«Старая гвардия» президента уходит на пенсию

Сетевые СМИ о сценариях транзита власти

транзит власти

Московский политолог Сергей РЕКЕДА – «Смена поколений в Акорде: что дальше?» — Знаковым событием для казахстанской политики стало прекращение полномочий сенатора Нуртая АБЫКАЕВА – одной из системообразующих фигур в местных коридорах власти. На смену поколению 70-и летних постепенно приходят «младшие», причем сразу двух возрастных групп. Условно говоря, это, с одной стороны, «продукты президента» в лице Тасмагамбетова, Джаксыбекова, Масимова, Нигматулина и видных региональных руководителей, а с другой, «внуки 01-го» во главе с амбициозным Б.Байбеком.

Отдельного разговора заслуживают Дарига Нурсултановна, которая в силу своего положения и статуса, находится как бы вне поколений казахстанской политики и еще два «тяжеловеса» — публичные фигуры из числа ветеранов управленческого корпуса – Токаев и Есимов.

Поколение ТАСМАГАМБЕТОВА проходило утверждение в свои высокие комсомольские кабинеты в тех зданиях, где ныне располагается АП РФ. Технократы Келимбетов и Масимов обучались в ведущих российских вузах.

Бауыржан БАЙБЕК (43 года) прошел программу «Болашак» на германском направлении, обучался в Высшей музыкальной школе Любека и, если отталкиваться от формальных биографических данных имеет намного меньше линий связи с Россией, нежели подавляющее большинство представителей местной элиты старшего поколения. Но этих точек персональных связей у него все равно много больше, чем у тех, кто вступил на сложный путь карьеры в казахстанской политике десятилетием позже – т.е. у поколения 30-35 лет.

Сергей РЕКЕДА «Смена поколений в Акорде: здравствуй, племя Младое, незнакомое» — Какими характерными чертами обладает новое поколение казахстанских управленцев? Чего можно ожидать от «болашаковцев» разных изводов – от выпускников лучших американских вузов до слушателей германских классических институтов?

В ответ на этот вопрос, большинство моих собеседников – российских и казахстанских экспертов, использовали одно слово – прагматизм, но с разными значениями, коннотациями. Прагматизм в позитивном смысле – способность воспринимать лучшие практики, отсутствие ностальгических привязанностей (как у старшего поколения казахстанской элиты), открытость ко всему новому и более привлекательному, более выгодному с точки зрения перспективы. Хотя тут надо разбираться – перспективы личной или государственной?

Политолог Досым САТПАЕВ – «Подходит ли к концу эпоха внутриэлитных «тяжеловесов»?» — Что касается самого Нуртая АБЫКАЕВА, то, судя по всему, эпоха «аксакалов» в окружении главы государства подходит к концу – в первую очередь, по причине физиологического старения. Кто-то уже ушел в мир иной. Кого-то отправили на пенсию.

Конечно, формально в Казахстане эта смена поколений уже началась, по крайней мере, в управленческой части: молодых министров и акимов стало больше. Хотя монополия на вход в ближайшее окружение главы государства пока еще в руках «старой гвардии», некоторые представители которой либо пока занимают ключевые посты, либо, даже не имея конкретной должности, все еще продолжают оставаться влиятельными теневыми игроками. Но и здесь, рано или поздно, по естественным причинам произойдут изменения, когда этой монополии придет конец. При этом важным моментом является не то, кто конкретно займет место «старой гвардии», но и то, какую систему ценностей они с собой принесут.

Пока видно, что ставка президента на «молодежь» на фоне громких скандалов в связи с арестом Талгата Ермегияева, Куандыка Бишимбаева или Баглана Майлыбаева – кого-то по обвинению в коррупции, кого-то – в разглашении государственных секретов, показала, что если в старые меха заливать молодое вино, оно быстро прокисает. В результате в недрах государственного аппарата появляются «молодые агашки», которые пытаются механически копировать манеру поведения номенклатурных «аксакалов», при этом больше делая ставку на групповое мышление, чем на государственное.

Политолог Данияр АШИМБАЕВ – «Отставка Абыкаева похожа на опалу, но однозначного вывода я бы делать не стал» — Отставка Нуртая АБЫКАЕВА с поста сенатора выглядит достаточно знаковой, ведь арестованный Нартай Дутбаев долгое время считался его человеком, ставленником Нуртая Абыкаевича на посту председателя КНБ. Многие считают, что Аблязов действовал по заказу спецслужб, выполняя политический заказ по борьбе с группами Алиева и Калмурзаева. Очевидно, что в преддверие определенных событий – а именно транзита власти, о котором сегодня очень много говорят в Астане, – происходит не столько даже зачистка политического поля, сколько обострение конкурентной борьбы. Мы наблюдаем, что под прицелом оказались, с одной стороны, такие фигуры, как Тасмагамбетов и Абыкаев, с другой – распространено мнение, что арест Куандыка Бишимбаева бьет по Масимову.

