Тенге: свободное плавание или свободное падение?

В целом понятно, что центр принятия решений по уровню валютного курса находится в Нацбанке и правительстве

Национальный банк с некоторых пор, а именно с осени 2015 года, стал подальше держаться от «топки» — валютного рынка, в которой когда-то сжигал валютные запасы, и все ради спасения национальной валюты – тенге.

Теперь он проводит другую валютную политику, которая как бы поддерживает «свободное плавание» тенге. Почему в кавычках? Да потому, что это лишь видимость свободы.

И этой свободы боится не только население. Все говорит о том, что валютная демократия может гарантировать только один результат – ослабление тенге, и при этом никто не знает, где, когда и на каких условиях может закончиться «свободное падение».

Этой свободы боится и сам монетарный король в нашей стране – Национальный банк. Особенно, когда наступает электоральный период. Даже дежурные заметки о выступлении председателя Нацбанка на заседании правительства, в котором речь шла о состоянии разных финансовых рынков, пресс-служба регулятора снабжает говорящим – о чем надо! – заголовком: «Ситуация на внутреннем валютном рынке стабильна».

***

Ерболат Досаев в своем докладе сообщил, что с начала года курс тенге укрепился на 1,2% и завел знакомую еще с председательства своих предшественников шарманку: «Курс тенге формируется под влиянием фундаментальных факторов – мировой цены на нефть, которая с начала года повысилась на 31,3% до $70,6 за баррель, и российского рубля, который укрепился с начала года на 6,1% до 65,23 рубля за доллар США».

И, главное, ничего не сказал о том, как именно воздействует Нацбанк на валютный рынок. По статистике, которую регулярно публикует регулятор на своем сайте, он действительно не вмешивается в процесс курсообразования. Однако у аналитиков инвестиционного банка Halyk Finance Research Дмитрия Шейкина и Асана Курманбекова другая информация. По их данным, в марте текущего года регулятор в целях сглаживания нарастающей волатильности национальной валюты продал $304 млн.

***

По мнению аналитиков, «прежнее руководство НБРК в части курсообразования национальной валюты придерживалось политики «слабого» тенге к российскому рублю, так как, несмотря на рост цен на нефть в течение всего прошлого года, национальная валюта испытала на себе двойное ослабление, обновив исторический максимум в 384,2 тенге за доллар США».

Однако ситуация в начале этого года поменялась, пусть и не кардинально: курс по паре USDKZT продолжал восходящее движение (ослабление тенге), причиной которого послужило снижение цен на нефть в конце прошлого года до уровня $54,91 за баррель. Подешевевшая нефть «потянула» за собой и российский рубль, который ослаб до уровня 69,45 рублей за доллар США.

И вот в первом квартале, продолжая эту логическую цепочку, произошло некоторое укрепление курса российского рубля и, соответственно, курса тенге – и все благодаря росту стоимости нефти до уровня $68,4 за баррель, Российский рубль укрепился с 69,45 рублей за доллар до уровня 65,7 рублей (в моменте курс USDRUB достигал 63,9 рублей), и для тенге тоже запланировали «подвиг» — он стал чувствовать себя на грамм увереннее, укрепившись с 384,2 тенге за доллар до 380 тенге на конец периода. В моменте, между прочим, курс USDKZT, отмечают аналитики, достигал 373,5 тенге с последующей 2-3 дневной коррекцией к 380 тенге.

Так что тенге едва ли не впервые после отправления его в свободное плавание, показал, что он может держаться на поверхности и даже способен на несколько смелых гребков, и иногда может действительно откликаться на те события, которые лежат в основе курсообразования национальной валюты.

Но вот незадача: если по отношению к доллару тенге начал демонстрировать относительно адекватные колебания, то по отношению к рублю казахстанская валюта упала аж на 6,3%!

«Анализ курса по паре RUB-KZT двух предыдущих лет показывает схожее сезонное движение, наблюдаемое в 2019 году, — отмечают Дмитрий Шейкин и Асан Курманбеков. — Однако в периоде в 45 дней, когда в течение трех лет происходило схождение курса на уровне 5,59-5,68 тенге за рубль, курс по паре RUB-KZT в 2019 году продолжил восходящий тренд к значениям 5,87 тенге за рубль».

По их наблюдениям, такой уровень соответствует началу сентября 2018 года, когда котировка по паре USD-RUB достигла значений 69,90-70,54 рублей. Это движение курса российского рубля было, с одной стороны, обусловлено воинственной риторикой США по поводу новых санкций в отношении Российской Федерации, с другой, покупкой валюты ЦБ РФ по распоряжению Минфина РФ. Именно в летние месяцы Минфин РФ «уводил» с рынка валюту в размере от 16 до 19 млрд. рублей ежедневно, чем в условиях волатильности в связи с перспективой ввода новых санкций привел рубль к чрезмерному ослаблению.

В тот момент котировки цен на нефть обновляли в моменте четырехгодовые максимумы 77,48 и 86,29 долларов за баррель. В последующем было принято решение приостановить покупку валюты до сентября 2018 года, что скорректировало курс самого рубля и как следствие тенге. Таким образом, казахстанский тенге отреагировал и на волатильность российского рубля на санкции, и на ослабляющий эффект «бюджетного» правила.

***

«В этом году мы наблюдаем противоположное движение, когда рубль следует за ценой на нефть и за притоком иностранного капитала в облигации федерального займа (ОФЗ), несмотря на ослабляющий эффект «бюджетного» правила, а тенге при этом не следует ни за рублем, ни за нефтью», — увы, вывод экспертов – как гром среди ясного неба.

Они уверены, что «укрепление курса тенге в этом году до уровней 373,6 тенге объясняется довольно узким рынком по участникам и по объему сделок и когда на рынке в 2019 г. существенно увеличивается объем торгов, курс тенге заметно на это реагирует. Такая раскорреляция движения курса национальной валюты к российскому рублю и стоимости нефти происходит, вероятно, из-за состояния внешнеторговых счетов республики».

Короче, в валютную политику вмешалась, и очень сильно, экономика. Расчет здесь таков: укрепление российского рубля делает покупку потребительского импорта из РФ более выгодной. И если курс тенге будет также укрепляться вслед за рублем и дорожающей нефтью, Казахстан получает свои бенефиты: из-за слабого курса казахстанской валюты будет искусственно сдерживаться приток российского потребительского импорта. Все действия на валютном рынке направлены на то, чтобы оказать поддержку экономике: удешевить стоимость казахстанских товаров и, напротив, удорожать импорт.

«Политика «стабильно слабого» тенге поддерживает высокий уровень девальвационных ожиданий, которые хотя и снизились в марте, но остаются довольно высокими. Так, 63,6% респондентов, участвующих в опросах НБРК, считают, что курс тенге к доллару США подорожает. Полученные результаты ниже осенних (70,7% было в этой группе в сентябре), однако группа респондентов, которые затрудняются определить движение курса по паре возросла до 20,6%, что косвенно указывает, что в обществе нет четкого понимания, как и что влияет на формирование курса национальной валюты», — подчеркивают эксперты.

Экономическое воздействие на курс национальной валюты больше, чем политическое. Поэтому эксперты даже не рассматривают варианты влияния на тенге результатов президентских выборов. Они спокойны и не прогнозируют никаких валютных катаклизмов: «По результатам текущего прогнозного раунда наш годовой прогноз по паре USDKZT составляет 375 тенге за доллар на конец года и 376,5 тенге в среднем за период».

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...