Советник Токаева: Коррупционеры – первые сторонники бюрократии

Нур-Султан. 25 мая. КазТАГ – От бессмысленной бюрократии страдают и население, и бизнес, и чиновники, считает внештатный советник президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева – известный экономист Олжас Худайбергенов.

«Так получилось, что я соприкасаюсь с системой госуправления уже почти 15 лет, хотя не работал на госслужбе (кроме года в Нацбанке, сотрудники которых формально входят в отдельную категорию). Я знаю как работает система госуправления почти на всех участках (большинство госорганов) на всех уровнях (нижний, средний, высший), знаю технику согласования и движение документооборота по разным видам вопросов, и потому со всей ответственностью могу сказать, что ситуация в госслужбе достигла пика бессмысленной бюрократии. От нее страдают все – население, бизнес и, наконец, сами чиновники», — написал Худайбергенов в понедельник на своей странице в социальной сети.

Он отметил, что «даже режим ЧП, призванный ускорить принятие решений, пусть и помог, но все же не возымел полного эффекта». Примерно 80% процедур, регламентирующих одобрение расходов, по его мнению, «являются лишними и основаны на максимальном недоверии государства чиновникам».

«Гипертрофированная ответственность и минимальные реальные полномочия в принципе исключают желание чиновника что-либо подписывать, даже если он не коррупционер. Если есть возможность не подписать, он не подпишет, если есть возможность отложить, то отложит, а если не получается ни первое, ни второе, то он прикроется кучей коллегиальных процедур с большим числом виз, из которых как обычно, 80% лишние. Понятно, что были отдельные политические госслужащие, имевшие большую силу, могли легко подписывать документы и не боятся, но их время прошло, а некоторые до сих пор жалеют, что подписывали, потому что их же сделали виноватыми. Спрашивается, а как так в атмосфере полного взаимного недоверия можно построить эффективную, слаженно работающую, систему госуправления? Естественно, никак, и все мы ощущаем на себе результаты этого недоверия», — отмечает экономист.

Как отмечает эксперт, «интересно, что коррупционеры активно способствовали этой бюрократии», «причем разными способами».

«Во-первых, личными примерами коррупции, из-за чего постоянно регулирование ужесточается. Во-вторых, коррупционеры – первые сторонники лишних процедур согласования. Честные люди обычно стараются брать ответственность на себя, а коррупционеры стараются распределить ее, чтобы добиться эффекта коллективной безответственности. Этот тот самый феномен, когда бюрократия является защитой от проверяющих органов. Иногда такую бюрократию приветствуют даже честные чиновники, которые устали от чрезмерного прессинга проверяющих органов, основанном на «презумпции виновности». В-третьих, честного чиновника на работе держит идея служения стране, атмосфера справедливости и зарплата, а нечестного человека только возможность воровать, ему даже зарплата не нужна. Поэтому коррупционеров устраивает, когда зарплата низкая и честные профессионалы уходят с госслужбы», — считает советник главы государства.

Более того, по его признанию, он знает «кейсы, когда коррупционеры, представленные широкой группой своих людей в нужных местах, могли атаковать честных госслужащих, придираясь именно к зарплатам».

«Других зацепок нет, поэтому остается перед обществом выставить его нехорошим человеком, паразитирующем на населении. Ни один честный человек не упрекнет кого-то за высокую зарплату, но может упрекнуть за неэффективность, за то, что он не отрабатывает зарплату. Тогда как коррупционеры могут особо и не придираться к результатам (либо от нехватки компетенции оценить результаты, либо из-за наличия хороших результатов), но вот вопрос зарплаты сделают основным поводом для критики», — уточнил эксперт.

Он отметил, что «есть еще один нюанс».

«Коррупция бывает бытовой (когда из-за низкой зарплаты чиновник идет на взятку) и политической (когда дело не в зарплате, а в жадности человека, который будет воровать, даже если поставить высокую зарплату). Когда чиновник решается на взятку в первый раз, он переступает некий моральный порог, и личные материальные проблемы становятся тем самым оправданием (что денег не хватает даже на аренду квартиры), помогающим переступить порог. Дальше – по нарастающей. А если нет атмосферы наказуемости, то чиновник легко переходит в следующую стадию. Кстати, здесь уместно сказать, что 95% должностей некоррупциогенны, человеку даже не за что взять взятку, поэтому тон задают остальные 5% должностей, которые решают те или иные вопросы. Но несут бремя недоверия населения все вместе. И именно это объясняет феномен, что все считают чиновников коррупционерами, но при этом у каждого есть знакомый чиновник, который точно не ворует», — считает советник президента.

Что касается госслужащих, то их, по его данным, «сейчас всего 98 тыс. человек, но если постараться, то можно снизить сократить минимум до 65 тыс. (как было в 2011 году), а максимум до 50 тыс., то есть в два раза».

«Тогда, естественно, появляется возможность поднять оставшимся зарплаты в два раза. Отдельная категория – это политические госслужащие, которым надо существенно поднять зарплаты, скажем, в пять раз от текущего уровня. Это всего лишь Т30 млрд в год доп.расходов. А сколько можно сэкономить от Т4 трлн госзакупок? Или Т10 трлн закупок квазигоссектора? И не только от обнуления коррупции, но и от сокращения неэффективных расходов. Допустим, кто-то скажет, что рост зарплат не поможет, если в остальном ничего не изменится. С этим согласен на 100%! Поэтому сперва нужно обновление госаппарата, изменение правил игры, создание атмосферы неизбежности наказания, и после этого, поднимать зарплату. Но если все вышеуказанное сделать, и не поднять зарплату, то мы быстро скатимся к тому, от чего пытались уйти. Дай Бог, чтобы обновленный госаппарат был полон теми, кому можно доверять и заслуживает того чтобы им платили достойную зарплату!» — резюмирует Худайбергенов.

Новости партнеров

Загрузка...