Коронавирус добил двоевластие

Теперь, чтобы «модернизировать страну», президенту Токаеву нужно совершить один из подвигов Геракла

Вчера, 19 марта президентству Касым-Жомарта Токаева исполнился ровно год. Сказать, что этот год был сложным для него – значит не сказать ничего. Хотя поначалу многим казалось: второму президенту будет вполне достаточно соблюдать правила игры, установленные первым.

Именно на эту пресловутую «преемственность» делали ставку старые элиты, и новый хозяин Акорды будто бы не собирался играть на повышение. Но вскоре выяснилось, что от «вечных» элитариев и заведенных ими как бы навсегда устоев смертельно устал игрок, которого в прежние времена всерьез не воспринимали – народ. Можно сколько угодно иронизировать по поводу «безвременно проигравшего» выборы Амиржана Косанова, но сегодняшние события убеждают в правильности его поступка. Даже если гипотетически допустить фантастическую в принципе возможность второго тура, по итогам которого кандидат от «Улт тагдыр» обошел бы выдвиженца Nur Otan, у него не было бы ни одного реального шанса удержать власть. Стоит отдать должное Амиржану: он понял это куда лучше шельмовавших его за «предательство» заклятых друзей – как из старой оппозиции, так и едва вылупившейся новой. По сути, главная заслуга Косанова с его официально признанными 16 с хвостиком процентами голосов в том, что он показал и элите, и ее выдвиженцу невозможность игры по старым правилам, когда еще до раздачи карт все козыри оказывались в рукаве власти.

И скорее всего без «фактора Косанова» не было бы сегодня ни НСОД, ни новых законов о митингах и о парламентской оппозиции, ушедших в мажилис, ни завораживающей многих токаевской мантры о «слышащем» государстве, которое год спустя так и не стало государством делающим.

Справедливости ради стоит сказать: в отличие от своего предшественника, заслуженно считавшегося везунчиком, Токаев за первый год службы столкнулся с таким количеством внутренних и внешних вызовов, что другому хватило бы на три президентских срока – взорванный Арыс, братоубийственный Кордай, рухнувшие нефтяные котировки с пикирующим тенге. А теперь еще и коронавирус…

Правда, есть версия, что не будь этой мировой заразы, в стране случился бы уже третий президент, а точнее – президентша. Но она (версия) настолько конспирологична, что едва ли подлежит обсуждению.

Более того, похоже, именно COVID 19 cмог окончательно похоронить призрак двоевластия, витавший над страной с прошлой весны и временами приобретавший вполне конкретные очертания. Судя по решительным и жестким, а самое главное – абсолютно правильным действиям Токаева в этой форс-мажорной ситуации, он, наконец, стал, по его собственному выражению, «полнокровным президентом». И теперь главный вопрос в том, как будет жить обескровленная всей этой вынужденной чрезвычайщиной страна, когда вирус удастся «раскороновать». Очевидно же: жизнь в условиях, близких к боевым, полна не только вынужденных лишений, но и отчаянного драйва – эх, живы будем, не помрем! А вот что делать со страной, изрядно потрепанной сладкой парочкой кризиса и пандемии? Тот еще вопрос…

Национальный фонд, который и в более спокойные времена распаковывался регулярно, теперь может совсем исхудать. Правда, из кабмина на днях раздавались бодрые восклицания: мол, средств Нацфонда и золотовалютных резервов (а их в общей сложности на начало года 91,1 млрд. долларов, а по итогам февраля уже на миллиард меньше) вполне достаточно для поддержания финансовой устойчивости государства. Но при этом государственный внешний долг почти вдвое больше! Пока страна живет на старых складских запасах, ситуация выглядит более-менее пристойно — даже с учетом необъявленной девальвации тенге после «черного понедельника» 9 марта. О том, с чем придется столкнуться президенту Токаеву через несколько месяцев – даже думать не хочется. Нас ждет очередная – теперь уже плановая волна девальвации с падением курса нацвалюты до 600 тенге за один «зеленый». Самое страшное, что по оценкам экспертов, и это еще не дно. Совсем не исключен возврат в кошмарные 90-е со всеми их «прелестями» — гиперинфляцией, пустыми полками магазинов и катастрофическим обнищанием большинства сограждан президента.

