Час IQ. Нужна ли Казахстану армия ботов?

«Менеджеры, которые «продали» заказчикам игру в троллей, либо ничего не смыслят в PR, либо цинично используют заказчиков». «Проще всего поверить в купленные фальшивые комплименты». «Некоторые электронные СМИ в нашей стране могут делать что угодно – пытаться играть в троллинг, черпать ложкой океан»

Боты и тролли забивают весь интернет-эфир, комментируя важные новости страны.

Обычно это происходит, как говорит главный редактор одного из новостных порталов в казнете, так: «Знаете как собрать ботов? Надо спросить: А нахр… вообще разъяснять Послание?». Сразу появляются сотни комментаторов, у которых IQ чаще не дотягивает до среднего интеллектуального уровня в стране и которые начинают наперебой из всех своих жил вытягивать обоснования и комплименты.

В том, что Казахстану просто необходимо выводить на качественно новый уровень работу по созданию позитивного имиджа государственных проектов и органов, уверен профи в области PR Ерлан Аскарбеков.

Ерлан Аскарбеков

***

– Ерлан, как вы со своей позиции можете оценить подобные события, когда комментируются какие-то безусловно важные для страны новости в троллинговом духе? С какой целью это делается? Насколько боты эффективны и воспринимаемы обществом?

– У меня нет точных данных о сотнях казахстанских троллей типа Ольгино или Франкфурта, поэтому я не знаю, о ком идёт речь. Тролли из РФ защищают словосочетание ЕАЭС – попробуйте написать критический пост о нём. Этим однозначно грешит твиттер Трампа, и, значит, многие другие политики и бизнесмены на Западе. Конечно, это абсолютно неэффективно с точки зрения PR. Это эффективно субъективно, так как позволяет менеджерам показывать заказчикам т.н. «коэффициенты тщеславия» вместо объективных коэффициентов. Только регулярный глубокий сторонний честный профессиональный репутационный аудит по одной и той же методике даёт точную картину. Но никто из заказчиков не хочет думать, не хочет знать правду о самих себе. Проще всего поверить в купленные фальшивые комплименты. А потом внезапно происходит репутационная катастрофа. Но ведь это же будет потом? Айсберг ещё впереди, и «Титаник» ускоряет ход. Люди так глупы, как биологический вид, что сомнительное сиюминутное удовольствие видеть отчёт об «успешной» работе фейков всегда поставят выше собственного будущего.

Ещё один нюанс – мы, люди, так устроены, что воспринимаем мнения с высоким коэффициентом доверия только от определённых редких лиц. Мы, пиарщики, называем их опинион-формерами, формирователями мнений. Если вам о кулинарии говорит Вася Пупкин или известный ведущий кулинарного шоу – к кому вы прислушаетесь? Если о политике рассуждает Вася Пупкин или «прокачанный» топовый блогер или «раскрученный» политик – к кому вы прислушаетесь? Тролли, фейки – это армия Вась Пупкиных. Они ничего, разумеется, не меняют в общественном сознании.

Менеджеры, которые «продали» заказчикам игру в троллей, либо ничего не смыслят в PR, либо цинично используют заказчиков.

– Какие инструменты продвижения способны улучшать имидж государственного органа или проекта на самом деле? Необходимо ли это делать вообще – или продвижение должно быть естественным – результатом работы и действий?

– Никакого естественного продвижения не существует в принципе. Большинство людей слабы, темны, завистливы, переполнены личными объективными и субъективными проблемами. Большинство глубоко инфантильно. Видя незнакомое явление, без объяснений, 94% подумают что-то ужасное. Представьте, что вам нужно провести прививку в детском саду. Как избежать рёва? Если сможете преподнести проводимые действия, как веселую игру и великую пользу – значит, вы прирождённый пиарщик. И, разумеется, журналисты – это не пиарщики.

Что касается тонкостей профессии, то рассказать 17-летний опыт в коротком ответе невозможно. Пиар-инструментов – миллионы.

– Хорошо. Приходилось ли вам сталкиваться с тем, что какие-то государственные органы объявляют тендеры на услуги специалистов SMM, которые, собственно, выполняют миссию троллей? Какие ведомства? Кто обслуживает их интересы: редакции, рекламные или коммуникативные агентства?

– Лично не сталкивался, только слышал об этом. Поэтому предпочту не опираться на слухи.

– Как вы думаете, могут ли непосредственно некоторые электронные СМИ выполнять этот троллинг – исполняя таким образом некий госзаказ и получая за это крупные суммы из госказны? Насколько цивилизован, на ваш взгляд, этот путь?

– Троллинг любительский может делать на улице бомж с подключенным в интернет смартфоном. Троллинг профессиональный (как Ольгино в России, как центр ЦРУ в Франкфурте) – это сотни, а, скорее, и тысячи штатных сотрудников, профессиональная система контроля и безопасности, специальные методы, специальное обучение, специальные здания, чёткий заказчик в режиме 24/7, а не от тендера до тендера, разумеется, мощные бюджеты. Поэтому некоторые электронные СМИ в нашей стране могут делать что угодно – пытаться играть в троллинг, черпать ложкой океан. У нас свободная страна.

– На какие другие цели, на ваш взгляд, могли бы быть потрачены деньги налогоплательщиков, которые сегодня тратятся на троллинг?

– На повышение зарплат рядовым журналистам государственных СМИ. На возрождение культуры, как современной, так и традиционной, на основание большой сети корреспондентских пунктов. На создание независимого рейтинга с запломбированными пиплметрами. На спецтренинги порядка 10 тысяч чиновников. И т.д. Все эти предложения 4 года «наверху». Все всё знают, что нужно делать, чтобы привести государственный PR к профессиональным стандартам качества.

Я давно обнаружил, что истинным «выхлопом» пиара является власть. Власть как способность ненасильственно, без подкупа менять мнения огромных масс. Поэтому истинная цена провала нашего государственного PR – это слабость всей госмашины, её хрупкость в этом качающемся мире.

– Как вы в целом оцениваете информационную политику и систему госзаказов от министерства информации и коммуникаций? Какие у нее достоинства и недостатки? Поменялась ли она с приходом на пост министра Даурена Абаева?

– Система неэффективная с 2002 года, как началась «джинса» – проплаченные новости от государства. С приходом Абаева стали гораздо лучше отрабатывать кризисные ситуации. И в Актобе, и в Алматы, как выяснилось, наши коммуницировали с такой же скоростью, как немцы при теракте в Мюнхене. Надо сказать, что он первый министр информации, долго работавший пресс-секретарём. Поэтому он прекрасно понимает журналистов и не боится с ними общаться, что в их серой госсистеме уже очень круто. Что касается политической власти провести нужную реформу (см.выше) – её не было ни у одного министра информации. В день назначения Абаева, ещё 8 человек как бы занимались государственным пиаром. Это я ещё уменьшл количество. У 9 нянек дитя без глазу. С тех пор это количество сократилось, а самое главное, вернулся на властный Олимп истинный и главный государственный идеолог и пиарщик-стратег – Марат Тажин. Безусловно, теперь все оставшиеся 4-5 человек полностью подчиняются ему. Так что вам имеет смысл продублировать все эти вопросы Марату Мухамбетказиевичу.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...