Война Миров. Париж ждет победителя

Много ресурсов и осторожность Эммануэля Макрона против дефицита ресурсов и настойчивости Марин Ле Пен

Финалисты президентской гонки во Франции оказались так называемыми несистемными кандидатами. Системные Франсуа Фийон (от правых политических сил) и Жан-Люк Меланшон (левые) хоть и шли ноздря в ноздрю с лидерами, но набрав 20,01% и 19,58% соответственно выпали из дальнейшей борьбы. Экстренный политический проект Эммануэль Макрон получил 24,01% голосов избирателей, а порождение кризиса французской модели общества Марин Ле Пен – 21,3%. Вроде бы принципиально лидер Национального фронта победить не должна, но гипотетическими шансами Марин Ле Пен располагает и настроена взять верх очень решительно.

Организованное голосование «против» того или иного кандидата – часть политической культуры «Пятой республики». Когда Жан-Мари Ле Пен, отец нынешнего кандидата-евроскептика, в 2002 году вышел во второй тур президентских выборов с 16,86% голосов, то из-за технологии «против» оппоненты национализма отдали 82% голосов Жаку Шираку. Разумеется, реальный рейтинг популярности Ширака и близко не дотягивал до такой астрономической цифры в условиях демократических выборов.

Порой случается так, что сильные стороны того или иного явления переходят в свою противоположность. Марин Ле Пен после прохода во второй тур уже обеспечила для себя идеальные условия. Как минимум ниша для «нытья с задней скамейки» ей уже обеспечена. Лидер французских националистов после 7-го мая (дата второго тура выборов) всегда сможет заявить, что ей не дали возможность показать «лепенизм» в полной красе и силе.

Финалисты президентской гонки во Франции

Объективный расклад сил, скорее всего, избавит Марин Ле Пен от ловушки, в которой оказался Дональд Трамп. Попытки нового американского президента ограничить в США миграцию из мусульманских стран блокированы на уровне судебных органов. Пожалуй, главное предвыборное обещание в виде отмены «обамакар» (бесплатной медицинской страховки для бедных), даже не вынесли на голосование в конгресс, поскольку шансов на успех не имелось. По выходу из ТТП (Транстихоокеанское партнерство) Трамп включил заднюю. Еще он берет назад свои слова по ликвидации Североамериканской зоны свободной торговли с Канадой и Мексикой. Договориться о торговле напрямую с государствами Евросоюза минуя Брюссель у новой администрации Белого дома тоже не получилось. В итоге у Дональда Трампа остались только «Томагавки» для ударов по войскам Башара Асада в Сирии, но с этим и Хиллари Клинтон вполне могла бы управиться.

Теоретически истеблишмент Объединенной Европы мог бы позволить себе вариант а-ля Трамп и с Марин Ле Пен, но в Брюсселе не готовы с подобным экспериментам. Травмы после брексита в Великобритании и победы Дональда Трампа на президентских выборах в США привели евроинтеграторов в состояние мобилизации, после которого они пошли в контрнаступление. На парламентских выборах в Нидерландах поле битвы осталось за Евросоюзом (еврооптимистами), хоть Герт Вилдерс и упрочил свои позиции. После этого приход к власти во Франции политика, декларирующего «подрыв монополии партии финансистов и сторонников мультикультурализма» стал неприемлем в рамках избранной стратегии поведения. К тому же Марин Ле Пен находится в диссонансе общеевропейской позиции по России. Например, возвращение Крыма под юрисдикцию Москвы она называет демократическим волеизъявлением населения на референдуме, выступает за прекращение войны санкций.

Эммануэль Макрон оказался той фигурой, на которую поставил европейский правящий класс во Франции. Будучи типичным представителем французской элиты (окончил Национальную школу администрации), он сумел вовремя (то есть без скандалов и негатива) уйти в отставку с поста министра экономики, промышленности и цифровых дел. Весной 2016 года создал движение «Вперед», которое быстро преобразовалось в центристскую политическую партию. По подсчетам специалистов, спонсорам пришлось влить в Макрона порядка миллиарда евро, чтобы довольно ординарная личность 39 лет за один год смогла сделать рывок из почти ниоткуда на первое место в первом туре президентских выборов.

Чтобы оценить достигнутый Эммануэлем Макроном и его политтехнологами результат, необходимо углубиться во французскую политическую культуру. Избиратель этой страны сильно привержен политической традиции. Например, со времени голосования за Народный фронт 1936 года, здесь сложились и устоялись бистро и кафе, в которых отдельно собираются внуки и правнуки тех, кто политически разделился еще в те далекие годы. Поэтому для результата в 24% голосов при явке 77,77% (включая заморские департаменты, где традиционно сильны левые) нужна просто колоссальная концентрация различных ресурсов.

Финалисты президентской гонки во Франции

Несмотря на устоявшуюся традицию голосования «против», в этот раз противники Ле Пен призывают свой электорат не расслабляться. Брексит и Трамп уже показали, что на современном этапе западной политической жизни избиратель может себя повести неожиданно. Отсюда двойственность информационной повестки вокруг французских выборов. Заявления о том, будто Марин Ле Пен не имеет ни малейшего шанса на пост президента переплетаются с лозунгами к ее противникам мобилизоваться и обязательно прийти на избирательные участки во время второго тура. Макрон тем временем «направляет лучи добра во все стороны», дабы не поссориться с электоратом выбывших из президентской гонки кандидатов. В политических заявлениях фаворит осторожен, надеясь, что до 7-го мая для него не возникнет опасных водораздельных ситуаций.

Кандидат в президенты Ле Пен, уже обеспечив себе надежную «заднюю скамейку» во французском политическом процессе, продолжает двигаться в направлении победы. Отсюда и ее уход после первого тура голосования с поста председателя партии Национальный фронт, чтобы позиционироваться в качестве лидера всех граждан Франции. Риторика женщины-политика тоже стала более взвешенной. Например, по поводу выхода Парижа из Европейского союза, она заявляет, что сначала будет проведен референдум, то есть спросят мнение народа.

Марин Ле Пен за свою политическую карьеру продемонстрировала себя в качестве гибкого политического лидера. Чего стоит одно исключение ее отца из рядов Национального фронта (им же и основанного) за антисемитские высказывания. Ребрендинг имиджа партии уже привел к тому, что если прежде многие избиратели Национального фронта на публике скрывали свои политические пристрастия, то теперь говорят о них открыто. Потому что имидж у партии стал более респектабельный и заслуга в таком переформатировании Марин Ле Пен совершенно очевидна.

Кульминация президентских выборов во Франции нарастает, а там и развязки ждать недолго – 7 мая совсем близко.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...