Почему Лукашенко достал

Мои знакомые белорусы, ещё недавно одобрявшие «режим», сегодня меняют своё мнение. Что происходит?

В 2010 году я написал большую статью «Месяц в Минске» и рассказал там о своих впечатлениях от белорусской жизни и от «режима Лукашенко». Впечатления были самые лучшие. Скромная опрятная Белоруссия, сохранившая лучшее от СССР, её строгий, даже грубоватый, но справедливый президент, который не даёт зарываться капиталистическим хищникам, накручивает хвосты чиновникам и сам живёт скромно, не в пример другим евразийским вождям – всё это очень понравилось московскому гостю.

Статья вызвала резонанс, её перепечатали многие издания, от «Советской Белоруссии» до сайтов КПРФ в российских регионах, активно цитировали и обсуждали в блогах. Тогда мы и познакомились с Андреем Степановичем Р., инженером-электронщиком, который много лет работал в России, объехал полмира, а потом вернулся домой и коротает пенсионные досуги в родном городе на востоке Белоруссии. Познакомились сначала виртуально, потом и воочию. Андрей Степанович относился к «режиму» не восторженно, но одобрительно. Его спокойные глубокие неконъюнктурные оценки много раз помогали мне сориентироваться в белорусской ситуации. Пользы от них было больше, чем от комментариев профессиональных политологов. Так продолжалось много лет. А теперь вот я уже несколько раз услышал от Андрея Степановича, что Лукашенко не прав. Что он не прошёл испытание абсолютной властью, не умеет выстроить отношения с Россией и добром это не кончится.

Если люди такого склада перестают одобрять и поддерживать «режим», то, наверное, дело плохо. Но что случилось?

Лукашенко

Александр Лукашенко. (Фото:© sputnik.by)

Я стал расспрашивать своего белорусского консультанта. Оказалось, что ничего нового, в общем, не происходит. Как и десять лет назад Лукашенко распекает своих министров сиплым голосом колхозного бригадира. Говорит своим подчинённым и вообще всем окружающим «ты». Как и раньше ссорится с Москвой. Или Москва с ним ссорится. Батька по этому поводу заявляет, что в Кремле ему выкручивают руки, и что он хороший хозяин в отличие от некоторых. Из Кремля отвечают – не надо выдавать польские яблоки за белорусские, а успешно хозяйствовать следует не на российские нефтяные деньги.

Но десять лет назад вопрос о том, чья модель развития успешней – российская или белорусская – был открытым. Белорусская пропаганда утверждала, что страна накануне грандиозных прорывов. Помню, гуляем мы в 2010 году по берегу Свислочи с известным минским политологом, и в течение двух часов я, развесив уши, слушаю о грандиозных госпрограммах, которые вроде бы реализует Белоруссия в Венесуэле. Там, якобы, по обкатанным в Минске с советских времён технологиям строят автозаводы и домостроительные комбинаты. Кроме того, белорусские аграрии уже начинают активно сотрудничать с казахстанскими коллегами, помогают им организовать крупные суперсовременные высокорентабельные сельхозпредприятия. Всё это скоро принесёт стране огромные деньги и поможет избавиться от российской зависимости.

Потом оказалось, что таких программ просто нет в природе. Что без российских денег и российской дешёвой нефти Белоруссии не выжить. Но прояснение данной картины должно было пригасить понты Александра Григорьевича Лукашенко, поубавить громкости его речам о том, кто хороший хозяин, кто плохой. Однако не пригасило и не поубавило. Лидер маленькой небогатой страны продолжал вести себя с руководителями соседней 150-миллионной нефтегазовой державы не просто на равных, но даже покровительственно.

Тут, правда, есть ещё одно важное обстоятельство. Когда-то в Минске мне его сформулировали так. «Если углеводороды – российский стратегический ресурс, доставшийся вам от Бога, то ресурс Белоруссии – её положение на карте. Два эти ресурса не хуже и не лучше один другого. Качать из-под земли сырую нефть, продавать за границу и гордиться доходами не менее достойное занятие, чем торговать перспективой неразмещения танков НАТО под Смоленском».

