Война Миров. Очередной индо-пакистанский инцидент

Дели и Исламабад потенциально могут устроить ядерную войну, однако пока предпочитают локальные стычки на земле и в воздухе

От сравнения военных потенциалов Индии и Пакистана захватывает дух, а еще точнее – становится страшно. Развитие событий с 14-го февраля, когда в результате крупного теракта погибли 45 индийских военнослужащих, показывает, что в Дели и Исламабаде отдают себе отчет о ядерных возможностях друг друга. Политические лидеры двух государств оказались в тисках между политическим имиджем с одной стороны и атомным паритетом с другой. В итоге пугают друг друга воинственно, но осторожно, чтобы в запальчивости не перейти красную линию, за которой только катастрофа.

Современная граница между Пакистаном, Индией и Бангладеш (до декабря 1971 года была провинцией Пакистана) – это результат британского колониального владычества в полном смысле этого слова. Британская Индия собиралась англичанами путем многочисленных войн и сложных дипломатических и административных схем, а потом была хитро и с тайными минами разделена на Индию и Пакистан по религиозному принципу. Разумеется, религиозные и территориальные границы не совпали, да и не могли совпасть, что уже на момент ухода англичан в 1947 году вылилось в Первую индо-пакистанскую войну.

Главным яблоком раздора и камнем преткновения той войны стало княжество Джамму и Кашмир. Его правитель махараджа Хари Сингх, отказался проводить плебисцит и присоединил новообразованный штат к Индии, хотя большинство его населения составляли мусульмане. Вторая и Третья индо-пакистанские войны в 1965 и 1971 годах, а также действия коммунистического Китая в 1950-60 гг. привели к тому, что примерно 60% Джамму и Кашмира контролируются Индией, 30% Пакистаном и 10% Китаем. В настоящее время на территории бывшего княжества между Индией и Пакистаном не государственная граница, а демаркационная линия.

В конце 1980-ых гг. в индийской части Кашмира резко активизировались террористы под исламистскими лозунгами, требующими прекращения индийской «оккупации». В 1999 году между Дели и Исламабадом произошел пограничный вооруженный конфликт, получивший название Каргильская война. В основном с индийцами тогда воевали кашмирские моджахеды, но поддерживаемые пакистанской армией. В конце концов Индия все захваченные боевиками территории отбила и восстановила над ними свой контроль. Надо заметить, что и в Каргиле, и в мае 2002 года, когда два государства находились на грани войны, они уже входили в ядерный клуб. В настоящее время по внешним оценкам Исламабад располагает 140-150-ю ядерными боеголовками, а Дели 130-140. Полноценный паритет, хотя у индийцев средства доставки имеют больший радиус действия.

Ответственность за совершившего теракт 14-го февраля водителя-смертника взяла на себя исламистская террористическая организация «Джаиш-е-Мухаммад» (известна и как «Хаддам уль-Ислам»), базирующаяся в Пакистане. 26 февраля 12 индийских истребителей-бомбардировщиков «Мираж-2000» атаковали лагерь «Джаиш-е-Мухаммад» фактически на пакистанской территории, уничтожив его авиабомбами весом в тонну каждая. Весьма символично, что использовались французские «Миражи», которые хорошо себя зарекомендовали в Каргильской войне. Из Дели дали понять, что это не акция возмездия за теракт, а превентивная защита от новых атак со стороны боевиков-исламистов.

Индийский премьер-министр Нарендра Моди культивирует образ жесткого и цельного политика, к тому же возглавляемую им индуистскую националистическую партию «Бхаратия джаната парти» ждут всеобщие выборы. В Пакистане структура принятия ключевых политических решений более сложная, чем в Индии, но в любом случае там архетипы не позволяют отступать перед индийской стороной без боя. Эксперты, которые знакомы с личностью Нарендра Моди, отмечают, что сам факт удара по лагерю боевиков свидетельствует о нежелании индийского премьера развязывать полномасштабную войну с Пакистаном. Как бы то ни было, но Исламабад свой ответ сделал. Пока счет по сбитым самолетам 2:1 в пользу Пакистана.

Вялотекущую, да еще высокогорную войну с Дели Исламабад может себе запросто позволить. Другое дело, если она примет полномасштабный характер. Сухопутная армия Индии превышает пакистанскую что в бронетехнике, что в артиллерии, что в личном составе. По флоту преимущество индийской стороны еще более впечатляющее. Международное сообщество призывает к миру, однако по факту симпатизирующих Дели государств больше, чем доброжелателей Пакистана. Но полномасштабная война неизбежно ставит в повестку использование ядерного оружия, а значит грозит самыми непредвиденными результатами.

Тот факт, что Индия не проводит мобилизацию и не выдвигает ядро своих вооруженных сил к границе с Пакистаном, косвенно свидетельствует об отсутствии плана широкомасштабной бойни (аналогичная картина и с пакистанской стороны). Пока наличие ядерных арсеналов действует на участников конфликта в оздоровляющем от милитаристского угара ключе. Однако воинственная риторика и угрозы обоих противников не прекращаются, мелкие стычки идут, война нервов продолжается и нет никакой гарантии того, что в какой-то момент у какого-нибудь ключевого игрока не будет срыва или эксцесса исполнителя.

Казахстан напряженность в Южной Азии коснулась главным образом по линии авиационного сообщения. Пакистан полностью закрыл свое воздушное пространство для транзитных самолетов, а Индия только северные провинции. Не стоит забывать, что Исламабад и Дели – это новые члены Шанхайской организации сотрудничества, а потому их конфликт солидности общему блоку не добавляет.

Когда крупные державы вступают на путь конфронтации, то резко меняется общая иерархия факторов. Не стоит упускать из вида, что у политических деятелей и военных чинов очень сильно отличаются мышление и формат работы. Какие-то вещи обладают собственной инерцией и логикой развития. Не факт, что взаимные обстрелы станут вершиной противостояния Индии и Пакистана. Очень трудно понять, где заканчивается маленькая победоносная война (или то, что за нее можно выдать силами пропаганды) и начинается полномасштабное неуправляемое военное столкновение. Судя по дежурным призывам к миру и сдержанности со стороны Китая, России, США, ЕС, Японии, Турции и других серьезных игроков, мировые лидеры исходят из того, что в Дели и Исламабаде здравый смысл контролирует ситуацию.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...