Турцию с населением Центральной Азии объединяет одно и то же расовое наследие. Насколько такое утверждение уместно?

В тюркоязычные межгосударственные структуры входят 2 кавказоидные нации (турки и азербайджанцы) и 2 монголоидные нации (казахи и кыргызы). И где тут место расовому наследию, которое могло бы их объединять?!

Издание Daily Pioneer опубликовало статью Сандии Джайн под названием «He came, he saw, and he did not conquer» — «Он пришел, он увидел, но не победил».

В ней, помимо прочего, утверждается, что Вашингтон для осуществления эффективного контроля над Центральной Азией обратился «за помощью к Турции, союзнице по НАТО, так как Турцию с населением Центральной Азии объединяет одно и то же расовое наследие, тюркский язык и религия (суннитский ислам)».

Но, говоря о родстве турок и, скажем, казахов с кыргызами, допустимо при этом подразумевать близость их языков, принадлежность их одной религии и, быть может, общность их историко-культурного, но никак не «расового наследия».

Почему в данном случае в качестве представителей населения Центральной Азии берутся казахи с кыргызами, а не узбеки и туркмены, которые по расе все же несколько ближе к жителям современной Турции? Да потому что, если даже есть идея у американцев прибегнуть к помощи Анкары для осуществления при ее посредничестве эффективного контроля над центрально-азиатскими тюркоязычными государствами, она практически не работает в отношении Узбекистана и Туркменистана. Потому что Ташкент и Ашхабад практически игнорируют все созданные под предводительством Турции межгосударственные структуры на основе общности тюркских языков. И уже давно. Узбекистан и Туркменистан фактически не входят ни в ТюркПА, ни в Совет сотрудничества тюркоязычных государств, ни в другие аналогичные структуры. Их лидеры не участвуют в саммитах тюркоязычных государств.

На состоявшемся в сентябре 2010 года в Стамбуле Х саммите глав тюркоязычных государств президент Турции Абдулла Гюль выдвинул лозунг: «Мы один народ, живущий в шести странах. Мы гордимся этим. Сердца ваших турецких братьев будут биться в унисон с вашими сердцами, как в печали, так и в радости. Мы будем прилагать совместные усилия для защиты наших общих интересов, для обеспечения благоденствия наших народов. Для этого у нас имеется достаточная политическая воля». Все это, конечно, умилительно и трогательно. Но убедительно ли? Убедительно ли с точки зрения родства по происхождению, а не по довлеющей в настоящее время политической линии или идеологии?

Абдулла-Гюль

Абдулла Гюль

В недавнем прошлом о советской общности и едином советском народе было принято говорить с такой же показной убежденностью, с какой теперь ведутся разговоры о тюркской общности и едином тюркском народе. Раньше подобные идеи продвигались из Москвы, теперь схожие идейные постулаты выдвигаются из Анкары и Стамбула. Вопрос же в том, насколько долговечней и жизнеспособней окажутся вторые по сравнению с первыми?!

И это – не досужая тема. Ибо одно дело – родство по происхождению, другое – навязываемое политиками родство по идеологическим соображениям. Ведь если подразумевать общность, базирующуюся на близости или одинаковости языков, то тогда достаточно говорить о чем-то вроде Британского Содружества наций, в которое входят 54 страны, или межгосударственной франкофонской организации, которая состоит из 63 стран, а не заявлять о единой нации или об одном народе.

Утверждать-то на словах можно что угодно. Да только от этого турки и азербайджанцы с одной стороны и казахи и кыргызы, с другой, реально никак не почувствуют себя принадлежащими одному и тому же народу или одной и той же нации.

Такой простой пример. Довелось несколько лет назад в одной отечественной газете прочитать любопытный материал. В нем говорилось о являющейся курдкой по национальности маленькой казахстанской девочке. Так вот, она, когда у нее спрашивали про национальную принадлежность, отвечала примерно так: на казахов мы не похожи, следовательно, мы являемся русскими. Так она говорила о себе и своих родителях. Маленький человек еще не очень ясно представляет себе разницу между национальностями, но уже совершенно четко усматривает грань между народами с кавказоидной (европеоидной) внешностью и народами с монголоидным обликом.

Курды составляют значительную часть населения современной Турции. И казаху трудно уловить разницу между людьми курдского и турецкого происхождения по их внешности. Точно также турку по внешним признакам совсем не просто отличить казаха от кыргыза или монгола.

