Когнитивный диссонанс: экономика падает, банки берут свое

Казахстанские банки, вместо того, чтобы кредитовать экономику, наращивают свою маржу за счет валютно-обменных операций. Но экономический рост невозможен, пока высоки непроцентные доходы банков, базовая ставка Нацбанка РК и проценты по кредитам

Микрофинансовые организации (МФО), их в Казахстане 71, увеличили на 47% генерацию чистой прибыли – и хотя ситуация в экономике ухудшается, на них это не отражается. «Микрофинансовые предприятия демонстрируют более высокую эффективность деятельности, чем коммерческие банки. Несмотря на замедление экономического роста в 2015 году, совокупно МФО получили чистую прибыль в размере 3,5 млрд. тенге, что на 47% выше уровня 2014 года. За аналогичный период банки второго уровня заработали на 19% меньше, чем в 2014 году», – отмечают специалисты аналитической службы Ranking.kz.

Прибыль МФО, по мнению аналитиков, увеличивается на фоне роста их кредитной активности. За прошлый год размер ссудного портфеля МФО увеличился на 18%. В то же время сумма кредитов, предоставленных БВУ своим клиентам, за год выросла всего на 10%.

«Кредитование экономики уменьшилось в апреле и в целом с начала годя (-2,8% с начала года). Чуть быстрее снижается кредитование физических лиц. Снижение кредитования было обусловлено высокой базовой ставкой, ужесточением кредитной политики банков, списанием проблемных займов, а также слабым спросом на кредит на фоне ухудшения финансового состояния юридических и физических лиц», считает Мурат Темирханов из компании Halyk Finance.

Всего два аналитических взгляда на ситуацию в финансовом секторе страны, но вывод один: банки начинают значительно уступать по эффективности микрокредитным организациям, плохо справляясь со своей ролью «старшего» по рынку.

Маржа растет

В непростых экономических условиях банкам приходится искать новые источники получения доходности. Некоторые способы мы обсудили с экспертом.

– На валютном рынке Казахстана с этого года существует большой разрыв между обменным курсом валюты, порой он доходит до 5%. Правильно ли, что благодаря этому банки повышают свою маржу?

– Дело здесь не столько в марже, а сколько в том, чтобы спрэд (разница между курсом покупки и курсом продажи) был стабильным. В Японии, например, все очень просто: разница в две иены не меняется без малого три десятка лет. Так как все внутренние операции осуществляются исключительно в иенах, то никто кроме экспортно-импортных компаний и не следит за курсами и спрэдами. Движение курса для простых потребителей дает знать о себе только через несколько месяцев, когда это сказывается на доходах или на цене импортных продуктов. А вот здесь многое зависит от курса, поскольку с курсом связана цена энергии, стоимости горючего и прочего, – говорит доктор экономических наук Андрей Белов.

– В Казахстане ситуация другая – учитывая постоянный риск девальвации тенге, и юридические лица, и население очень активны на валютном рынке.

– Маржу заморозить довольно сложно. Это зависит от того, каким образом Нацбанк регулирует структуру доходов у коммерческих банков, сколько процентов последние получают с этой маржи, каковы комиссионные за денежные переводы, за ведение счетов и прочее. Но так будет, я уверен, не всегда. Вспомните, какая ситуация была в Казахстане, примерно в 2003-2008 годы, когда цена на нефть быстро и устойчиво росла. В те годы, помнится, постепенно все цены, которые традиционно выражались в долларах, вдруг стали тенговыми. И это не было связано с какими-то указами. Просто валюта сильно укрепилась. И как следствие — разница курсов покупки и продажи, во-первых, стабилизировалась, а во-вторых – сократилась, т.е. маржа снизилась. Как раз этого сейчас и не хватает Казахстану. А причина в том, что ситуация изменилась – падение цен на нефть, кризис, нестабильность банков, сокращение банковских доходов и желание компенсировать ситуацию за счет работы на валютном рынке. Отсюда и рост банковской маржи.

– По европейской статистике курс евро по отношению к доллару равен 1,1, а по казахстанской продажа евро осуществляется по курсу 1,23 или даже 1,30. Чем можно объяснить такой разрыв?

– Разница в курсах связана с тем, что в Европе много долларов и много евро, поэтому легко можно получить доступ к обеим валютам. А поскольку объем операций велик, то издержки, связанные с обменом одной валюты на другую, – минимальные. В итоге там курс выгодный, а в Казахстане трудно получить и ту, и другую валюту. Издержки тоже большие, вот банки и задирают свой процент.

В поисках точек роста

– На этой неделе Нацбанк РК сохранил базовую ставку: ставки по операциям предоставления ликвидности по-прежнему составляют 16% и по операциям изъятия ликвидности – 14%. В дальнейшем ставка может быть снижена, если уменьшатся риски, в том числе для инфляции и финансовой стабильности. По мнению некоторых экспертов, базовая ставка довольно высока – по сравнению с другими странами.

– Да, конечно, в ряде стран, в том числе в Японии и нескольких странах Евросоюза действует необычная экономическая мера – отрицательные процентные ставки. Дело в том, что в Японии много лет подряд цены падают цены на все – и на жилье, и на потребительские товары. Это не позволяет компаниям увеличивать продажи и прибыль. Уменьшается прибыль, соответственно, не растут и доходы населения, и, по цепочке, сокращается потребление. Пытаясь повлиять на это, Банк Японии систематически снижал ставки на кредиты, чтобы дать коммерческим банкам как можно больше денег. Последние получали их и тут же вкладывали обратно — в депозиты Банка Японии, так как предприятия не берут деньги даже по минимальным ставкам. Но отныне, решив положить конец этому, банк Японии не будет платить коммерческим банкам проценты, а напротив – брать комиссионные. Вот это и называется отрицательные процентные ставки. К каким мерам они приведут, пока неизвестно. По идее, ставки на кредиты должны снижаться. Но какая будет реакция со стороны потребителей – увеличится ли спрос с их стороны, начнется ли рост продаж и, соответственно, оживление экономической деятельности, – зависит от того, с какой скоростью банки будут реагировать на введение отрицательных процентных ставок и удешевлять свои кредиты.

– В чем источник экономического роста в Казахстане? Тоже в потреблении?

– Санкции, которые действуют в отношении России, начинают влиять и на Казахстан. Дешевых и длинных иностранных займов нет – нужно перестраиваться на дорогие внутренние кредиты. В итоге, с одной стороны, не хватает денег, чтобы вложиться по низким процентам, а с другой – деньги вроде бы можно получить под высокий процент, но бизнес к этому не готов – не хватает проектов, которые принесут отдачу на эти высокие проценты. И как следствие – объем инвестиции не только не увеличивается, а даже падает.

Вообще, строго говоря, есть всего три источника для экономического роста. Это увеличение рабочей силы, технического прогресса и капитала. С первыми двумя факторами в Казахстане плохо. Остается только одна возможность – прирост капитала, то есть инвестиции. Объем инвестиций падает, а экономический подъем возможен через два-три года после начала их роста. Но есть и хорошая новость: дно нащупано. Теперь нужен отскок.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...