Когда не платят «нефтяные короли» – платим мы

Государственная казна наполнена, даже дефицит бюджета сейчас ниже ожидаемых значений. Пожалуй, впервые в Казахстане налоговые поступления стали одними из основных в формировании доходов бюджета. В финансовой сенсации пытаются разобраться профессиональные экономисты и, увы, не везде находят аналитическую связь

Упоение успехами

Чтобы понять, из чего ныне формируется госбюджет, хочется разобрать выступление министра финансов Бахыта Султанова на расширенном заседании правительства 9 сентября с.г. на цитаты.

«В отчетном периоде доходы государственного бюджета (без трансфертов) перевыполнены на 25% к плану, это более чем 800 млрд.тенге. Поступило свыше 4 трлн. тенге, что на 1,2 трлн. или почти на 40% больше 8-ми месяцев прошлого года», — доложил министр.

«Проведен ряд организационных и административных мероприятий. Они направлены на противодействие теневой экономике, защиту добросовестного бизнеса, анализ резервов и повышение налоговой культуры. Например, после анализа свыше полумиллиона деклараций налогоплательщикам направлено 85 тысяч уведомлений, по результатам которых в бюджет самостоятельно и без санкций доплачено 11 млрд. тенге», — похвалился заслугами налоговых инспекторов их босс.

налоговые поступления в казахстане

Он также определил важные тренды: «В целом, налогово-бюджетная картина позволяет говорить о двух важных моментах. Во-первых, растут поступления налогов с заработной платы на 16,5%, что косвенно свидетельствует о сохранении положительных показателей в сфере занятости. Во-вторых, уплата налогов несырьевых отраслей и сектора услуг демонстрирует подъем — их прирост составил 32%».

Главный месседж министра: экономика получила дополнительные импульсы, антикризисные меры поддержки дают свой результат, коррекция курса тенге отразилась на реальном секторе положительно, и, да, конечно, налоговое администрирование стало лучше.

Честно сказать, многие отечественные экономисты удивились такому феномену. В условиях, когда сырьевой сектор сокращает свои налоговые поступления в Национальный фонд – по данным Комитета госдоходов Министерства финансов, за январь-июль 2016 года – на 39,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, – совокупные налоговые поступления в госбюджет выросли почти на такую же величину – 37,6%.

В чем секрет этого удачного замещения? Только ли в том, что налоговые органы получили задание не допустить провалов и вынужденно трясут мало-мальски действующий бизнес?

Доказательств не требуется?

Аналитики Halyk Finance Борис Бойко и Мурат Темирханов однозначно объяснить значительный рост налоговых поступлений не могут. Для них очевидны существенные несостыковки: «В августе 2016 КГД МФ РК объяснил резкий рост налоговый поступлений сокращением теневой экономики. Однако рост некоторых статей налогов не соответствует росту продаж и доходов по информации Комитета по статистике».

То, что поступления в Национальный фонд сокращаются, это не вызывает никаких сомнений. Причем, этот тренд уже наметился в 2015 году ввиду снижения нефтяных цен. Так, если за семь месяцев в 2014 году налоговые поступления в Нацфонд достигали уровня 2,013 трлн. тенге, то в 2015 году за этот же период опустились уже до 997,4 млрд. тенге, а в этом году – до 604,2 млрд. тенге. Нынче особенно «подводит» статья рентного налога на экспортную сырую нефть, ставка по которому составляет 0% при цене нефти ниже $40/баррель. Если за период январь-июль 2014 года налог составил 369 млрд. тенге, то теперь уплачено всего-то 29,3 млрд.

Но вот что касается налоговых поступлений в бюджет, то и для профессиональных экономистов не все ясно. Особенные вопросы возникают в отношении подоходного налога и внутренних налогов на товары и услуги.

«По данным Комитета государственных доходов номинальный прирост подоходного налога произошел в основном за счет корпоративного налога. В соответствии с данными о деятельности предприятий Комитета по статистике, совокупная прибыль малых, средних и крупных предприятий в республике значительно увеличилась в 1кв 2016 года по сравнению соответствующим периодом прошлого года, что может объяснять рост корпоративного подоходного налога. В свою очередь, нам трудно объяснить почти двукратный прирост прибыли в 1кв 2016 года по сравнению с 1кв 2015 года. Доходы предприятий выросли на 19.5%, а прибыль на 96.1%. Также большой рост прибыльности предприятий не соответствует резкому снижению роста экономики и большому падению спроса в ней», — пишут в своем отчете аналитики Halyk Finance.

«Нам также трудно объяснить рост индивидуального подоходного налога. Вызывает вопросы разница в цифрах роста собранных налогов по статье ИПН (+16.4% г/г) и роста общего объема зарплат (+7.8% г/г). Также привлекает внимание слабый рост зарплат в негосударственном секторе на фоне роста продаж и прибыльности предприятий», — недоумевают эксперты.

Внутренние налоги на товары и услуги, по данным госорганов, тоже показали скачкообразный рост. Но если рост НДС на импортируемые товары вполне сопоставим с ростом импорта в тенговом выражении, то по НДС на отечественные товары такой взаимосвязи нет. «Особое внимание привлекает многократный рост налоговых сборов по НДС на товары и услуги, произведенные на территории республики. Ни рост торговли в номинальном выражении, ни рост доходов предприятий не могут объяснить такой скачок, даже по сравнению с 2014 годом», — занимаются разгадкой ребуса Борис Бойко и Мурат Темирханов.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...