Какие СМИ нужны в Казахстане

СМИ – это органы публичной разведки гражданского общества. Информационная вертикаль лишила их такой возможности

«О вкусе ананаса есть смысл спорить с тем, кто его пробовал, – подчеркнул Шавкат Сабиров, президент ОЮЛ «Интернет Ассоциация Казахстана». – У государства нет «ананаса» в смысле информационной политики и обсуждать с ним нечего». Прозвучало это в ходе экспертного обсуждения «Информационная политика Казахстана в новых условиях», проведенного аналитической группой «Кипр» и Фондом Сорос-Казахстан.

Мероприятие оказалось богатым на различные образы. Сергей Домнин, главный редактор журнала «Эксперт Казахстан», назвал получившийся формат «советом мышей, которые формируют повестку для кота». Позиция мышей понятна – меньше мышеловок и мест, где их можно ловить и есть, однако у кота совсем другой взгляд на ситуацию. «Даже у мышей может быть своя позиция по отношению к действиям кота», – заметил по данному поводу Ерлан Смайлов, модератор заседания.

Информационная политика Казахстана

В Финляндии цель информационного общества – это увеличение благосостояния граждан. В России информационная политика предполагает приоритет государства и формирование единого информационного пространства страны как части мирового информационного сообщества. В Греции фокус внимания направлен на развитие сотрудничества между государством и гражданами. Казахстан на данном фоне выделяется несформулированностью поставленных целей и ориентиров.

«Отсутствие стратегического подхода», – так видит ситуацию Асель Караулова, президент Казахстанского пресс-клуба, выступившая с презентацией «Ключевые тренды развития государственных коммуникаций». Фрагментами общей мозаики выступают как «недоверие к государственным проектам и государственным инициативам», так и «неподготовленность чиновников к работе в реальных условиях». Под «реальными» понимаются условия, где нет заранее подготовленных вопросов и ответов.

«В эффективных коммуникациях связь всегда двусторонняя», – акцентировала г-жа Караулова. Однако в ситуации слабых казахстанских медиа-брендов и заказной журналистики построить нормальную коммуникацию проблематично.

Информационная политика Казахстана

«Подмена информполититки идеолого-пропагандистской политикой», – так характеризует сложившуюся модель Серик Бейсембаев, социолог. Главный признак пропаганды – это манипулирование. На почве государственного финансирования вместо инфраструктуры информирования сложилась инфраструктура обслуживания. У нее сомнительная эффективность при огромных расходах. «Пропаганда вместо информирования, разъяснения, консультирования создает замкнутый круг», – констатирует г-н Бейсембаев. Например, молодежь малых городов и сел остается менее информированной о возможностях, предлагаемых различными государственными программами и инициативами. Предназначенные для безработных сведения как раз до них доходят в последнюю очередь. «Нужно, чтобы вновь созданное министерство выполняло функцию коммуникации, а не министерства пропаганды», – отметил Серик Бейсембаев.

Айдархан Кусаинов, генеральный директор Almagest, указал на то, что созданием информационного пространства должны заниматься государственные органы. Вот только построили они его таким образом, что живут в нем главным образом сами госорганы, а население непонятно где. «Когда у человека есть своя точка зрения, то он ходит на одни сайты и не ходит на другие», – обратил внимание г-н Кусаинов. Сериалы, фильмы, ток-шоу – это тоже элементы информационного пространства.

Информационная политика Казахстана

Тему кто чего смотрит продолжил Ержан Сулейменов, директор представительства «Интерньюс» в Казахстане. Получается, что 30% жителей городов и 70% в селах охвачены иностранным телевидением и не смотрят отечественное. Попутно он заметил: «Налогоплательщик не может влиять на то, на что тратят его деньги».

Олег Хе, главный редактор газеты «Бизнес и власть», в своем выступлении сосредоточился на отсутствии у работающих в рыночной среде СМИ (сидящие на госзаказе были оставлены за скобками) структуры, способной их защищать. Он предложил войти в НПП «Атамекен» в качестве медийной отрасли с целью получения внятного защитного каркаса. Асель Караулова в данной связи сообщила, что переговоры с «Атамекеном» ведутся давно, но там слабо понимают как работать с медийной отраслью. Другие участники экспертного обсуждения добавили про низкую авторитетность и влиятельность национальной палаты предпринимателей в бюрократических структурах.

«Основная проблема в том, что телевидение не рассматривается как бизнес», – заявил Руслан Никонович, генеральный директор телекомпании «Новое телевидение».

Информационная политика Казахстана

Правозащитник Андрей Свиридов акцентировал внимание на том, что статьи Уголовного кодекса №174 – возбуждение розни (16 составов преступлений) и №272 – распространение ложной информации (наказание порой выше, чем за убийство) формируют среду для репрессивной информационной политики.

Политик Петр Своик сосредоточился на проблеме институтов, которые по его словам в Казахстане «сильно выдохлись». «Из-за этого усиливается тренд на государственное регулирование», – подчеркнул он. Преследования в отношении Сейтказы и Асета Матаевых, Бигельды Габдуллина г-н Своик называет «зачистка государственного информационного заказа от элементов, которые могут вести себя нестандартно». Сложившаяся информационная вертикаль не предполагает каких-либо отклонений от спускаемых сверху установок.

Никто не спорил с тем, что на сегодняшний день государство выступает главным ресурсодержателем, заказчиком и цензором для СМИ. Как и по поводу того, что сидеть на больших деньгах, распределять, управлять ниточками – очень удобно и там никто ничего менять не хочет. Проблемы возникают именно в области коммуникации и информирования населения. «Они (чиновники) ловят рыбу в том пруду, где рыба не водится», – констатировал Ерлан Смайлов.   

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...