Нацбанк не знает, что делать с тенге

Валютная политика уже не входит в зону ответственности Нацбанка РК. Валютный курс и самочувствие тенге отданы на откуп рынку, спекулянтам, субъективным оценкам из области паритета с рублем. Но определяющим фактором все-таки остается цена на нефть. Тенге еще долго будет оставаться сырьевой валютой, до тех пор, пока отечественная экономика не будет диверсифицирована реально. А потому валютный рынок еще долго будет черным ящиком с множеством сюрпризов

Господин Келимбетов, в Казахстане введен плавающий курс тенге?
Совершенно верно.
А почему такие колебания?
Плавать не умеет!

…То ли анекдот, то ли из жизни.

После того, как тенге был отправлен в свободное плавание, определить сложно, куда он курс держит: сначала упал до 255,26 тенге за 1 доллар, потом неожиданно укрепился. Потом все повторилось, но уже на меньшей амплитуде. Что будет происходить с национальной валютой дальше? Какой политики будет придерживаться центробанк? Станут ли его действия более профессиональными и предсказуемыми?

девальвация тенге

Спекулянты любят качели

До 20 августа Национальный банк шел в одном направлении, постоянно утверждая о том, что валютный коридор – это реальный инструмент, т.к. может быть неким ориентиром для игроков валютного рынка. Внушало доверие и то, что к этому инструменту он изредка обращался, как бы демонстрируя населению Казахстана, что ситуация под контролем, что тенге можно верить – последняя корректировка коридора состоялась 15 июля. 19 августа тенге круто упал – доллар, соответственно, вырос до верхнего предела коридора, а 20-го Нацбанк внезапно сменил свой вектор, заявив о том, что Казахстан переходит к реализации новой денежно-кредитной политики, основанной на свободно плавающем курсе тенге.

С тех пор прошло не так много времени, но каждый день и каждые валютные торги преподносили сюрпризы. После взлета до 255,26 тенге 20 августа доллар упал на следующий торговый день, в понедельник 24 августа, до 218,61 тенге. 25 августа доллар поднялся до 230,11 тенге, 26-го преодолел планку в 243,99 тенге, в последующие дни опустился сначала до 241,76 и затем до 237,66 тенге (на 28 августа).

Теперь представим реакцию людей, которые еще недавно видели статичную картину на табло обменных пунктов, когда тенге стойко занимал определенные позиции, изо дня в день, неделями находясь на определенной высоте. Конечно, сегодняшние качели вводят всех в нервное состояние, ведь тренд еще непонятен.

Причина резких скачков стоимости национальной валюты – то в сторону повышения, то в сторону понижения – имеют рыночное происхождение. Теперь, когда Нацбанк проводит смелый эксперимент, самоустранившись от валютных торгов и интервенций, и не формирует искусственно цену тенге, все отдается на откуп участникам торгов.

Вот здесь-то и подстерегают нашу нацвалюту опасности. Во-первых, дилеров в Казахстане, увы, немного, и они легко могут двигать курс в любую сторону. Особенно, конечно, в этом будут преуспевать более крупные игроки. Во-вторых, для установления нового курса объем торгов не имеет значения. Курс тенге в эти дни сдвигали небольшие объемы, которые не превышали 75 млн. долларов, а чаще были намного ниже.

В этих условиях объективно усиливается значение двух факторов, работающих на ослабление тенге: спекуляции и равнение на российский рубль. Укреплению тенге, напротив, будет способствовать повышательный тренд мировых цен на нефть. Ну и, конечно, позитивное влияние могут оказать налоговые периоды, когда экспортеры продают валютную выручку для уплаты налогов в бюджет и возрастающее предложение доллара тянет его вниз.

Об историческом опыте и позднем зажигании

Вообще-то Нацбанк собирался отправить тенге в свободное плавание в 2017 году. Были такие планы. Многие аналитики этого остерегались, хотя непонятно, чего здесь бояться – тенге уже был в свободном плавании.

Вспомним свою собственную историю. В 1998-1999 годы тоже была неблагоприятная конъюнктура мировых цен на нефть и цветные металлы. Торговые партнеры Казахстана девальвировали национальные валюты (заметим, не одномоментно), а тенге монетарная власть держала в определенных рамках. В итоге конкурентоспособность казахстанских товаров снизилась, экономический рост замедлился. Знакомая картина, как будто написанная маслом с натуры начала августа-2015, не правда ли?

