Почему рост цен в Казахстане бешенный, а инфляция низкая?

Официальная инфляция, как Фемида, – с завязанными глазами. Статистики не считают инфляцию по тем шокам, которым подвергается конкретные рынки или сегменты. Их больше устраивает нечто среднеарифметическое – у них методика такая. А то, что она слишком далека от правды жизни, ничего страшного – зря, что ли, гиганты экономической мысли придумали столь мощное по эффекту «усреднительно-успокоительное»?

«Цены растут с каждым днем, инфляция – сумасшедшая», – делится моя приятельница, с которой мы не виделись недели две, не дольше. Она знает, что сплетни меня не занимают, а вот экономическая ситуация и ее интерпретации домохозяйками представляют собой для меня особенный интерес.

– Рост цен и официальная инфляция – не одно и то же, – начинаю я ликбез. – В магазинах и на рынках цены могут вырасти хоть на 50%, а инфляция будет оставаться низкой. Рост в одних потребительских секторах нивелируются за счет умеренного роста в других. В расчет не берутся так называемые «шоки», когда цены взлетают многократно. Они просто отсекаются. В общем, инфляция – это довольно усредненный показатель.

Приятельница не успокаивается, она не понимает, что инфляцию цен и индекс потребительских цен (ИПЦ), который, собственно, и является показателем инфляции в официальном толковании этого слова, нельзя соотнести напрямую.

Заглядывая в будущее

На днях Нацбанк РК, ответственный за показатель инфляции в стране, завершил очередной прогнозный раунд – он оценивает основные макроэкономические показатели, в первую очередь, инфляции, на среднесрочный период – предстоящие 7 кварталов. Прогнозный период, таким образом, охватил временной отрезок, включая второй квартал 2018 года.

В основе базового сценария заложена цена нефть на уровне $40 за баррель. «При базовом сценарии (…) инфляция в Казахстане в течение 2017 года будет находиться в целевом коридоре 6-8%, в 2018 году начнет плавное вхождение в коридор 5-7%. Замедление инфляции будет происходить в результате стабилизации ситуации на мировых товарных рынках, проведения нейтральной налогово-бюджетной политики, слабого внутреннего спроса и сберегательного поведения экономических агентов, в том числе из-за проведения умеренно-сдерживающей денежно-кредитной политики в 2016 году», – говорится в документе Нацбанка РК.

Говоря другим языком, в Казахстане ожидают, что раскрутившаяся было спираль инфляции из-за девальвации тенге в 2015 году, что особенно было заметно весной с.г., притормозится, и инфляционные процессы постепенно придут в норму. Внешний фон для этого действительно благоприятен. В России, которая является основным торговым партнером Казахстана и откуда несколько последних лет импортировалась инфляция, наблюдается ее замедление. Казахстан и Россия получили высокий урожай зерновых культур, что, как ожидают в Нацбанке РК, будет способствовать стабильности цен (или, по крайней мере, низким темпам их роста) на продовольственные товары. Апокалипсиса на мировом рынке нефти уже никто не ждет, и это тоже повод для оптимизма.

Но едва ли не главными для инфляции, как мы понимаем, являются внутренние факторы. Из-за экономического кризиса в Казахстане падает уровень реальных доходов населения, а это означает, что внутренний спрос сжался, и это оказывает сдерживающее влияние на цены. А Нацбанк вообще называет давление со стороны внутреннего спроса «дефляционным» и ожидает, что это продлится до 1 квартала 2018 года.

Но все это при одном непременном условии – что цена на нефть будет держаться на уровне или выше $40 за баррель. Если нефть устремится вниз, то нас ожидают совсем другие перспективы.

«Главным риском ускорения инфляции является падение цены на нефть ниже $30 за баррель и ее нахождение на данном уровне до 2 квартала 2018 года. При реализации данного риска годовая инфляция будет превышать целевой коридор в 2017 году и первой половине 2018 года. В этих условиях Национальный Банк Республики Казахстан будет проводить «жесткую» денежно-кредитную политику вплоть до 2 квартала 2018 года. Дополнительным риском может стать увеличение ненефтяного дефицита государственного бюджета по сравнению с плановым показателем в 2017-2018 годах», — говорится в сообщении Нацбанка РК.

Надежда на вырост

А что же экономика, как будет вести себя она? В 2016 году темпы роста оцениваются в 0,2-0,5%, в 2017 году – 1,5-2%. «Структура экономики Казахстана существенно не изменилась, а структура инвестиций в 2016 году преимущественно имеет сырьевую направленность, что не дает оснований ожидать увеличения долгосрочного потенциала роста казахстанской экономики, который оценивается в 3-4%», – пишут аналитики Нацбанка РК.

Наша страна связывает большие надежды на возобновление экономического роста. В первую очередь, опять-таки, за счет улучшения конъюнктуры на мировых сырьевых рынках за счет ускорения экономической активности в Европе, что положительным образом будет влиять на экспортный потенциал Казахстана. Ожидания оптимистичные – уже к середине 2018 года внешний спрос должен переместиться в положительную зону.

Тогда вопрос об официальной инфляции уже не будет столь болезненным, как сейчас. Согласитесь, иметь инфляцию в коридоре 6-8% при росте ВВП в 5-7% – это одно, и иметь такую же инфляцию при стагнации – совершенно другое. Понятно, что рост цен на потребительские товары и услуги во втором случае гораздо выше. Но официальная статистика этого словно не видит.

Для любого потребителя инфляция воспринимается через призму роста цен на те товары, которые он лично потребляет. Возьмем официальную статистику, за январь-сентябрь 2016 года: «из импортируемой продукции овощи подорожали на 39,9%, мясо птицы – на 16,5%, фрукты и орехи – на 13,9%, чай – на 12,4%, сахар – на 11,8%, рыба – на 11,2%, маргарин – на 10,3%. Цены на бумагу стали выше на 35,5%, обувь – на 25,4%, текстильные изделия – на 21,5%». Как видим, эти показатели далеки от 6,2%, что считается официальной инфляцией с начала года. Если человек потребляет больше товаров и продуктов, которые значительно подорожали за этот период, то и персональная инфляция будет гораздо выше. В общем, так различаются персональная и общая инфляция.

Для потребителей в принципе нет большой разницы от того, на каком уровне определена статистическим комитетом инфляция в данный момент.

«Ну не придешь же ты на базар и не потребуешь привести в соответствие цены. Дескать, если инфляция составляет всего 6,2% с начала года, то и рост цен на помидоры и огурцы не должен превышать этого уровня», – объясняю бесполезность этого показателя для реальной жизни своей приятельнице.

«Если показатель инфляции не играет большой роли, тогда, выходит, статистикам просто нужно получить низкий показатель, чтобы было приятно?», — моя визави, наконец, начинает кое-что понимать.

В разговоре с ней я резюмирую: «Практика и теория, как всегда, расходятся. 

 

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...