На суде по делу Матаевых экс-зампред комитета информации и архивов запутался в показаниях

Алматы. 31 августа. КазТАГ – Мадина Алимханова. На суде по делу Матаевых экс-зампредседателя комитета информации и архивов министерства культуры и информации РК Еркегали Корбозов запутался в показаниях.

«На момент приемки она (информация на сайте — КазТАГ) была в открытом доступе. Я там в том же допросе сказал, что я сам только частично проверял. На момент принятия они были в открытом, а дальше уже в закрытом были. Вот именно с моего компьютера она открывалась, а дальше с других компьютеров — я туда не заходил. (А откуда вы знаете, что после приемки новости были в закрытом виде? — адвокат) Ну, потому что КазТАГ же, когда в любую новость заходишь, он же там платную подписку требует. (Вы сами лично перепроверяли отчеты и убеждались лично, что в закрытом доступе потом находятся? — адвокат) Потом нет. Я только на момент приемки смотрел», — сказал Е.Корбозов в суде в среду.

При этом он заявил, что из всех поставщиков ему запомнился именно КазТАГ, поскольку, по его словам, информация находилась в закрытом доступе.

«(Непосредственно вы один осуществляли подписание счетов на оплату поставщикам услуг? – адвокат) Я и главный бухгалтер. По всем поставщикам подписывал. (Вы помните всех поставщиков услуг за эти годы? — адвокат) Нет. (Каким образом вы тогда запомнили КазТАГ? – адвокат) Потому что КазТАГ был единственный, который размещал в закрытом доступе. Они были открыты только на момент принятия. После я не проверял», — заявил Е.Корбозов.

Кроме того, по словам Е.Корбозова, он не вникал в то, соответствовали ли оказанные услуги предъявляемым требованиям.

«На тот момент я курировал управление госзакупок и бюджетного планирования, по отраслевым я туда не вникал. Чисто на основании данной служебной записки, то, что не соответствовало там по тематике или, не знаю, по количественным характеристикам, в мои функционалы не входило, т.к. начальник управления уже подписывал служебную записку, что готовы были и услуги оказаны качественно и своевременно. И из-за этого я на тот момент по этому вопросу сильно не «загружался», честно сказать», — сказал он.

Также Е.Корбозов подтвердил, что в техспецификации не было прямого запрета на размещение значимой информации по госинформполитике в закрытом режиме, а также подтвердил, что запрета на распространение информации подписчикам ТОО МИА «КазТАГ» не существовало.

Кроме того, согласно показаниям Е.Корбозова, имеющимся в материалах дела, решение о заключении договоров с ТОО МИА «КазТАГ» способом из одного источника в 2012 и 2013 годах принимались председателем комитета информации и архивов Болатом Кальянбековым на основании рекомендаций управления государственных закупок о соответствии всем требованиям технической спецификации ТОО МИА «КазТАГ» в конкурсе. В суде Е.Корбозов также подтвердил, что документация ТОО МИА КазТАГ по 2013 году соответствовала требованиям.

Как отметил в своих показаниях Е.Корбозов, в конкурсе в 2013 году был только один участник по данному лоту и договор был заключен из одного источника, что не противоречит нормам закона о госзакупках, поскольку заказчик имеет право заключить договор напрямую.

Тем не менее, по его словам, оказанные ТОО МИА «КазТАГ», не соответствовали требованиям.

«Они не были соответствующими (услуги МИА КазТАГ по проведению госинформполитики — КазТАГ), т.к. на тот момент уже были в закрытом доступе. Нет, (достоверность оказанных услуг — КазТАГ) я не проверял. Цели госинформполитики в 2013 году не были достигнуты, т.к. были в закрытом доступе… Если бы там говорилось, что не менее 2 тысяч или 5 тысяч человек посмотрели. Не менее – это означает минимально», — сказал Е.Корбозов.

При этом, по словам С.Матаева, в деле имеются подтверждающие документы, что количество просмотров составляло 7 тыс.

Кроме того, Е.Корбозов подтвердил, что не получал материальное вознаграждение от Асета или Сейтказы Матаевых за подписание документов, равно как и предложений о таком вознаграждении.

 

Новости партнеров

Загрузка...