В Беларуси насчитали почти полмиллиона «тунеядцев»

"Декрет о тунеядцах", обязывающий неработающих жителей Беларуси уплачивать специальный налог государству, вступил в активное действие

Тем жителям, которые, по мнению налоговой, в 2015 году официально отработали меньше 183 дней, пришли "письма счастья" с требованием уплатить сбор в размере порядка 200 долларов.

Официально он называется "сбор на финансирование социальных расходов", но в народе с подачи власти прочно закрепилось название "налог за тунеядство". Обосновывая его введение, чиновники доказывали, что каждый работоспособный житель обязан платить подоходные налоги, чтобы покрывать государственные траты на медицину, образование, городскую инфраструктуру и т.д. А кто не работает и не платит налоги, стало быть, живет за счет других.

Обойти декрет можно, официально встав на учет в центр занятости либо уехав на полгода за границу. От уплаты сбора декрет поначалу освободил также родителей, воспитывающих детей до 7 лет, членов творческих союзов и сельчан, ведущих подсобное хозяйство. За неуплату налога грозит штраф, невыпуск за границу и даже административный арест, во время которого "тунеядца" предполагается отправлять на общественные работы.

С момента вступления декрета в силу у белорусов появилось новое "развлечение": "откосить" от статуса тунеядца. В результате в центрах занятости появились очереди, официальная безработица скакнула вверх. Но велика оказалась и та категория людей, которые, понимая, что подпадают под декрет, ничего предпринимать не стали.

В Беларуси тунеядцы
 

В результате по итогам 2015 года (которые подвели только сейчас) налоговая насчитала в Беларуси более 440 тыс. "тунеядцев", при том что экономически активное население страны всего 4,5 млн человек. То есть в "дармоеды" попал каждый десятый работоспособный гражданин.

С тех пор, как почтальоны начали разносить извещения об уплате налога, в обществе стало расти недовольство. Государственная система, не настроенная на выявление "тунеядцев", загребла под одну гребенку и тех белорусов, кто живет за границей, и тех, кто сидит дома с детьми. Для молодой и здоровой части населения это небольшая проблема: налоговики предупреждали, что могут быть ошибки, и они охотно их исправляют, стоит налогоплательщику доказать, что он ничего не должен.

Хуже то, что в "дармоеды" система записала незащищенные слои населения: людей предпенсионного возраста, которых никто не берет на работу, ухаживающих за тяжелобольными, жителей депрессивных районов, выживающих за счет случайных заработков. Для них, особенно для тех, кто трудился всю жизнь, но не имеющих официального места работы, получение "писем счастья" стало оскорблением.

А потом пошли сообщения о трагедиях. В декабре после получения извещения из налоговой повесилась жительница Рогачева, потерявшая работу два года назад и находившаяся в тяжелом материальном положении. Начисленный ей налог, конечно, не был главной причиной суицида, но, по отзывам соседей, мог стать последней каплей.
Позже жуткая новость пришла из Осиповичей. Мужчина 60 лет выбросился из окна многоэтажки, оставив предсмертную записку: "Я никогда не был дармоедом, насильником, грабителем, я всю жизнь честно работал".

Как позже выяснили СМИ, у человека было 34 года трудового стажа, 30 из которых он проработал на картонно-рубероидном заводе. В 2014 году он уволился с завода из-за конфликта с начальством и после этого так и не смог нигде устроиться. В апреле 2016 года мужчине исполнилось 60 лет и он стал пенсионером. А осенью получил извещение об уплате налога. И впал в депрессию…

Власти, разумеется, отрицают связь между получением извещения и самоубийством. "Никаких фактов, которые могли бы содействовать доведению его до самоубийства, установлено не было", – заявили в Следственном комитете.

Кстати, налог перед смертью мужчина уплатил. Соответствующую квитанцию теперь хранит его вдова.

Эти исключительные случаи, а также массовые примеры несправедливой обиды от государства сейчас будоражат сознание людей. Тут в "тунеядку" записывают еле передвигающуюся пожилую женщину, которой врачи не дают инвалидность, там налог приходит женщине, страдающей шизофренией, а уплатить его должен муж, единственный работающий в семье отец четверых детей, в другом месте налоговая потянула деревенского парня, только что вернувшегося из армии, а где-то "повестки" пришли на людей, умерших несколько лет назад.

Интересно получилось с мамами-домохозяйками. Первоначально им разрешили безнаказанно сидеть дома, пока ребенку не исполнится 7 лет, потом обещали продлить этот срок до 10-летнего возраста ребенка. Однако вместо этого в январе 2017 года вышли поправки в декрет, которые, напротив, ужесточили условия для домохозяек. Теперь мама может всецело посвятить себя воспитанию детей до 7 лет только при условии, если они не посещают дошкольные учреждения. С того момента, как ребенок пошел в детский сад, мама обязана выйти на работу или – попасть в "тунеядцы".

Декрет о тунеядстве вскрыл такие болезни белорусского общества, как безработица и занижение числа инвалидов, однако не помог решить эти проблемы, а лишь наказал самые незащищенные слои населения. Понятно, что классические "граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы", попав под прицел налоговой, озаботились этим меньше всех. Кстати, алкоголиков и наркоманов, проходящих лечение в специализированных учреждениях, от обязанности платить декрет освобождает.

Последние поправки в декрет также разрешили местным советам депутатов и исполкомам освобождать граждан от уплаты сбора "в связи с нахождением в трудной жизненной ситуации". Как будет работать эта поправка и не создаст ли она почву для коррупции, еще непонятно. Но можно предположить, что подпавшим под декрет беднякам она сулит новый виток унижения: сначала получить статус "тунеядца", потом доказать, что к этому принудила жизнь.

В общем, недовольство зреет. Однако, выльется ли оно во что-нибудь, трудно сказать. Как минимум три оппозиционных структуры заявили о намерении провести акцию протеста – "Марш нетунеядцев", профсоюзы собирают подписи под петицией за отмену декрета, чудом попавшая в парламент депутат от оппозиции Анна Конопацкая подала депутатское обращение к Александру Лукашенко. Главный аргумент во всех случаях – Конституция, которая прямо запрещает принудительный труд.

И все же, несмотря на очевидный ропот населения, реальный протест едва ли возможен, считают политологи. С одной стороны, "тунеядцы" – все-таки очень разнокалиберная группа людей, это и жены бизнесменов, и вольные художники, и безработные предпенсионного возраста, и жители депрессивных населенных пунктов. Их трудно объединить: одним проще откупиться от государства, другим – "забить" на его требования. С другой стороны, недавняя поправка в декрет, декларирующая лояльное отношение к беднякам, может еще больше разобщить группы недовольных.

На сегодня налог уплатили 34,4 тысячи человек, или каждый 12-й "тунеядец". Бюджет собрал чуть больше 5 млн долларов. Сколько налоговики потратили на поиск неработающих граждан и переписку с ними, МНС раскрывать отказалось.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...