А что же говорит наука о том, насколько же обоснованны заявления о родстве современных тюркских народов по происхождению? В частности – о возможности того, что турки и казахи могли бы являться частями одного и того же народа?

Журнал Discover Magazine опубликовал материал под названием «What intra- & inter- population genetic variance tells us» — «Что говорит нам внутри- и межпопуляционное генетическое отклонение». В нем по рассматриваемому в данном случае вопросу сообщается следующее: «Наконец мы сравниваем турок, греков и киприотов. Историческая этнография сильным образом предполагает, что основным компонентом анатолийского турецкого происхождения являются греческий и армянский компонент».

То есть получается, что для науки современные турки являются не только по генетическому происхождению, но и по этнографии, а значит, и по культуре потомками малоазийских греков и армян.

Что же касается современных казахов, их та же наука считает народом тюрко-монгольского происхождения. Связывать первых и вторых может только их язык. Вернее – их тюркские языки, которые, впрочем, достаточно сильно разнятся. И только.

Тем не менее, в последнее время часто говорится, что турок и казахов связывает этническое родство. Но что это такое конкретно в нашем случае? В турецких школах дети учат, что их далекие предки жили в степях Центральной Азии (то есть где-то в Казахстане) и были кочевниками. Это очень трогательно. Но — опять-таки — убедительно ли? Во французской Новой Каледонии на Тихом океане крайне смуглые и курчавые дети канаков учат по учебнику истории, что их предки галлы были светловолосые и синеглазые люди. Ну и что из этого? А то, что история народа – это зачастую национальный миф. И этот миф нередко подводят как основание под идеологию, которую, в свою очередь, поднимают над головой, как знамя. Что же касается казахов, то они в массе своей сравнительно недавно узнали об общетюркских этнокультурных и политических установках. Для большинства из них эти понятия все еще остаются приятной экзотикой. Казахскому сознанию свойственна тяга к поиску родственников.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что обнаружение массы родственных народов и все эти разговоры на самом высшем уровне об их консолидации вызывают иногда чрезмерную экзальтацию. Но это, думается, пройдет. Ее уже точно нет у тех казахов, которые работают в действующих в Казахстане турецких компаниях, скажем, на вверенных им строительных объектах. Близкое знакомство с вновь обнаружившимися «турецкими родственниками», надо сказать, быстро отрезвляет.

Теперь о прошлом. Насколько мне известно, казахский народный фольклор (эпические сказания, сказки и т.п.) не выделяет как-то тюркское происхождение казахов и не дает никакой установки на тюркскую солидарность. Так что утверждать, будто тюркизм как идеология для масс имел в Казахстане сколько-нибудь продолжительную историю, не приходится.

Что же касается проверенных родственных чувств, их казахи питают к кыргызам и каракалпакам. А еще у казахов общие с кавказскими ногайцами культура и фольклор. Наша память помнит ногайцев, но не всегда узнает. Когда в новую эпоху в Казахстане стали понемногу появляться татары, казахи решили, что это и есть те ногайцы, с которыми он некогда расстались.

Как бы то ни было, о наличии каких-либо тюркских традиций в Казахстане или о широком распространении настроений в духе общетюркского братства среди нынешних казахов заявлять рановато.

Что же касается родственности языков казахов и турок, на основании которой и делается вывод о родстве этих народов, то она имеет свое объяснение. Современные турки (как и азербайджанцы, узбеки) являются потомками древних индоевропейских и прочих народов Передней Азии и Среднего Востока (что, собственно, и подтверждается публикацией из Discover Magazine), к которым пришел извне волею обстоятельств язык кочевых тюрок, но отнюдь не их культура, традиции и обычаи.

Тюркский язык распространился в тех регионах так же, как европейские языки распространились среди аборигенов Африки и Америки. Однако там никому не приходит в голову называть франкоговорящих гаитян и англоговорящих гайанцев европейцами. А здесь во многом в силу политико-идеологических соображений, распространен постулат об этническом родстве всех тюркоговорящих народов и народностей.

Возьмите азербайджанца, представляющего собой эталон европеоида, и якута, представляющего собой эталон азиата, и сравните. И вы у них обнаружите столько общего, сколько их имеется у белого англичанина и черного южноафриканца. Причем как по облику, так и по образу жизни казахи гораздо ближе к якутам, чем к азербайджанцам…

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...