Понятно, что такой сценарий сведет на нет все благие намерения Касым-Жомарта Кемелевича в реформировании экономики, а заодно – обещанные политические преобразования. Средняя социальная температура «по больнице» резко подскочит, подключится неизбежный при таких раскладах межнац…

Почти три десятка лет назад страна выкарабкалась благодаря нескольким факторам – во-первых, благосклонности мирового сообщества, воодушевленного прежде всего отказом экзотического «-стана» от ядерной дубинки; во-вторых, иллюзиям завтрашнего превращения из осколка СССР в региональную сверхдержаву – эдакий Сингапур на нефтяной бочке; наконец, в третьих — и это надо признать без всякой комплиментарности – всенародной популярности и харизме Нурсултана Назарбаева.

Что мы имеем сегодня? Внушавшего трепет ядерного статуса, как и собственно казахстанской нефти, отданной во владение американцам с китайцами, уже нет, а по-настоящему популярного лидера, способного указать соотечественникам путь и повести их за собой, еще нет. В прошлом году, когда в казне было достаточно денег, а в обществе – веры в новый курс нового президента, Токаев мог позволить себе популистские жесты. И он – отдадим должное – умело этим воспользовался для поддержания собственной популярности. Но хватит ли заработанных в глазах маргинальной части общества очков, если на исполнение их желаний у государства не не будет возможностей? Вот где вопрос на засыпку!

Вчера, фиксируя годовщину на капитанском мостике, он написал в своем twitter: «Реформы с целью модернизации страны будут продолжены». Помилуйте, господин президент, а разве они начинались? Пока что вы их только обозначили – сначала в инаугурационной речи, затем в послании народу и, наконец, в последний раз – на расширенном заседании правительства. Тогда, 24 января, вы заявили, что ждете от правительства программу «глубоких реформ к середине мая». Но ведь далеко не факт, что к тому времени мир и мы окончательно победим вирус и начнем расти. Увы, скорее всего нам будет не до модернизации страны – сохранить бы ее в том виде, в каком вы ее получили год назад…

Сегодняшняя чрезвычайная повестка дня проста, как все чрезвычайное: отгородиться, забаррикадироваться, не пустить проклятый вирус бесконтрольно гулять по стране. С этой задачей президент пока справляется. Но что он будет делать, когда закончится форс-мажор? За первый год президентства Токаев, кажется, так привык к «боевым условиям», что покой ему только снится.

Что будет делать победитель коронавируса, когда обнаружит: нефть дешевеет (после того, что натворил с мировой экономикой COVID 19 ей просто не останется ничего другого), тенге слабеет, доходы населения падают, безработица растет. Что делать?

Искать универсальную идею, способную разбудить в обществе алармистские настроения – разумеется, направив их на некую благую цель – к примеру, на борьбу с коррупцией. Но так, чтобы не из пушки по воробьям. Сегодня, когда пандемия окончательно добила двоевластие, можно открывать сезон охоты на самую крупную «дичь» не взирая на лица. Одно только дело о столичном LRT, если подойти к нему без политических «флажков», сулит богатую добычу. Это плюс равноудаление олигархов подарит Касым-Жомарту Кемелевичу новую волну народного доверия, заставив – пусть и на время – забыть о тяготах кризисного бытия.

Вопрос лишь в том, хватит ли Токаеву, неплохо показавшему себя в качестве кризис-менеджера, политического веса, чтобы взяться за расчистку авгиевых конюшен прежней элиты. Если он совершит этот подвиг Геракла, то и все остальное, включая «реформы с целью модернизации», у него получится.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...