Терроризм мы еще не победили, но сдерживать умеем

Новый государственный орган – Министерство по делам религии и гражданского общества

Согласие и стабильность являются приоритетами внутренней политики Казахстана и необходимыми условиями развития нашей республики и улучшения благосостояния граждан, поэтому в государстве сформирована целая система органов, которые их обеспечивают. В этой системе теперь появился и новый государственный орган – Министерство по делам религии и гражданского общества.

Новый шаг в борьбе с проявлениями экстремизма

Сегодняшними вызовами и угрозами стабильности в такой общественно важной и чувствительной сфере как религиозная являются проявления экстремизма: будь то идеология, призывы или акции.

Противодействие экстремизму − это деятельность государственных органов, направленная на защиту прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя; на обеспечение целостности и национальной безопасности нашей многоконфессиональной страны от экстремизма; на предупреждение, выявление, пресечение экстремизма и ликвидацию его последствий, а также выявление и устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремизма.

Поэтому, противодействуя так называемому религиозному экстремизму, одной из функций государства является защита собственных граждан, обеспечение национальной безопасности, предупреждение экстремизма и устранение его причин и предпосылок. На законодательном уровне приоритет отдается предупреждению экстремизма на стадии его возникновения.

Предупреждение экстремизма воплощается в его профилактике, которая, согласно законодательным нормам, представляет собой систему правовых, организационных, воспитательных, пропагандистских и иных мер.

До появления нового Министерства вопросами религиозного управления занималось Агентство по делам религий. С активным проникновением в Казахстан экстремистских идей, общего ухудшения самочувствия общества вследствие мирового кризиса, больно ударившего и по нашей экономике, и конкретно по кошельку каждого казахстанца, стало важным качественно усилить проводимую Агентством работу. И теперь именно Министерство реализует задачу по осуществлению информационно-пропагандистских мероприятий.

В рамках этой работы еще Агентством создавались информационно-пропагандистские группы по обеспечению свободы вероисповедания и предупреждению религиозного экстремизма среди населения. В составы таких групп входят специалисты-религиоведы, теологи, ученые, работники центральных и местных исполнительных органов по делам религий. В ходе своей работы информационно-пропагандистские группы стараются охватить максимально широкие социальные слои и, в первую очередь, молодежь, довести до населения истинные гуманистические начала религии, привить им традиционные духовные ценности и сообщить об опасности вовлечения в радикальные религиозные жамагаты.

министра по делам религий и гражданского общества

Программа противодействия

О том, что государственный аппарат четко понимает все возрастающую опасность вовлечения граждан страны в экстремистские и террористические группы, свидетельствует и тот факт, что в Стратегии Главы государства «Казахстан-2050: Новый политический курс состоявшегося государства» впервые подробно затронута религиозная сфера и отмечены острые проблемы деструктивных религиозных и псевдорелигиозных течений.

Глава государства поставил глобальные и масштабные задачи, которые направлены на обеспечение единства казахстанского общества, развитие межконфессионального согласия и укрепления общественной безопасности в Казахстане.

При этом Президент особо подчеркнул, что в «вопросах религии необходим вдумчивый подход и крайняя осторожность… Мы должны свято придерживаться принципа свободы совести, традиций толерантности и веротерпимости». Президент призывает выступать против всех проявлений радикализма, экстремизма и терроризма. Мы не должны забывать, что у нашего народа есть свои обычаи и традиции, которые передаются из поколения в поколение. Мы должны формировать религиозное сознание, соответствующее традициям и культурам норм страны. Поэтому для принятия правильных и эффективных решений государства в сфере религий необходим объективный анализ религиозных процессов и адекватное видение ситуации.

Указом Президента от 24 сентября 2013 года №648 в Казахстане принята программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму, разработчиком которой явилась Генеральная прокуратура.

Главная цель программы — обеспечение безопасности человека, общества и государства посредством предупреждения проявления религиозного экстремизма и предотвращения угроз терроризма.

В программе предлагается комплекс мер, направленных на ограждение населения от радикальной идеологии путем повышения их религиозной грамотности, духовного, культурного, морально-нравственного воспитания и патриотизма. При этом особое внимание программой уделено привлечению общественности к профилактической работе и модернизации информационно-пропагандистской работы среди целевых групп населения. Кроме того, говорится о необходимости обеспечения эффективного функционирования негосударственных центров по разубеждению последователей радикальной идеологии.

