Чем грозит для экономики Казахстана выход Британии из ЕС?

То, чего мало кто ожидал и предсказывал, все же свершилось. Почти 52% британцев на референдуме по членству Великобритании в Европейском союзе (ЕС) проголосовали за выход страны из ЕС. Самое время оценить риски этого решения жителей Соединенного Королевства для казахстанской экономики

Алматы. 27 июня. КазТАГ — Сергей Зелепухин. То, чего мало кто ожидал и предсказывал, все же свершилось. Почти 52% британцев на референдуме по членству Великобритании в Европейском союзе (ЕС) проголосовали за выход страны из ЕС. Самое время оценить риски этого решения жителей Соединенного Королевства для казахстанской экономики.

Brexit

Brexit касается всех

После того как в прошлую пятницу стали известны предварительные результаты британского плебисцита, по которым стало ясно, что большинство британцев проголосовало за «развод» Великобритании с ЕС, рынки содрогнулись. Фондовые индексы, цены на нефть, курс фунта стерлингов и евро ушли в крутое пике.

Японский индекс Nikkei 225 обрушился более чем на 10%, после чего пришлось приостанавливать торги. Биржи США упали на 3-4%. Стоимость «черного золота» марки Brent на пике панических настроений обвалилась более чем на 6%, опустившись ниже $48 за баррель. Британская валюта рухнула до 30-летнего минимума, ниже уровня $1,35. Давление испытал и евро, упав на время ниже отметки $1,1.

Британский демарш не обошел стороной национальную валюту Казахстана. Вслед за падением нефтяных цен доллар на Казахстанской фондовой бирже в прошлую пятницу подорожал на Т3,09 до Т339,69 за $1. Возникает справедливый вопрос: что дальше?

Те, кто считают, что решение большинства британцев — это преимущественно проблема только Великобритании и Европейского союза, глубоко заблуждаются. В этой связи уместно вспомнить известное изречение о том, что даже взмах  крылабабочки на одном конце света может вызвать ураган на другом.

Именно британский референдум без преувеличения можно назвать этим самым взмахом крыла бабочки. А это означает, что непросто будет всем, поскольку уровень интегрированности мировой экономики сегодня — самый высокий, как никогда. Поэтому Brexit затрагивает не только Соединенное Королевство и Евросоюз, а все страны мира, за исключением, может быть, только Северной Кореи.

Причем сам выход Британии из ЕС может растянуться как минимум на 2 года, что будет в это время дополнительным негативным фактором для рынков, если, конечно, британское правительство не придумает способ нивелировать итоги референдума, которые, кстати, носят рекомендательный характер.

Ирония судьбы по-британски

Но как бы то ни было по существу, выбор британцев — это первая в современной истории уверенная победа протекционизма над идеями фритредерства. В этом смысле Brexit стал первым гвоздем в крышке гроба глобализации. Теперь вся интрига заключается в том, вызовет ли решение Великобритании принцип домино в Европейском союзе, разбегутся ли другие европейские страны по национальным квартирам, как это в свое время произошло с республиками Советского союза.

Конечно, Евросоюз — это не СССР, однако то, что уже сформировались серьезные экономические и социальные предпосылки для распада Европейского союза или как минимум для усиления дезинтеграционных тенденций в Европе, отрицать сложно. Во-первых, финансовый и, как следствие, долговой кризис, начавшийся в 2008 году, привел к небывалому росту безработицы, падению зарплат, к политике жесткой экономии и быстрому исчезновению среднего класса в ЕС.

Естественно, что это не могло не вызвать социального недовольства и роста протестов европейских «низов». Причины своих проблем они справедливо начали искать в усилении брюссельской бюрократии, а корень всех своих экономических и социальных бед — в институтах Евросоюза и финансовом капитале.

Другой немаловажный фактор — это демонтаж социального государства в ЕС, начавшийся в Европе вслед за распадом СССР. При этом важно иметь в виду, что и финансовый кризис с его негативными социально-экономическими последствиями, и постепенная ликвидация социального государства стали логическим следствием финансовой глобализации, которая берет свое начало в так называемой «неоконсервативной революции» с ее лозунгом «назад к свободному рынку».

