Сколько стоит золотой пистолет Рамзана Кадырова

6 сентября 1991 года в Грозном произошла «бархатная революция», едва не развалившая Россию

Когда распадался Советский Союз, это происходило по тем границам, какие нарезали Ленин и Сталин. Много лет назад вожди СССР дали армянам, грузинам казахам, молдаванам, узбекам, эстонцам и ещё десяти народам бывшей Российской Империи государственный статус. А остальным народам не дали. И вот в конце 1991 года вокруг этого обстоятельства начали возникать драматические коллизии.

Народы с государственным статусом дружно провозглашали независимость. Создавали суверенные государства. А остальные, чьи территории входили в состав РСФСР, этого сделать не могли.

Ленин и Сталин в своё время рассуждали так. Если народ по населению большой, и его земля граничит с зарубежьем, то пусть это будет Советская Социалистическая Республика с правом выхода из СССР. А если небольшой и без внешних границ, то будет Автономная Советская Социалистическая Республика в составе России.

При этом в Эстонской ССР было всего 1,6 млн человек населения. Чуть больше, чем в Якутской АССР, которая тоже имела морские границы, но почему-то оставалась в составе России. Карело-Финская ССР обладала статусом полноправной союзной республики, хотя численность населения там едва дотягивала до 0,6 млн. Правда, в 1956 году микро-республику понизили в звании и переименовали в Карельскую АССР. А многие другие, гораздо более крупные национальные территории всегда оставались в скромном статусе автономии.

Когда СССР после августовского путча 1991 года стал разваливаться, мощные сепаратистские настроения возникли и внутри самой России. Можно назвать это национально-освободительным движением. Но тогда придётся отнести в данную категорию и уйгурский сепаратизм.

Решительнее всех борьбу за свободу повели вайнахи. Чечено-Ингушская АССР имела к тому времени 1,4 млн человек населения. Почти как Эстония. Кроме того, теперь у неё был выход к внешним границам, поскольку соседний Азербайджан стал независимым государством. 6 сентября 1991 года чеченцы после многодневных массовых митингов в центре Грозного заставили местное партийно-советское начальство уйти в отставку. К власти пришел Исполнительный Комитет Общенационального конгресса чеченского народа (ИК ОКЧН), которым руководил бывший генерал советских ВВС Джохар Дудаев. После проведенных в октябре того же года выборов Дудаев стал президентом самопровозглашённой Республики Ичкерия и первым декретом объявил о её независимости.

Рамзан Кадыров

Для Москвы это был смертельно опасный прецедент. Если чеченцы уйдут из состава России, почему бы вслед за ними не уйти и якутам? И дагестанцам. И татарам. Татарская АССР насчитывала ко времени распада Советского Союза 3,6 млн населения. У неё, правда, не было внешних границ. Но рядом земля братского башкирского народа. А оттуда лишь тридцать километров до братского Казахстана.

Мощные сепаратистские настроения в начале 90-х также возникли на Дальнем Востоке и на Урале. Шли разговоры о создании там русских республик, сначала в составе РФ, а дальше, мол, будет видно. На крайнем Западе России тоже было неспокойно. В Калининграде креативные люди открыто рассуждали о том, не уйти ли региону в суверенное плаванье. А может, присоединиться к Польше или к Германии?

В общем, свет сошёлся клином на «чеченском вопросе». Его надо было решать любой ценой. Говорят, всё можно было уладить мирно. Дать Джохару Дудаеву должность замминистра обороны Российской Федерации. Оговорить какой-то особый-преособый статус республики в составе РФ. Но вряд ли это помогло бы. Слишком много было гордой уверенности у одной стороны: «сами возьмём, что захотим». И слишком велика, слишком огромна была другая сторона. Там тоже хватало решительных людей.

В декабре 1994 года российская армия принялась наводить конституционный порядок в Чечне. На первом этапе действовала крайне бестолково, так всегда бывает у русских. Чеченцы, наоборот, показывали чудеса военной выучки и героизма. Но постепенно русские, как тоже всегда бывает, втянулись. Выучили уроки. Две чеченские войны оказались запредельно жестокими и кровавыми. Только когда с обеих сторон были убиты многие тысячи лучших бойцов, когда погибли десятки тысяч мирных людей (по другим оценкам — сотни тысяч), военная фаза контртеррористической операции в Чечне закончилась. Встал вопрос – что делать дальше. Как управлять самым непростым российским регионом.

Предложения были разные. В 2004 году я делал большое интервью с Михаилом Бабичем, заместителем председателя комитета Госдумы РФ по обороне. В 2002-2003 годах бывший офицер-десантник Бабич работал премьер-министром Чеченской Республики. Его основной задачей было поставить под контроль центра денежные потоки, поступающие из Москвы в Грозный на восстановление мирной жизни. Однако премьер-десантник не сработался с местными лидерами. Бабич говорил мне, что в Чечне необходим на первое время, лет на 10-15, российский генерал-губернатор. Сильный и честный представитель центральной власти. Предлагал президенту Путину и Госдуме обсудить эту идею. Но его не поддержали.

Возобладал другой подход. Главой администрации, а затем и президентом Чеченской Республики стал Ахмат Хаджи Кадыров, который в первую чеченскую воевал против федеральных войск. Как и его сын Рамзан. «Потому что мы были вместе с народом», — позже пояснил журналистам младший Кадыров. Затем отец и сын воевали против боевиков на стороне федералов, поскольку опять были вместе с народом: помогали чеченцам одуматься и вернуться к мирной жизни.

Ставки в этой войне для Кадыровых были очень высокими. Предельными. Старший, Ахмат Хаджи, трагически погиб в 2004 году, а его сын занял со временем место отца и возглавил республику. Теперь он Герой России и личный друг Владимира Путина, человек с особым статусом, о котором, пожалуй, не мечтал Джохар Дудаев. Москва выделяет на развитие Чечни огромные деньги. Такие большие, что их трудно посчитать. По официальной справке МИД РФ только за период с 2000 по 2003 годы в восстановление социально-экономической сферы ЧР вложено 63 миллиарда рублей, а в 2004-м — еще 37 миллиардов. Потом Российская Федерация стала щедрее. Счёт пошёл на сотни миллиардов. Считается, что почти половину всех денег тратят на восстановление и развитие Грозного, города с населением 270 тысяч человек. Затем как-то ненароком выяснилось, что у президента дотационной Чеченской Республики есть в Объединенных Арабских Эмиратах конюшня с самыми лучшими скакунами. Они стоят огромных денег и участвуют в престижнейших скачках. Наравне с конями нефтяных шейхов. Ещё Кадыров завел целый парк супер-дорогих машин, на которых он любит позировать перед камерами, и много других игрушек. Говорят, даже золотой пистолет себе заказал.

Распад страны удалось остановить. Однако ситуация на Северном Кавказе остаётся не просто напряжённой, но и двусмысленной. В последние годы в Москве всё больше разговоров о том, что Кремль не находит сил вменяемо управлять Кавказом, поэтому Кавказ потихоньку начинает управлять Россией. Сотни миллиардов рублей, которые Москва направляет на развитие региона, нередко возвращаются в центральные области РФ инвестициями в криминальный и полукриминальный бизнес и укрепляют позиции этнических кланов. А «особый статус» Кадырова становится всё более особым. Вообще, у этого парня большие планы.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...