Измаил не наш

22 декабря 1790 года войска Суворова взяли штурмом неприступную турецкую крепость Измаил. Сейчас эти земли принадлежат Украине

Взятие Измаила — одна из самых духоподъёмных страниц в российской истории. И одна из самых трагических в турецкой и крымско-татарской. Причём, жизнь устроена так, что дела минувших дней, казалось бы, навек уснувшие на музейных полках и страницах учебников, иногда вдруг будто оживают. И почва у нас под ногами начинает играть. В очередной раз выясняется, что там внизу не только песок и камни, но и магма.

22 декабря 1790 года войска Суворова взяли штурмом неприступную турецкую крепость Измаил

За семь лет до штурма знаменитой крепости случился первый Крымнаш. В 1783 году русским наконец-то удалось разорить осиное гнездо, из которого на славянские земли три века подряд совершались набеги. Возможно, не все читатели знают, что ещё каких-то 300 лет назад захват чужого мирного населения и продажа его на невольничьих рынках Средиземноморья — это был такой же хорошо поставленный бизнес, как сейчас туризм ол инклюзив. И вот встающая с колен Россия эти схемы соседям поломала.

Соседи были очень недовольны. В 1787 году они решились оспорить новый геополитический расклад. Как и сейчас, за спиной у турок стояло тогдашнее НАТО. Кроме возвращения Крыма турки требовали права на досмотр российских торговых судов, проходящих через проливы Босфор и Дарданеллы. Тоже что-то напоминает из современности, правда? Русские, конечно же, не согласились. Началась новая война.

Турция в то время была гораздо обширней, чем сегодня и называлась Османская империя. Ей кроме всего прочего принадлежали огромные территории в северном Причерноморье. Мощные турецкие крепости царили над плоскими равнинами и запирали эти владения на замок. Лучшей из крепостей как раз и был Измаил, построенный для турок немецкими и французскими инженерами. Измаил считался одним из самых мощных фортификационных сооружений в Европе. Наверно и в мире. Потому что где ещё в XVIII веке строили такие крепости? Нигде.

И вот к осени 1790 года русские сумели хорошо подвинуть турок в этом северном Причерноморье, выбили их из основных прилегающих к морю районов, но стратегически важный Измаил взять не смогли. А следующей весной на помощь Османской империи, скорее всего, подтянулись бы европейские партнёры. В общем, в начале декабря было решено брать Измаил любой ценой. Командующим операцией назначили Суворова. Александру Васильевичу в ту пору уже исполнилось 60, он был лёгкий и сухой как кузнечик, и звезда его продолжала восходить. Прибыв на место, Суворов оделся поплоше, чтобы не привлекать внимания со стен, сел на дрянную лошадку и объехал крепость со всех сторон. Он пришёл к выводу, что Измаил не имеет слабых мест. Ну так что же? Суворов был лучший в мире полководец. Русский солдат тоже по праву считался лучшим в мире. «Русского недостаточно убить, его ещё надо повалить на землю», — сказал прусский император Фридрих Великий после того, как наши в 1760 году первый раз взяли Берлин.

22 декабря 1790 года войска Суворова взяли штурмом неприступную турецкую крепость Измаил

На подготовку к штурму Измаила Суворов отвёл неделю. Он приказал построить из брёвен и досок фрагмент крепостной стены и выкопать перед ним участок рва, в точности воспроизводящие пропорции неприятельской твердыни и с утра до вечера тренировал солдат. Сам показывал, как надо правильным точным движением бросать в ров связку прутьев – фашину (в 20 веке от этого латинского слова произойдёт «фашизм»), как без заминки, экономя доли секунды, передавать над головами и ставить штурмовую лестницу, как работать на крепостной стене штыком и прикладом. Суворов знал науку побеждать вдоль, поперёк и на всю глубину. Не все, кстати, помнят со школы, что он, генеральский сын, в 15 лет по своей воле пошёл служить солдатом и тянул эту лямку шесть лет.

