Каково положение русского языка на Украине, в Эстонии и Латвии?!

В июне 2017 года автор посетил Киев, а двумя месяцами позже Ригу и Таллинн. Его удивило то, сколь разным оказался подход к решению вопроса постсоветского наследия русского языка в этих государствах

Издание New Eastern Europe опубликовало статью Томаша Камуселлы под названием «Russian: Between re-ethnicisation and pluricentrism» — «Русский язык: Между реэтницизмом и плюрицентризмом».

наследие русского языка

В предисловии к ней говорится так: «Формирование более спокойного и стабильного мира возможно. Деэтницизированный (лишенный этнической окраски) и плюрицентрический (имеющий широкое распространение в нескольких относительно независимых друг от друга сообществах-государствах) русский язык может стать универсальным средством для достижения такой цели».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «В июне 2017 года я посетил Киев, а двумя месяцами позже Ригу и Таллинн. Меня удивило то, сколь разным оказался подход к решению вопроса постсоветского наследия русского языка в этих государствах.

На Украине почти треть населения предпочитает говорить по-русски. Но русский и украинский языки настолько схожи, что украинцы в состоянии до определенной степени понимать русскую речь, и не обучившись формально этому языку. Может получиться вполне содержательный разговор у двух собеседников, когда один из них говорит по-украински, а другой отвечает ему по-русски.

Фактором, препятствующим широкому распространению такого супрастандартного билингвизма (феномена вроде того двуязычия, которое практиковалось при общении чехоязычных и словакоязычных людей в бывшей Чехословакии), выступает нежелание русскоговорящих граждан пригалать усилия к пониманию украинской речи. Тут дело не в языке, а в предрассудке, согласно которому, русский как-то заведомо лучше украинского, он является более «культурным и цивилизованным» языком, чем «деревенская речь» украинцев.

Почти треть населения Эстонии и свыше трети населения Латвии используют русский язык в повседневной жизни. В этом смысле ситуация в этих двух прибалтийских республиках аналогична положению на Украине. Но в отличие от украинской мовы, как эстонский, так и латышский языки настолько далеки от русского языка, что завязывание какой-либо непринужденной беседы между русскоязычными людьми и одноязычными носителями эстонского и латышского языков не представляется возможным. Эстонский является финно-угорским языком, родственным с финским и венгерским, а латышский – балтийским языком. Но все, кто получил образование в Эстонии и Латвии при Советском Союзе, формально проходили обучение русскому языку в необходимом для работы объеме. Все жители Эстонии, Латвии и Украины в возрасте 40 лет и старше в прошлом изучали русский язык и являются функционально двуязычными людьми.

Для молодого же поколения предпочтительным вторым языком является английский, хотя и немецкий довольно популярен в Эстонии и Латвии, в то же время растущие потоки украинской эмиграции в Польшу повышают популярность польского языка на Украине. Как следствие, эстонская и латышская молодежь в подавляющем большинстве своем неспособна понимать русский язык. В свете такой ситуации русскоязычные люди в Эстонии и Латвии, в свою очередь, оказываются поставленными перед необходимостью осваивать официальные языки своих республик или использовать английский для общения с молодыми эстонцами и латышами.

В случае же Украины обусловленная разностью языков лакуна во взаимопонимании может быть легко преодолена в силу генетической близости украинской мовы и русской речи. Однако в этой стране численность русскоговорящих в абсолютном выражении резко снизилась после аннексии Крыма, осуществленной Россией в 2014 году, и начала войны, которую Кремль ведет на востоке Украины. Население Крыма насчитывает более двух миллионов человек, а еще около трех с половиной миллиона человек живут под оккупацией России на востоке Украины. Как следствие, численность русскоязычного населения, изначально составлявшее порядка тринадцати миллионов человек, сократилось до восьми миллионов.

Российская аннексия Крыма и агрессия на востоке Украины в одночасье изменили отношение страны к русскому языку. Русские книжные магазины закрылись или переключились на продажу издательской продукции преимущественно с украинскими названиями, а русскоязычные книги там теперь размещены в отделе под названием «Книги на иностранных языках» рядом с произведениями на английском и французском языках.

Ни один российский канал не ретранслируется на Украине государственным телевидением или какой-либо официально зарегистрированной частной телевизионной станцией или кабельной сетью. Собственные русскоязычные телевизионные каналы Украины удовлетворяют потребности русскоговорящей части населения. То же самое можно сказать и о прессе, поскольку мейнстримовые СМИ России – служащие в настоящее время орудиями пропаганды Кремля – находятся под запретом на Украине.

В отличие от Украины, в Эстонии и Латвии хватает магазинов по продаже книг на русском языке, снабжаемых российской импортной издательской продукцией.

В среднем русскоязычные периодические издания в Латвии составляют половину печатной продукции, выкладываемой в киосках и газетных стендах по всей стране, а в Эстонии – треть. В отличие от Украины, в Эстонии и Латвии российские социальные сети и компьютерные программы доступны и широко распространены, государственное телерадио и частные вещатели ретранслируют множество российских теле- и радиоканалов».

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...