По иронии судьбы неоконсервативный поворот начался в той же Великобритании после прихода к власти в 1979 году консервативной партии во главе с Маргарет Тэтчер и в 1981 году в США республиканца Рональда Уилсона Рейгана. Именно политика 40-го американского президента и «железной леди», в экономических советниках которой был небезызвестный австрийский ультралиберальный экономист Фридрих Август фон Хайек, положила начало новой эры экономического роста, основанного на массовом кредите, безудержном росте госдолгов, корпоративных обязательств и снятии преград на пути свободного движения капитала за пределы национальных границ.

Все это, в конце концов, закончилось Великой рецессией 2008 года, положившей начало «валютным войнам», усилению протекционистских тенденций в мире и дезинтеграционным настроениям в Европе.

Предпосылки для беспокойства

То, что Brexit имеет все шансы негативно сказаться на казахстанской экономике, сомневаться не приходится. Хозяйственная система Казахстана уже давно стала частью мировой экономики. И как таковая она в свое время охотно пользовалась «дешевыми» деньгами, которые в докризисный период текли в нее бурным потоком с международных рынков капитала — банки и нацкомпании активно привлекали внешние заимствования, которые затем вливались в экономику.

Однако наступил финансовый кризис: банки начали испытывать серьезные проблемы с ликвидностью из-за невозможности больше привлекать по приемлемой стоимости некогда «дешевые» деньги с мировых — преимущественно западных — рынков капитала и за счет этого рефинансировать свои обязательства. Некоторые банковские институты не выстояли, а большинство тех, кто устоял, продолжают находиться в финансовой прострации вот уже на протяжении почти десяти лет.

Но лиха беда начало… После обрушения нефтяных цен в прошлом году проблемы с ликвидностью на фоне колоссальных внешних долгов начали испытывать нацкомпании. И если бы не средства Нацфонда, то не исключено, что некоторые из них уже оказались бы в дефолте.

Однако и в этом году многим из них предстоит платить по счетам. Согласно информации Нацбанка, в 2016-м Казахстану, включая государственный и частный сектора, предстоит погасить $19,5 млрд по внешнимобязательствам! Для сравнения, власти в этом году для стимулирования экономики намерены дополнительно выделить $4,5 млрд, то есть более чем в 4 раза меньше, чем платежи по внешним долгам!

Риски для Казахстана

Но причем здесь Brexit? А при том, что он, без сомнения, окажет негативное влияние, в том числе и на долговые рынки, что может создать непреодолимые трудности для рефинансирования задолженности казахстанскими компаниями на внешних рынках, поскольку в условиях неопределенности инвесторы будут избегать вложений в рисковые активы.

К тому же через негативное влияние на нефтяные цены итоги британского референдума и его последствия будут оказывать и уже оказывают давление на тенге. Причем все это происходит в условиях весьма сложной экономической ситуации в мире и в Казахстане. Но это только краткосрочные риски.

Что касается среднесрочного и долгосрочного влияния решения Британии выйти из Европейского союза, то главный риск для Казахстана заключается в пока еще теоретической возможности распада ЕС, последствия которого, без сомнения, окажутся куда круче для глобальной и отечественной экономики, чем крах американского инвестиционного банка Lehman Brothersв сентябре 2008 года.

Для Казахстана ситуация отягчается тем, что, хотим мы этого или нет, но Европейский союз остается крупнейшим торговым партнером нашей республики. На долю ЕС до решения Великобритании покинуть единую европейскую «семью» приходилось 51,4% внешнеторгового оборота страны и почти 50% привлеченного иностранного капитала в экономике!

Даже страшно представить, к каким последствиям для Казахстана приведет пока еще гипотетический коллапс Евросоюза. Поэтому очень хотелось бы, чтобы Brexit не стал примером для подражания для других членов ЕС, хотя шансы на это в перспективе остаются очень высокими.

Ведь экономические и социальные проблемы Европейского союза и недовольство европейцев его институтами и евробюрократией никуда не делись и не денутся, даже после выхода из него Соединенного Королевства. Напротив, они перейдут в стадию эскалации, что только будет усиливать дезинтеграционные процессы в Европе. Поэтому не исключено, что крах ЕС — вопрос времени, если его наиболее актуальные экономические и социальные проблемы не будут решены. И чем раньше, тем лучше.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...