

Изначально запасы Кашагана оценивались в 7 млрд тонн нефти, потом выяснилось, что их 700 млн. Нефтедобычу не начинают просто потому, что она не окупит вложенные в шельф затраты

«Я лично много раз выступал против разведки и добычи на Каспии. В конкуренции нефти и рыбы выиграла рыба. Еще не поздно остановить добычу на шельфе», – заявил Марат Майлибаев, геолог (первооткрыватель газового месторождения Амангельды), на встрече в Дискуссионном клубе Ярослава Разумова.

нефтяные ресурсы Казахстана

«По Кашагану они поняли, что затраты не окупят, – считает Марат Майлибаев. – Сначала думали там 7 млрд тонн. В итоге получилось еле-еле 700 млн. тонн. Они никак не окупают все затраты на шельф». Да и сама рентабельность добычи кашаганской нефти под $90 за баррель. «Кто сделал ошибку?» – спросил Ярослав Разумов, модератор дискуссионного клуба. «Я не буду отвечать на этот вопрос, НКВД еще работает», – ответил геолог.

Достоверные запасы нефти, которые в Казахстане можно извлечь, г-н Майлибаев оценивает в 3,5 млрд тонн. Максимально поднять планку можно до 11-12 млрд. Прикаспийская впадина, Устюрт, Тургай – самые большие перспективные территории. Все остальные места вроде Зайсана или павлодарского прииртышья могут дать лишь небольшие месторождения, которые существенного влияния на общую картину не окажут.

«Нам нужно срочно поднимать технический и технологический уровень в нефтяной промышленности», – настаивает гость дискуссионного клуба. Когда Марат Майлибаев работал на производстве, то в своем кабинете держал плакат Владимира Маяковского с лозунгом «Даешь – изобретения, даешь – науку, вооружающие пролетарскую руку».

В свое время г-н Майлибаев изобрел долото для бурения скважин с производительностью в 107 раз выше, чем использовавшееся в промышленности. В советские годы идея поддержки не получила под предлогом того, что пришлось бы сокращать рабочих в отрасли. Сам автор разработки с таким подходом категорически не согласен: «Больше побурили бы – больше месторождений работало бы». В период капитализма изобретение не заинтересовало западных производителей, поскольку в этом случае у них сократился бы рынок сбыта в Казахстане.

«Классическая музыка в науке нужна больше всего. Под классику производительность научных работников в несколько раз увеличивается», – заметил геолог.

«Геологическую науку у нас стремятся полностью ликвидировать. Надеются на инвесторов», – сообщил Марат Майлибаев. Однако «иностранцы не хотят тратиться на поисковые работы». «Поисковые работы и науку будем делать за счет инвестиций – министр одной этой фразой погубил и поисковые работы, и науку», – акцентировал он. Сам ученый с более чем пятидесятилетним стажем работы писал письмо в правительство, где объяснял необходимость финансирования геологии государством. После обнаружения месторождения его надо передавать недропользователю и тот через добычу, налоги и прочие платежи вернет понесенные затраты. Но понимания у принимающих управленческие решения такой подход не нашел.

Г-н Майлибаев скептически настроен к «сланцевой революции»: «Сланцевая нефть – это афера. У них не работает и у нас не будет работать».

Относительно прогноза по цене на «черное золото» ученый выразился так: «Цены будут падать. Потому что в нефти станут меньше нуждаться как в топливе, она пойдет в основном как химсырье». Он полагает, что в перспективе вырастит удельная доля использования газа, а потом ядерной энергетики и нетрадиционных источников.

В среднем по Казахстану себестоимость добычи барреля нефти составляет $11. «Если на Ближнем Востоке скважина дает меньше 2 тыс. кубометров в сутки, то ее закрывают как «сухую». В Казахстане 6-7 тонн нефти в день считается производительная скважина», – привел пример разницы в объемах гость дискуссионного клуба.

Марат Майлибаев очень высокого мнения о казахстанской нефти как ценном минеральном сырье – парафин, мазут, ароматика, сера, ванадий… «В наших нефтях в среднем 380 компонентов», – подчеркнул он. Например, из такого сырья хорошо делать минеральные индустриальные масла, на которых работают высокооборотистые авиационные двигатели. Танковые двигатели при эксплуатации с такими маслами работают в 4-4,5 раза дольше. «Ароматика обладает лечебными свойствами – уничтожает заразу в организме человека», – обратил внимание ученый. А что касается тех случаев, когда на промыслах от нее иногда страдают рабочие, то здесь как с любым полезным веществом, которое в избытке приносит вред.

Месторождения газа с объемами до 5 млрд кубометров на жаргоне геологов называются «пузырек». То же Амангельдинское месторождение небольшое. Г-н Майлибаев удовлетворен тем, как его использовали в переговорах с Узбекистаном по газовому вопросу (после заявлений о планах по освоению Амангельды Ташкент открыл газовую задвижку на Алматы), но практическая отдача здесь объективно ограничена. «Оно в сутки дает 300 тыс. кубов газа. Алматы в сутки потребляет 1,5 млн кубометров. Амангельдинского месторождения не хватит даже на Тараз», – отметил гость дискуссионного клуба.

Относительно подготовки кадров Марат Майлибаев сказал следующее: «Политехнический институт готовит диверсантов для себя. Никто не хочет идти технарем. Технарь – это черная работа на промысле».

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...