В общем, к концу недели русские чудо-богатыри могли выполнять все штурмовые операции на автомате. Когда они станут делать это под вражеским огнём, очень многих разорвут на куски турецкие ядра, посшибает со стен картечь, посекут ятаганы, но остальные бойцы в это время будут нестись вперёд; и действовать они будут не только с беспримерной отвагой, но и с неотвратимой механической точностью, экономя те самые доли секунды, которые решают дело.

Суворов разделил штурмовые колонны на три больших отряда. Два должны были атаковать крепость с суши, а речная флотилия де Рибаса, будущего строителя Одессы и героя одесского фольклора, с воды. Все командиры точно знали свои задачи. Русское войско готово было драться до последнего солдата. Турки тоже были готовы драться до последнего солдата. Тем более, что султан им заранее объявил, что, если крепость будет сдана, каждого, кто остался в живых, разыщут и предадут позорной смерти.

Утром 21 декабря русская артиллерия начала работать по стенам, бастионам и внутреннему периметру крепости и работала почти сутки. На следующий день, в пять утра, за два часа до рассвета штурмовые колонны пошли в атаку. Будущий комендант Измаила генерал-майор Кутузов уже в ту пору был изрядно тучен и выглядел в свои 43 года как типичный московский силовик выше средней руки. Холеный светский человек, любитель вкусно поесть, мастер говорить комплименты дамам и начальству. Однако он тоже карабкался на стену по скользкой от крови лестнице под несущиеся сверху визги «Аллах акбар!» и в него едва не всадил пулю турецкий башибузук, взятый на штык гренадёром.

К восьми утра русские уже взобрались на стены, потом открыли изнутри ворота крепости, вкатили пушки, и стали садить из них продольно вдоль улиц картечью. Частью турецкого гарнизона командовал брат крымского хана Каплан Гирей. Когда этот решительный человек понял, что Измаил обречён, он собрал отряд в несколько тысяч пеших и конных и сделал попытку вырваться из крепости. Это ему удалось. Но Суворов послал вдогонку спецназ – бригаду егерей. Они настигли беглецов в придунайских плавнях. Сейчас там цеха Измаильского судоремонтного завода. Татары сражались отчаянно, но погибли все до одного. Каплан Гирей и пятеро его сыновей тоже пали в этом бою.

Сражение в городе продолжалось до вечера. Турецкие потери были громадными. Из 35 тысяч защитников крепости погибли более 26 тысяч. Ещё 9 тысяч русские взяли в плен, но из них уже на другой день две тысячи умерли от ран. Официальные потери русской армии были куда менее значительными – 4582 человека. Но как-то не очень верится этой статистике.

На следующий день Кутузов писал жене: «Любезный друг мой, Екатерина Ильиниша. Я, слава богу, здоров… Век не увижу такого дела. Волосы дыбом становятся. Вчерашний день до вечера был я очень весел, видя себя живого и такой страшной город в наших руках, ввечеру приехал домой, как в пустыню. Иван Ст. и Глебов, которые у меня жили, убиты; кого в лагере ни спрошу — либо умер, либо умирает. Сердце у меня облилось кровью, и залился слезами…. Корпуса собрать не могу, живых офицеров почти не осталось… Деткам благословение. Верный друг Михаила Кутузов».

А Суворов впоследствии скажет, что на штурм такой крепости, как Измаил можно решиться только один раз в жизни.

Война с турками продолжалась ещё целый год и была очень успешной для России. Боевые действия закончились в декабре 1791 года подписанием знаменитого Ясского мирного договора, который окончательно закреплял за Российской Империей Крым и новые территории в северном Причерноморье. Там сейчас раскинулись суверенная Украина, суверенная Молдавия и суверенная Румыния. Кстати, и от претензий на Грузию Османская империя отказалась только по итогам Ясского мира. А повернись история по-другому, и все эти благодатные земли с населяющими их гордыми народами так и входили бы в состав Османской империи. Хотя ведь ещё не вечер.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...