А учитывая, что на осень все ожидают громких отставок, можно предположить, что в этой игре еще не сделаны главные ходы и ее исход еще не ясен самим участникам. Таким образом, происходящее в большей степени похоже не на заранее спланированную кампанию, а на ряд отдельных ситуационных ударов, которыми обмениваются крупные политические игроки. Стратегии в этой кампании пока не наблюдается…

Таким образом, ситуация противоречивая, весьма непонятная, для многих не самая позитивная, но пока следует дождаться хотя бы осенней сессии и посмотреть, какие события произойдут во время нее, и только тогда делать выводы.

«К чему приведут уход «старой гвардии» и усиление Карима Масимова?» — Политолог Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ — На мой взгляд, президент окончательно определился со сценарием транзитного периода и из всех возможных вариантов выбрал тот, который ему кажется наиболее оптимальным. И реализация этого сценария, начиная с конституционных поправок и «почетной ссылки» Имангали Тасмагамбетова, идет полным ходом. У меня складывается стойкое ощущение, что в Ак-Орде сильно спешат и что уже осень 2017 года станет поворотным этапом в истории современного Казахстана.

В принципе, мы можем констатировать внешнее усиление позиций харизматичной Дариги Назарбаевой. Однако в качестве транзитного президента лично я её не вижу. Это было бы слишком банально, а Елбасы, как известно, не любит шаблонов в политической игре. Но вот роль регента-охранителя в должности премьер-министра в тандеме с верным президенту Масимовым на посту председателя КНБ вполне бы ей соответствовала.

Политолог Жаксылык САБИТОВ — Усиление Карима МАСИМОВА способно сыграть с ним злую шутку. Большая часть политической элиты, недовольная доминированием нынешнего председателя КНБ, может в условиях начавшегося транзита власти объединиться против него.

Я думаю, что с 80-процентной вероятностью преемником нынешнего президента станет председатель сената парламента РК. Так что политические игры «вокруг стула» вряд ли могут здесь сильно повлиять.

Политолог Замир КАРАЖАНОВ — Сегодня, когда с арены уходят политические старожилы, возникает логичный вопрос относительно смены власти в Казахстане. Тем более что мы остались единственной бывшей советской республикой, где после обретения независимости она не менялась. Хотя следует признать, что данный факт дал нам преимущества, поскольку позволял наблюдать за сменой власти в соседних странах и делать выводы. И, как показывает опыт соседей, решающим фактором в этом процессе является не наличие или отсутствие политических «тяжеловесов» либо каких-то рафинированных групп внутри элиты, а консенсус. Благодаря согласию удается добиться бесконфликтной передачи власти. Хотя, конечно, ее должны обеспечивать не персоналии или консенсус внутри элиты, а политические институты и правовые инструменты.

Исход из политической жизни представителей «старой гвардии» — конечно же, знаковое событие. Но говорить о том, что он сильно повлияет на смену власти в стране, наверное, не стоит. Это сложный процесс, который учитывает много факторов и преследует много задач.

«Сценарии транзита» — Тема преемника казахстанского президента не только не сходит с повестки дня в Казахстане, но становится все более актуальной. Это не удивительно: элитные кланы опасаются очередного передела собственности после транзита верховной власти и пытаются «подстелить соломку», заблаговременно разрабатывая разные схемы и сценарии.

Что он на самом деле думает и что планирует делать, знает только сам Елбасы. Поэтому прогнозировать на эту тему одновременно и сложно, и просто.

Просто, потому что фактически у Нурсултана Абишевича есть только два рабочих варианта — сидеть в президентском кресле до последнего вздоха или отойти на позицию «лидера нации»…

Сложно, поскольку в первом случае елбасы должен будет решить проблему преемника, что неимоверно трудно, особенно принимая во внимание, что исправить ошибку ему самому уже точно не удастся, а во втором случае неизбежно возникнет риск двоевластия, что в условиях авторитарного политического режима само по себе нонсенс.

В этом смысле куда более определенно выглядят варианты, которые предлагались, предлагаются или будут предлагаться главе государства его ближайшими родственниками, приближенными и соратниками. Впрочем, все они по большому счету сводятся к двум: елбасы наследует прямой родственник либо человек, не находящийся с ним в прямом родстве…

Так что остается только ждать, что в итоге решит Нурсултан Назарбаев, и как на его решение отреагирует его семья и правящая элита. И, очевидно, что народ принимать участия в процессе передачи верховной власти в Казахстане будет принимать исключительно в роли статиста, но зато в качестве зрителя его точно ждет зрелище исторического масштаба.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...