Целью противодействия терроризму в Республике Казахстан является защита личности, общества и государства от терроризма. Определяющим фактором в противодействии международному терроризму и экстремизму является создание условий, способствующих предотвращению их проявлений на территории страны.

Надо отметить, что осуществляемая деятельность по борьбе с этими вызовами и угрозами в Казахстане является не только набором силовых методов. Поскольку проблему таким образом не решить. Главное — создание социально-политических, экономических, культурных условий, с тем, чтобы выбить почву из-под ног носителей и проповедников экстремистских идей и учений.

Вот и буквально на днях члены республиканской информационно-разъяснительной группы по вопросам религии провели ряд встреч с населением Алматы.  Основными направлениями информационной и разъяснительной работы среди населения являлись вопросы, связанные с продвижением светских принципов государственной конституции, укрепление межконфессионального согласия в обществе, пропаганда национальных и духовных ценностей и профилактика радикальной религиозной идеологии и экстремизма.

«Светское государство является формой управления, которая гарантирует право граждан на вероисповедание и обеспечивает возможность для деятельности религиозных объединений в рамках правового поля. Верующие граждане обязаны соблюдать требования государства в отношении единой школьной формы в общеобразовательных средних школах, потому что эти требования соответствуют общим интересам и принимаются на основании пожелания граждан», – разъяснил руководитель управления комитета по делам религии Мейрам Иманбаев.

По его словам, имамы мечетей духовного управления мусульман Казахстана выразили твердое мнение в отношении государственной позиции в данном вопросе. Им рекомендуется призывать верующих прихожан придерживаться позиции страны.

«Я вижу, значительно повышается грамотность населения в части вопросов сферы религии. Это результат системной работы. В рамках информационной разъяснительной системы мы сделали упор на то, что религия не имеет ничего схожего с терроризмом, а радикальные идеи ставят своей целью совсем иные задачи: они, прикрываясь религией, хотят внести раскол в стабильность государства и общественную целостность. Надо пропагандировать традиционные и духовные ценности, направленные на проведение эффективной профилактики идей радикальной религиозной идеологии», – заключил Иманбаев.

Также при разъяснении населению законодательного положения о материальном поощрении граждан, сообщивших в органы информацию о готовящихся акциях насильственного экстремизма и терроризма, представитель комитета высказал свою точку зрения.

«Конечно, многие это могут сравнить с доносом. Но необходимо напомнить и о гражданской позиции каждого жителя страны. Если вы видите, что в соседней квартире собираются непонятные личности, то почему бы не сообщить об этом в соответствующие органы? Пусть проверят – профилактические меры порой эффективней всего остального. К тому же за это можно получить и материальное вознаграждение. Чем не повод заявить о себе?», – размышляет представитель управления.

«Мы должны понимать, что терроризм – это большой бизнес. Он присутствует в любых концессиях, не только в исламе. В настоящее время мы замечаем, что среди молодежи происходит саморадикализация сознания. Специалисты посчитали, что наши дети четыре раза в сутки видят убийство на экране. Их задача не просто информировать, но и трансформировать. Вот на это надо обратить внимание», – отметил, в свою очередь, директор общественного объединения «Бiлiм» Руслан Иржанов.

В заключение Иржанов подчеркнул, что членами республиканской информационной разъяснительной группы проведена встреча с жамагатом мечети «Толе би», где были разъяснены актуальные вопросы религии, а также даны ответы на интересующие вопросы прихожан.

«Мы на правильном пути», – заключил глава общественного объединения.

Кто такой казахстанский экстремист?

Государственные деятели, занимающиеся непосредственно вопросами противодействия экстремизму, прекрасно понимают, что он начинается с идеологии, то есть с тех идей, которые мотивируют и направляют людей к действию. Поэтому религиозный экстремизм можно назвать последствием распада СССР, когда рухнули старые идеалы, а новых общество еще не создало. Именно тогда потянулись к постсоветскому пространству со всего земного шара различные варианты общественного и государственного устройства. Не остались в стороне и зарубежные религиозные и религиозно-политические группы. Следует учитывать, что в непосредственной близости от наших западных границ проходили боевые действия Российской Федерации против боевиков, которые заявляли о своем праве на суверенное отделение на основе собственных религиозно-политических представлений. Эти события имели идейные отклики на территории западных областей Казахстана.

В итоге, в таких условиях именно молодежь, как поколение на разломе эпох, в первую очередь подверглась идеологическому влиянию, а, может даже, идеологической диверсии со стороны зарубежных экстремистских центров.