Однако и с учётом такой поправки реальный вес Лукашенко явно завышен. Это сегодня понимают и за рубежами Белоруссии и внутри страны. А тут ещё в России всё ближе «Проблема 2024». Считается, что в двадцать четвёртом году Путин должен или уйти с поста президента, или придумать очередную хитрость, например, возглавить не декоративное, а действительно единое союзное государство Россия + Белоруссия. Учитывая разницу в масштабах двух стран, легко понять, что Белоруссия, скорее всего, войдёт в этот союз на правах обычной российской республики, как Крым или Дагестан. Лукашенко активно сопротивляется такому развитию событий. Он снова, в сто десятый раз рассказывает о том, какой он молодец и как борется за белорусский суверенитет. Вот такие речи и колхозное батькино хамство, похоже, наконец достали терпеливых белорусов.

Мы поговорили об этом с Андреем Степановичем, а потом я спросил – какие вообще перспективы у Белоруссии, если смотреть на вещи трезво? Велики ли шансы у тех, кто хочет белорусского майдана? Уцелеет ли ваша маленькая страна как независимое государство? Может, лучше всё-таки присоединиться к России? А что, по-вашему, будет, если новый лидер страны сделает «европейский выбор»?

Перспектив на Западе у Белоруссии однозначно никаких, – считает мой народный политолог. – Объективных причин для «майдана» лично я не вижу. Желающие есть, но активисты на подпитке внешних сил, а массовка представляется крайне пёстрой и без царя в голове. Зрелого движения изнутри в этом плане не прослеживается.

Независимость слово красивое, но реальность не отображающее, тем более в отношении Белоруссии. Без России будущего у страны просто нет. О европейском выборе говорят те, кому плевать на белорусский, а равно и на российский народ. Кто-то из этих «европейцев» тешит себя надеждой поднять волну, смывающую прежний режим и занять место у властной кормушки. Кто-то играет проплаченную роль. А кто-то просто дурак.

Уцелеет ли страна как независимое государство? Феномен белорусской независимости держится, на мой взгляд, лишь на системе противовесов Запада и России. Сейчас с российской стороны ставится ребром вопрос о союзном строительстве. Поэтому сказать, сможет ли сохраниться белорусская независимость в прежнем ее понимании в ближайшей перспективе крайне сложно. Скорее нет, чем да. Лично мне хочется, как и прежде, жить в едином государстве. Иных перспектив дальнейшего нормального развития Белоруссии я не вижу. Не нужны мы никакой Европе и никакому Китаю. Быть разменной монетой в их политике против России – позорная участь, которая ждёт страну при ее отторжении от России. Поэтому только союз в любом качестве, и никак иначе. Иные приоритеты просто губительны. Полагаю, что в силу природной белорусской мудрости никакая подставная или доморощенная политическая фигура с лозунгом сугубо европейского выбора в нашей стране к власти не прорвется. Будем надеяться на лучшее и только с Россией.

– В отличие от Путина и Назарбаева, у вашего главного начальника есть сыновья. Насколько серьёзны разговоры о том, что один из них может стать новым президентом Белоруссии? Как бы вы к этому отнеслись? А бо́льшая часть населения страны как, по-вашему, к этому бы отнеслась?

– Не думаю, что сам президент видит кого-то из сыновей своим преемником. Его старшие сыновья – фигуры, по сути, не публичные, хотя и мелькают время от времени на экранах телевизоров. А младший сын в роли «наследника престола» видится только записным хулителям режима.

Случись все же передача власти одному из сыновей, неважно, каким именно порядком, она вызвала бы у меня крайне негативное отношение, и думаю, что его разделило бы со мной большинство белорусов.

Ещё один мой белорусский знакомый, Николай С., работает мастером на большом заводе в Минске. Для «технаря» у него на удивление глубокие познания в литературе и в истории. На этой почве мы и подружились. Николай всегда, сколько я его знаю (лет восемь) называл Лукашенко «этот господин» и относился к нему со сдержанной неприязнью. Но раньше мой знакомый считал, что такой белорусский лидер скорее неизбежное зло и не видел «этому господину» альтернативы. А сейчас, после украинских выборов, стал высказываться более жёстко. По его словам, у белорусов накопилась уже не усталость от Лукашенко, а тихая ненависть к нему. Но обратно в союз с Россией этот мой знакомый категорически не хочет.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...