И тогда было принято решение с 5 апреля 1999 года перейти к режиму свободно плавающего обменного курса национальной валюты. Как известно, в результате таких мер валютный рынок стабилизируется и финансовый сектор получает карт-бланш для развития.

Политика плавающего обменного курса тенге сохранялась, между прочим, еще несколько лет. Когда экспортные товары росли в цене, тенге существенно укреплялся: со 156 тенге за доллар в 2002 году до 127 тенге за доллар в 2006-м.

Затем был период, когда Нацбанк занимался финансовой стабильностью, в том числе и стабильностью обменного курса тенге.

Потом история повторилась. Во втором полугодии 2008 года и начале 2009 года торговые партнеры Казахстана опять провели девальвацию своих валют на фоне падения мировых цен на сырьевые товары. Но на этот раз Нацбанк предпочел одномоментную девальвацию с последующим установлением валютного коридора.

О том, что было в 2014 и 2015 годах, вы и сами отлично знаете: это уже третья спираль в новейшей истории финансового рынка.

Вообще, политика центральных банков, и нашего в том числе, циклична. Падает стоимость нефти, нарастают внешние шоки – сдерживать курс национальной валюты во имя любых целей, даже той же финансовой стабильности, – бессмысленно. Но всякий раз, как мы можем судить по историческим данным, у Нацбанка было позднее зажигание. История ничему не учит…

Денежно-кредитная политика: ориентиров больше нет

Сегодня намерения Нацбанка и то, как он будет двигаться дальше в отношении валютного курса, неизвестны. В его «настольной книге» – «Основные направления денежно-кредитной политики Республики Казахстан на 2015 год» от 25 февраля с.г., преимущественно говорится о создании условий для устойчивого экономического роста и удержании инфляции в целевом коридоре. О валютной политике не сказано почти ничего, за исключением того, что до осени 2014 года наблюдалась стабильная ситуация, а в октябре-декабре 2014 года выросли девальвационные ожидания.

В другом документе – «Денежно-кредитная политика Республики Казахстан до 2020 года», подписанном 24 апреля и дополненном 17 июня 2015 года, написано: «Валютные шоки могут иметь сильное влияние на стабильность банков и других участников финансового рынка. Поэтому, в случае наступления валютных шоков, приоритетной задачей Национального Банка будет являться обеспечение стабильности на финансовом рынке, путем сглаживания резких и значительных колебаний обменного курса. Национальный Банк может использовать разные инструменты курсовой политики для стабилизации ситуации на финансовом рынке, в том числе проведением прямых валютных интервенций».

И еще одна цитата: «На переходном этапе Национальный Банк будет придерживаться режима валютного коридора. Национальный Банк будет допускать более гибкий обменный курс, в той мере, в которой это не будет противоречить достижению целей по инфляции».

Как видим, этот труд, определяющий политику Нацбанка до 2020 года, уже безнадежно устарел. Нацбанк остался без фундаментальных документов, на которые он мог бы ориентироваться не только в этом году, но и в перспективе пяти лет.

Конечно, мы согласны, что основные направления денежно-кредитной политики – это не строгое руководство к действию, поскольку иногда нужно быстро реагировать на непредвиденные внешние шоки. Но быстрой реакции, и адекватной реакции, увы, нет.

К сожалению, Нацбанк практически не пользуется инструментами, которые могли бы стабилизировать ситуацию и на кредитном рынке, и на валютном. Так, когда появились девальвационные ожидания, казахстанские банки начали испытывать большие проблемы с тенговой ликвидностью – у них не было тенге. И тогда Нацбанк предоставлял краткосрочную тенговую ликвидность посредством операций обратного РЕПО и валютных свопов.

Эксперты отмечали, что Нацбанк вообще плохо и неохотно пользуется инструментами денежно-кредитной политики, что оказывает опосредованное негативное влияние на валютный курс. Правда, на днях Нацбанк распространил информацию, что планирует принимать решения по ставкам и инструментам в начале каждого месяца – ставки денежного рынка будут воздействовать на стоимость кредитных ресурсов и инвестиций в экономике, деловую активность и инфляцию. Валютный курс уже не входит в зону ответственности Нацбанка.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...