Поэтому сегодня портрет экстремиста − это, в общих чертах, портрет человека 20-30 лет, который воспринял пришедшие извне идейные установки, а иногда даже подвергался идеологической манипуляции. К этому необходимо добавить слой социальных проблем. Дело в том, что не все в силу субъективных и объективных причин находят свое место в жизни, могут поступить в университет или устроиться на хорошо оплачиваемую работу. Чувство отчужденности от ряда социальных благ толкает молодого человека на некий «реванш». Для этого ему хочется стать частью какой-то значимой и влиятельной группы или даже общественной силы. В 1990-х годах молодежь стремилась войти в какие-то бандитские группы. Потом это стало неактуальным. Сегодня находится иной канал выхода маргинальной энергии − религиозный экстремизм.

Поэтому экстремист − это обязательно человек с проблемами: идеологическими, социальными, финансовыми, а также психологическими. Ведь иногда у человека есть все: и образование, и работа, и семья, даже таланты, а он уходит в радикализм. Причина − психологическая неустойчивость.

После теракта в Актобе стало понятно, что визитной карточкой казахстанского экстремиста не обязательно являются бороды и короткие штаны. Человек с экстремистскими устремлениями намеренно отходит от религиозных предписаний, чтобы как хамелеон слиться с окружающим светским обществом для достижения своих неправомерных целей.

Ликбез по исламу

Мазхабы в суннитском исламе нельзя сравнивать, например, с православием и католичеством в христианстве. Само слово «мазхаб» буквально означает «направление движения». Есть «мазхабы по фикху» − исламскому праву, и есть «мазхабы по акыде» − вероубеждению. То есть правовые школы шариата — это одно, а богословские школы с их представлениями о боге − это другое.

Как правило, «мазхабами» называют правовые школы, а богословские школы называют «акыдами». По этим двум признакам можно классифицировать все направления в исламе. Но следует четко понимать, что мазхаб и акыда − это разные вещи. Например, материальные предметы можно классифицировать по форме и по цвету. При этом предмет может быть квадратным и одновременно красным, красным и круглым, круглым и зеленым и т.п. А спрашивать, например, красный он или круглый − некорректно по сути.

Так вот, как известно, традиционных правовых мазхабов − четыре: ханафитский, шафиитский, маликитский и ханбалитский. Крупнейших богословских школ две − ашаритская и традиционная для всей Центральной Азии − матуридитская. При этом исторически сложилось так, что матуридитская акыда чаще всего сочетается в конкретных регионах с ханафитским мазхабом, ашаритская − с шафиитским и маликитским мазхабами, и так далее.

В странах широкого распространения салафизма − это Саудовская Аравия и некоторые соседние с ней страны Персидского залива − преобладает ханбалитский мазхаб. Но сам салафизм не считает необходимым строго придерживаться одного мазхаба, некоторые из салафитских ученых вообще отрицают такую необходимость. Поэтому можно видеть салафитствующих жигитов, только вчера научившихся читать намаз, и при этом безапелляционно заявляющих: нам, мол, не нужен мазхаб.

Салафиты считают, что исповедуют чистую акыду салафов − буквально «предков, предшественников». Так называют в исламской традиции первые «три праведных поколения», то есть сподвижников пророка Мухаммада и два последующих поколения мусульман. Но многие представители традиционных богословских школ с этим не согласны.

Также большинство салафитов в Казахстане на корню отрицают большинство казахских традиций, считая их «бидъатом» («недозволенным новшеством») или «ширком» («приданием Аллаху сотоварищей»). При этом они не дают себе труда вникнуть в исторические причины появления некоторых национальных традиций казахов.

Еще одна проблема в том, что наши так называемые приверженцы салафизма нередко берут фетвы саудовских шейхов, вынесенные ими, вообще-то, для своих сограждан − саудитов, и начинают механически применять их в Казахстане. Хотя общеизвестно, что в исламской традиции фетвы для каждой конкретной страны должны выносить свои, отечественные ученые-улемы. По одному и тому же вопросу вердикт может быть различным в зависимости от условий конкретного общества. Повторяю, это азы исламского права. В Священном Коране сказано, что Всевышний Аллах создал людей разными («О люди! Воистину, Мы создали вас из мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга). (Коран, сура 49 «Комнаты», аят 13).

Совершают террористические акты, взрывают себя, стреляют в полицейских такфиристы и джихадисты. Собственно, это две стадии единого процесса, от такфира до объявления джихада − один шаг.

