New Times: Экс-премьер Швеции Карл Бильдт: Сейчас накатывает четвертая джихадистская волна, и она является самой опасной

Но состоявшееся в 2003 году вторжение в Ирак создало условия для подъема третьей волны [джихадизма], спровоцировав ужасную религиозную войну между суннитами и шиитами, что открыло Аль-Каиде путь к использованию хаоса в становящемся все более и более раздробленным государстве

Газета Deccan Chronicle опубликовала статью под названием «Halting radical Islam must be major foreign policy goal: Trump» — «Трамп: Сдерживание радикального ислама должно явиться главной внешнеполитической целью».  

В ней говорится так: «Дональд Трамп в четверг заявил, что, если его изберут президентом, сдерживание распространения радикального ислама будет «главной целью» для США. Наиболее вероятный претендент на выдвижение в президенты США от Республиканской партии высказался так в ходе выступления с изложением своего видения внешней политики, утверждая, что дни ИГИЛ «сочтены».

В своей этой речи Трамп сказал, что его администрация будет стремиться к улучшению отношений с Россией и Китаем.

«У меня для членов группировки ИГИЛ только одно послание. Их дни сочтены. Я не скажу им, где и как это произойдет. Мы должны как нация быть в большей степени непредсказуемыми. А мы совершенно предсказуемы. Мы сообщаем все. Мы собираемся послать войска. Мы сообщаем им. Мы собираемся послать что-то другое. Мы созываем пресс-конференцию. Мы должны быть непредсказуемыми. И должны мы стать непредсказуемыми, начиная с этого момента», — сказал Трамп.

«Они исчезнут. Группировки Исламское Государство не станет, если я буду избран президентом. И она исчезнет быстро. Она исчезнет очень, очень быстро», — заявил он.

По его словам, цели США на Ближнем Востоке должны состоять в «нанесении поражения террористам и продвижении региональной стабильности, а не в радикальных изменениях».

Газета New Times опубликовала материал Карла Бильдта под названием «The fourth Jihadist wave» — «Четвертая джихадистская волна».  

В нем излагается следующее: «Язык силы становится все более и более превалирующим в обсуждении вопроса о том, как противостоять угрозе джихадистского терроризма. Ведущие телевизионных передач рассуждают о той поре, когда Исламское Государство (ИГИЛ) может быть лишено контроля над Раккой в Сирии или Мосулом в Ираке, подразумевая то, что освобождение этих городов будет означать, по меньшей мере, начало устранения проблемы, связанной с этой исламистской организацией. А в декабре Тед Круз, претендент в кандидаты на пост президента США от Республиканской партии, дошел до того, что предположил вероятность нанесения ядерных ударов: «Я не знаю, может ли песок светиться в темноте, но мы собираемся выяснить это», — он сказал.

Такие упрощенческие заявления преуменьшают серьезность проблемы. Как отмечается в недавнем докладе Международной кризисной группы (International Crisis Group), джихадистская угроза, с которой мы сейчас сталкиваемся, является четвертой по счету в ряду становящихся все более и более опасными волн джихадизма. Если мы хотим избежать образования еще более мощной пятой волны, для нас крайне важным является извлечение уроков из ошибок, которые мы совершили, стремясь противостоять предыдущим трем волнам.

Первая волна джихадистов имела место тогда, когда боевики-добровольцы, участвовавшие в войне против советской оккупации Афганистана, вернулись домой и начали нападать на режимы, которые они считают неисламскими.

Это привело ко второй, значительно более смертоносной джихадистской волне в то время, когда Аль-Каида предприняла эффектные атаки против «дальнего врага», добиваясь втягивания западных держав в ожесточенную конфронтацию и настоящую войну. Нападения на Соединенные Штаты Америки, состоявшиеся 11 сентября 2001 года, обозначали гребень этой волны.

Глобальное антитеррористическое наступление, последовавшее вслед за этим, в целом увенчалось успехом в плане нейтрализации способности Аль-Каиды предпринимать крупномасштабные атаки. Но состоявшееся в 2003 году вторжение в Ирак создало условия для подъема третьей волны, спровоцировав ужасную религиозную войну между суннитами и шиитами, что открыло Аль-Каиде путь к использованию хаоса в становящемся все более и более раздробленным государстве.

В конце концов, так называемое Суннитское пробуждение положило конец доминированию усилий Аль-Каиды в Ираке, и в 2011 году «арабская весна» переориентировала политическое развитие региона. Но провал попыток сформирования инклюзивного (представительного) правительства в Ираке, вкупе с силовым подавлением протестов в Сирии, предоставили закаленным в боях джихадистским лидерам возможность запустить четвертую волну.

Эта волна является на сегодняшний день самой опасной. Десятки тысяч новобранцев объединяют силы с целью создания халифата в регионе Плодородного полумесяца. А тем временем ИГИЛ распространяет свою деятельность на многие другие кризисные зоны и рекрутирует или вдохновляет террористов в западных обществах, о чем свидетельствуют теракты в Париже, Брюсселе и Сан-Бернардино.

Для противостояния этой угрозе потребуется развертывание энергичной идеологической борьбы против сил нетерпимости и ненависти, основанной на исламской истории открытости и толерантности.

Мы также должны назвать своими именами настоящие истоки джихадистской угрозы: это — конфликты и банкротство государственных институтов вдоль географической полосы, тянущейся от Западной Африки через большой Ближний Восток к Южной Азии. Сегодняшние кризисы были порождены не джихадизмом. Напротив, плохое государственное управление и банкротство государственных институтов создали благодатную почву для подъема и развертывания джихадизма.

Мы не должны преподносить нашим врагам то, что они хотят заполучить на блюдечке. Вместо этого мы должны развернуть идеологическую борьбу против них, относиться к ним как к террористам, ибо они и есть террористы, и обратить внимание на условия, которые позволяют им процветать.

Джихадисты добиваются эскалации напряженности с тем, чтобы втянуть нас в тотальную конфронтацию. Если мы извлекли какой-то урок за время, прошедшее с 2001 года, его смысл заключается в том, что мы не должны попасть в их ловушку».

Автор этой статьи Карл Бильдт — один из самых широко известных политиков и дипломатов Швеции. В свое время он возглавлял правительство и руководил министерством иностранных дел своей страны. Вместе с тем им накоплен солидный опыт в плане участия в урегулировании конфликтов, получивших большой международный резонанс. В 1995-1997 годах он занимал пост специального представителя Европейского Союза в бывшей Югославии и верховного представителя официального Брюсселя в Боснии и Герцеговине, а в 1999-2001 годах являлся специальным посланником Генерального секретаря ООН на Балканах.

Сейчас Карл Бильдт руководит Глобальной комиссией по управлению Интернетом (Commission on Internet Governance) и возглавляет Совет Всемирного экономического форума по глобальной повестке дня в Европе (World Economic Forum’s Global Agenda Council on Europe).

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...