Эксперты: «Эффект «слабого» тенге еще не исчерпал себя»

Нацбанк дает парадоксальное объяснение росту цен. Аналитики прогнозируют падение курса национальной валюты

По версии Национального банка РК, ситуация на финансовом рынке устаканилась — пришла в равновесие. Именно поэтому он принял решение сохранить базовую ставку на уровне 9,25% годовых с сохранением процентного коридора на уровне +/- 1 п.п.

Это решение регулятор принимал, оценив прежде всего динамику инфляции. Так вот, свой предыдущий прогноз он признал сбывшимся, а инфляционные ожидания населения не завышенными. В сентябре фактическая годовая инфляция составила 5,3%, а на конец 2019 года инфляция ожидается на уровне 5,7-5,8%, то есть внутри целевого коридора 4-6%.

Все хорошо, прекрасная Мадина

«На горизонте до конца 2020 года инфляция сохранится внутри целевого коридора 4-6%, несмотря на наличие инфляционных рисков, связанных с динамикой цен на регулируемые услуги и отдельные виды продовольственных товаров», — уверены в Нацбанке.

Его специалисты утверждают, что сдерживающее влияние на инфляцию продолжает оказывать замедление темпов роста цен на непродовольственные товары до 5,4% и платные услуги до 0,7% в годовом выражении.

«Динамика непродовольственной инфляции характеризуется отсутствием сезонного ускорения роста цен на одежду и обувь, дизельное топливо. Цены на бензин и твердое топливо продолжили снижаться (на 4,8% и 3,5% в годовом выражении, соответственно). Регулируемые услуги стали дешевле на 8,2% за последние 12 месяцев», — в общем, картина маслом.

И только одна деталь вносит в это произведение искусства некий диссонанс: рост цен на продовольственные товары ускорился в сентябре 2019 года с 5,8% до 9,1%! Регулятор объясняет этот резкий скачок повышением внутренних цен вслед за ценами на мировых рынках на фоне роста потребления мяса и зерновых культур: «Мясо и мясопродукты стали дороже на 13,5% в годовом выражении, хлебобулочные изделия и крупы – на 12,7%».

Буквально накануне принятия решения о базовой ставке в парламенте состоялся эпический диалог на эту же тему.

«Нацбанк заявил о ряде разработанных мер или мероприятий по сдерживанию цен. Какие конкретно меры разработаны и какой эффект мы можем ожидать?» – спросили депутаты заместителя председателя Национального банка Мадину Абылкасымову.

Она дала развернутый ответ: «Основной вклад в этом году в инфляцию вносит прежде всего рост спроса, потребительского спроса. Связано это с фискальным импульсом. По нашим оценкам, новые расходы на различные социальные программы, рост заработных плат, повышение минимальной заработной платы с 1 января, рост заработных плат бюджетников и рост соцпомощи внесли только в этом году вклад в инфляцию в размере 0,5%».

Что касается роста цен на продовольственные товары, то объяснение было парадоксальным: «Этот рост связан не только с ростом расходов населения и потребительского спроса, но прежде всего это связано с ростом мировых цен. Как вы знаете, в мире был дефицит мяса, это было связано с болезнью в Китае, где сложился дефицит свинины. И, соответственно, возрос спрос. У нас в целом экспорт мяса значительно вырос, повысились цены и на внутреннем рынке. Это две основные статьи, которые вносили наибольший вклад в рост цен».

Объяснение, достойное лауреатов Нобелевской премии по экономике, которые делают открытия и доказывают недоказуемое. Красивое объяснение – оно дорогого стоит. В Казахстане даже цены на бензин не зависят от мировых цен на нефть, а мы там заметный игрок…

А, может быть, мы действительно чего-то не знаем? Статистика показывает, что, например, экспорт продукции животного и растительного происхождения, готовых продовольственных товаров вырос с $2,136 млрд. в 2015 году до $3,102 млрд. в 2018-м. За 8 месяцев 2019 года экспорт этой группы товаров составил $2,043 млрд. Однако какую часть в этом экспортном портфеле занимает собственно экспорт мяса, доподлинно неизвестно: на сайте Комитета по статистике создана вкладка «Экспорт и импорт РК по мясу и мясопродуктам», но она пока что пустая. Но, наверное, Мадине Абылкасымовой виднее…

Тенге готовится к кувырку

Большинство аналитиков финансового рынка согласны с решением Национального банка сохранить базовую ставку без изменения: потребительская инфляция снизила свой темп и таким образом формальных предпосылок для еще одного повышения базовой ставки у НБРК не было.

Но аналитики инвестиционного банка Halyk Finance обращают внимание на то, что объяснения регулятора природы инфляции не совсем верны.

«Сам регулятор подчеркивает, что основное инфляционное давление на экономику оказывает расширяющийся потребительский спрос, росту которого способствует увеличение потребления за счет кредитного плеча и увеличение бюджетных расходов на социальную поддержку и заработную плату. Однако мы видим, что несмотря на относительно высокие темпы потребительского кредитования (+23,9% г/г в августе 2019 г.) и увеличение заработной платы бюджетникам, роста потребительских цен на непродовольственные товары и платные услуги не происходит. Цены по этим двум компонентам наоборот демонстрируют снижение темпов до 5,4% г/г и 0,7% в сентябре (минимальные значения за последние три года). Данная статистика указывает, что рост потребительских кредитов и рост реальных денежных доходов (январь-август 2019 г. 6,7% г/г) не транслируется на эти компоненты инфляции, т.е. это не инфляция спроса за счет его расширения», — делают выводы аналитики.

И они настаивают на том, что «наблюдаемая инфляция со стороны продуктов питания является отложенным эффектом переноса от существенного ослабления тенге в прошлом году».

«Мы считаем, что эффект «слабого» тенге еще не исчерпал себя, а наоборот только усиливается», — уверены в Halyk Finance.

Эксперты видят большой риск для тенге в ухудшении внешнеторговых условий, снижении экспорта в номинальном выражении за 8 месяцев на 4,5% г/г за счет падения стоимости нефти до уровней ниже 60 долларов за баррель. Давление на тенге в сторону ослабления в целом оказывает рост глобальной неопределенности.

По их мнению, дальнейшее ослабление стоимости национальной валюты будет отражаться на номинальной стоимости продуктов в сторону ее повышения, особенно продуктов питания. Иными словами, негативный сценарий более вероятен, чем позитивный. А, значит, вероятность дальнейшего ужесточения денежно-кредитных условий к концу этого года довольно высока.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...