По своим богословским взглядам они относятся к салафитам, то есть исповедуют салафитскую акыду, но в политическом плане действуют по методу Саида Кутба − египетского радикала, казненного в 1966 году, которого иногда называют «крестным отцом» практически всех экстремистских течений в современном мусульманском мире. Он же — один из идеологов радикального крыла движения «Братья-мусульмане». Поэтому считается, что такфиризм представляет собой одну из самых опасных разновидностей религиозного экстремизма.

Слово «такфир» происходит от того же корня, что и слова «куфр» − «неверие», «кафир» − «неверующий». Сделать такфир − значит, объявить кого-то неверующим. Причем кого-то, кто сам себя считает мусульманином. В Казахстане излюбленное занятие такфиристов − объявлять «кафирами» всех, кто не совершает пятикратный намаз, то есть большинство окружающих. Хотя это противоречит позиции большинства исламских ученых всех времен.

В традиционном фикхе − исламском праве − четко определены условия вынесения такфира, и все они грубо нарушаются казахстанскими доморощенными радикалами. Поэтому так необходимо повышение религиозной грамотности наших мусульман — чтобы любой мог запросто указать такфиристу на его очевидные ошибки.

Почему террористов «зачищают»?

В обществе после практически каждого громкого теракта, начиная еще с серии вылазок 2012 года, неизменно с подачи либеральных деятелей вспыхивают дискуссии, вращающиеся вокруг двух тезисов – куда смотрели спецслужбы и почему экстремистов не стараются взять живьем.

Вылазки экстремистов в Актобе и Алматы – это лишь единичные провалы в той активной борьбе, которая ведется с проявлениями терроризма и экстремизма. Контртеррористические операции свидетельствуют о том, что правоохранительные органы накопили опыт в борьбе с терроризмом. Они выявляют радикалов и предупреждают преступления, которые готовятся против общества. В понедельник, например, прошло предварительное судебное заседание по балхашским террористам, которых удалось разоблачить и разгромить до того, как они совершили свою акцию. При разгроме ячейки лишь одному из 9 злоумышленников удалось совершить самоподрыв.

То есть, незримая борьба ведется, и по ту сторону баррикад люди, отличающиеся особой жестокостью, ценность человеческой жизни для них не имеет никакого значения. Зачастую идет сращивание криминальных элементов с религиозными радикалами. Фактически под прикрытием религиозной идеологии действуют преступники, которых обезвреживают правоохранительные органы.

В ходе проведения спецопераций силовики предлагают этим лицам добровольно сдаться и сложить оружие. Однако террористы не идут на контакты и оказывают ожесточенное сопротивление. Тут нужно отметить, что наши правоохранительные органы теперь лучше подготовлены к такого рода ситуациям, на что и указывает история с балхашскими террористами, процесс над которыми начнется 15 ноября.

Казахстанские власти вполне успешно сочетают силовые методы предупреждения терактов и превентивные. Постоянно происходит качественное улучшение и превентивной работы тоже. Власти осознают, что необходимо противодействовать распространению экстремистских идей в обществе, прежде всего, интеллектуально. Об этом еще в 2012 году рассказывал в интервью тогдашний глава Агентства по делам религий Кайрат Лама Шариф: «Очень существенна роль теологов в совокупности с иными мерами воздействия по нейтрализации религиозных экстремистов. Опытные теологи, религиоведы, эксперты в сфере религий — это та категория общества, которая способна грамотно и квалифицированно противодействовать идеологам экстремистов и радикалов. Теологи обладают универсальными знаниями из сокровищницы Священной книги — Корана. Наличие достоверных знаний в области религиозной догматики, доктринальных положений вероисповеданий, обрядов, ритуалов и иной культовой практики позволяют им смело оппонировать своим идейным противникам. Также поисками эффективных путей противодействия радикальным религиозным течениям занимаются отдельные научно-исследовательские центры и институты…».

В следующем году заканчивается сроки реализации Программы, разработанной Генпрокуратурой. В настоящий момент в парламенте обсуждаются вопросы изменения в закон РК о противодействии экстремизму, причем мажилис обращается за помощью к общественным экспертам – политологам, религиоведам, ветеранам боевых сражений и т.д. Так что окончание Программы не означает, что мы терроризм уже победили – работа будет продолжена, а ее качество – неизменно расти.

Источник: http://dialog.kz

Новости партнеров

Загрузка...