Взрывы в Душанбе бьют по нервам

Для многих в Таджикистане предпочтительно не знать, кто стоит за взрывами, чтобы не разжечь пожар в обществе.

Когда в таджикской столице происходит очередной взрыв, на память тут же приходят события гражданской войны. Именно поэтому власти и народ стараются не особо активно искать виновных, дабы не нагнетать напряженность в обществе.

У зданий МЧС и Амонат-банка уже дважды гремели взрывы. 31 января 2005 г. здесь был взорван автомобиль “Волга”, а 13 июня – грузовая тележка.

Таджикистан – единственная из постсоветских республик, прошедшая через горнило гражданской войны. За пять лет – с 1992 по 1997 гг. – междоусобная бойня унесла более ста тысяч жизней и практически полностью разрушила страну экономически и политически.

С подписанием в 1997 г. мирного договора Таджикистан начал постепенно возвращаться к нормальной жизни. При поддержке международного сообщества страна начала восстанавливать разгромленную экономику.

Но события гражданской войны еще свежи в памяти народа, что осложняет поиск организаторов взрывов у зданий МЧС и Амонат-банка. Различные официальные и неофициальные источники практически ничего не сообщают о возможных организаторах и причинах взрывов.

Началу гражданской войны весной 1992 г. предшествовал ряд терактов и перестрелок в Душанбе. С тех пор каждое такое событие порождает в обществе нервное напряжение.

После взрыва 31 января власти пытались выдать его за обыкновенную криминальную “разборку” и лишь много позднее признали его террористическую направленность. На этот раз одной из версий был выдвинут теракт. Представитель МВД заявил, что возможность теракта “не исключается”.

Но подобная неопределенность лишь усиливает в обществе беспокойство и порождает слухи. А власть, со своей стороны, делает все возможное, чтобы не допустить увязывания взрывов с нерешенными внутриполитическими проблемами.

По мирному договору от 1997 г. Объединенная таджикская оппозиция, противостоявшая правительственным войскам в годы гражданской войны, получила значительное представительство в структурах власти. Однако за прошедшие годы позиции бывшей ОТО во власти сильно пошатнулись, что вызвало трения по всему политическому спектру.

Оппозиция постоянно заявляет о неприменении силы для достижения политических целей, но никто не может поручиться, что при полном игнорировании ее интересов оппозиция вновь не возьмется за оружие.

Что касается взрывов у зданий МЧС и Амонат-банка, оппозиция полностью отрицает свою причастность.

В частности, зампред Демократической партии Таджикистана Рахматулло Валиев опроверг версию о том, что взрыв 13 июня мог быть связан с задержанием лидера Демпартии Махмадрузи Искандарова. “Мы боремся исключительно политическими методами, и этот взрыв не имеет отношения к делу М. Искандарова”, — сказал Валиев.

Руководитель аппарата Партии исламского возрождения Хикматулло Сайфуллозода исключает связь между взрывом в Душанбе и событиями в Узбекистане. “Не может быть и речи о связи взрыва в Душанбе с андижанскими событиями, то есть – о попытке дестабилизации ситуации в стране”, — заявил он. В годы гражданской войны Узбекистан поддерживал отдельные воюющие группировки, что в нынешней ситуации породило у некоторых подозрения в причастности внешних сил.

По одной из версий, взрыв 13 июня мог быть направлен на срыв прибытия президента Афганистана Хамида Карзая на церемонию закладки первого камня в строительстве моста через реку Пяндж на таджико-афганской границе. Проект финансируется правительством США, и церемония уже несколько раз откладывалась по инициативе афганской стороны — якобы из-за возможной угрозы безопасности президента Афганистана.

Однако эксперты отмечают бесполезность таких действий. “Непонятно, зачем таким образом пугать Карзая, если мост можно начать строить и без его визита”, — говорит политолог Турсун Кабиров.

По другой версии, взрыв мог быть результатом выяснения отношений между наркогруппировками, которые в Таджикистане держат под контролем целые отрасли экономики.

В свое время о возможном “наркотическом” следе говорил зам. директора Центра стратегических исследований РТ Сайфулло Сафаров, комментируя теракт 31 января.

Кабиров выдвигает аналогичную версию теракта 13 июня. “Принимая во внимание обстоятельства обоих взрывов, — сказал он, — очевидно, что теракты являются следствием конфликта интересов в сфере бизнеса, возможно — нелегального, и не имеют политической подоплеки”.

В этой связи Кабиров вспоминает убийство первого зам. министра внутренних дел Таджикистана Хабиба Сангинова. В 2001 году он был расстрелян неизвестными, и тогда многие связывали это с его профессиональной деятельностью. Однако впоследствии было установлено, что имела место “разборка” между наркогруппировками, одну из которых курировал сам Сангинов.

Новости партнеров

Загрузка...