Сейчас активнейшим образом размываются самые корневые основы мышления на базе казахского языка

Патриотов, ратующих за укрепление роли родной речи в общественно-государственной сфере, много. До действительных же нужд современного казахского языка, похоже, никому просто нет никакого дела

Издание News-front.info опубликовало статью под названием «Как сохранить и развить казахский язык в Казахстане?».

В предисловии к ней говорится так: «Любой язык способен заставить себя уважать, если он способен что-то ценное предложить людям и стать осознанной необходимостью».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Язык – это способ получить необходимую информацию, а если язык нужен только для того, чтобы общаться на бытовом уровне, то на этом уровне можно общаться вообще без слов с помощью жестов и мимики. К примеру, продавцу овощей и фруктов на базаре абсолютно фиолетово на каком языке покупатель разговаривает. Ему главное – продать свой товар. Такое же отношение к покупателям у владельцев ресторанов, магазинов, такси, гостиниц и всего прочего из разряда бытового.

Увы, казахский язык долгое время не развивался, его не запрещала Советская Власть, от него отказались сами казахи в угоду новой общности — «советский народ». Сегодня, чтобы казахский язык стал «работоспособным» в современном обществе необходимо перевести на казахский язык более 250 тысяч различных терминов и значений. Готовы казахи, знающие язык, запомнить 250 тысяч новых казахских слов? Я очень в этом сомневаюсь. Кроме того, у нас нет переводчиков способных, перевести на казахский язык такое огромное количество современных терминов и значений… Что нужно, можно и должно сделать для сохранения и развития казахского языка? Во-первых, оставить кириллицу. И, во-вторых, придать казахскому языку государственный статус носителя и хранителя казахской культуры».

Увы, нет у нас в Казахстане не только «переводчиков способных, перевести на казахский язык такое огромное количество современных терминов и значений», но и также таких специалистов, которые были бы в состоянии обеспечивать соответствующее существующим нормам и стандартам использование нашей родной речи в общественно-публичной и официальной сфере. И это – не преувеличение. Тем, кто сейчас искренне ратует за укрепление роли казахского языка в общественно-государственной жизни, можно сказать: слишком поздно хватились. Поезд, так сказать, уже ушел, и вряд ли теперь уже удастся его догнать. Ибо сейчас активнейшим образом размываются самые корневые основы мышления на базе казахского языка. А чтобы такое утверждение не выглядело голословным, приведем ряд связанных с Алматы примеров, подтверждающих его обоснованность. Если вы сядете в общественный транспорт (автобус или троллейбус), следующий, скажем, прямо по проспекту Абая, установленный там автоматизированный информатор (специализированное оборудование, которое включает в себе функцию аудиовоспроизведения) по мере продвижения станет объявлять названия остановок на казахском и русском языках, предварительно записанные на флеш-карту.

Вот он подъезжает к микрорайону №5, и вам хорошо поставленным дикторским голосом сообщают: «бесінші ықшамауданы». Через пару остановок еще: «үшінші ықшамауданы»«микрорайон №3». Как в первом, так и во втором случае даже у того казаха, который имеет представление хотя бы о самых простых правилах своей родной речи, невольно возникает (вернее, неизбежно должен возникнуть) вопрос: «Кімнің немесе ненің бесінші (үшінші) ықшамауданы?»«Принадлежащий кому или относящийся к чему микрорайон №5 (микрорайон №3)?». Ибо, согласно тексту объявления, получается, что эти самые нумерованные микрорайоны принадлежат кому-то или относятся к чему-то. А кому они принадлежат или к чему они относятся – там не указывается. Как говорится, хоть стой, хоть падай. Подобных примеров можно приводить десятками, даже сотнями. Ладно бы, если в такого рода именовании наблюдалась хоть какая-то системность. Вот, к примеру: «Центральный стадион» объявляется по-казахски как «Орталық стадион», а «Национальная библиотека» — как «Ұлттық кітапханасы». Это – совершенно аналогичные друг другу по структуре названия. Но первое из них переведено на казахский язык правильно, а второе – неправильно. Хотя минимального знания родной речи было бы достаточно для того, чтобы эти два названия дать на унифицированной основе.

Тысячи и тысячи жителей Алматы, большинство из которых бывают обычно казахами, ежедневно слушают подобные объявления. И такая несуразица становится нормой, если, конечно, уже не стала. Так обстоит дело с реальным положением казахского языка практически во всех сферах общественно-государственной жизни. Можете ли вы представить себе, как обстоит дело с самым разнообразным документоведением на государственном языке, если при всем имеющемся государственном управленческом и общественно-патриотическом лингвистическом контроле не получается хотя бы на минимально удовлетворительном уровне стандартизировать простейшие автобусно-тролейбусные объявления из всего двух слов?! Что тут еще скажешь.

У казахов издавна есть такое выражение о неисправимо косноязычных людях: «Екі сөздің басын қоса алмайды»«Двух слов связать не может». Это как раз тот случай. Только тут разговор идет не о репликах какого-то частного лица, а об общественно-официальной практике использования государственного языка.

Патриотов, ратующих за укрепление роли родной речи в общественно-государственной сфере, много. До действительных нужд современного казахского языка, похоже, никому просто нет никакого дела.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...