Михаил Полторанин рассказывает

Как Динмухамед Кунаев объяснял московским журналистам, что Оренбург это казахская земля, по какой причине в 1992 году не была создана Иртышская Республика, и почему славяне из очереди в астанинское консульство РФ ходят греться в посольство Турции

Продолжение. Начало здесь

Как Динмухамед Кунаев объяснял московским журналистам, что Оренбург это казахская земля

В книге Полторанина “Власть в тротиловом эквиваленте” есть такой удивительный эпизод.

Вторая половина 1970-х, самый расцвет “застоя”, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана, член Политбюро ЦК КПСС, дважды Герой Социалистического Труда (потом он станет трижды героем) Динмухамед Ахмедович Кунаев принимает группу журналистов из Москвы. Обсуждает с ними, куда лучше поехать, чтобы как следует познакомиться с жизнью республики и её народа. Как пишет Полторанин, Кунаев перечислил несколько казахстанских городов и регионов, а потом сказал, что можно съездить в Оренбург.

Но Оренбург находится в РСФСР, — поправил казахстанского лидера кто-то из гостей.

— Нет, мы считаем, что Орын-бор казахская земля, — ответил Кунаев.

Спустя много лет прошу Полторанина прокомментировать этот эпизод.

— Это правда, всё так и было, — ещё раз подтвердил Михаил Никифорович. — Это год 1977 или 1976.

Я напомнил, что, когда Солженицын в конце 1980-х принялся довольно безответственно рассуждать на тему — чья земля Северный Казахстан, это вызвало настоящий ураган возмущения. А вот кунаевские слова ничего не вызвали. Хотя “весили” никак не меньше.

Полторанин пожал плечами. Потом рассказал не менее удивительную историю о том, как сам он в 1992 году пытался убедить Назарбаева и Ельцина в целесообразности создания на части территории Восточного Казахстана “Иртышской республики”. Дело прошлое, больше двадцати лет миновало, всё давно остыло. Почему бы не рассказать?

Михаил Никифорович вспоминает, что дело происходило на московской даче Назарбаева за поеданием того самого барана, что привёз казахский президент, чтобы отпраздновать примирение с российским (об этом мы рассказывали в первой части). И вот Полторанин, который был третьим за столом, заговорил о том, что неплохо бы организовать на Алтае, на территории, переданной вскоре после 1917 года из состава РСФСР в состав Киргизской АССР, эту самую Иртышскую республику.

Однако ничего не вышло. Казахстанскому президенту идея не понравилась (“Назарбаев на меня злился за это”, — говорит Полторанин), а Ельцину было всё равно. Он и Севастополь не стал отстаивать, продолжает рассказ Михаил Никифорович. Крым к тому времени уже был украинским, “спасибо” Хрущёву, а вот новый статус Севастополя, города союзного подчинения при СССР, некоторое время “висел в воздухе”, и тогдашний украинский президент Кравчук вроде бы соглашался на сделку: Россия продаёт Украине газ подешевле, заключает долгосрочный контракт, а Украина подписывает договор о том, что Севастополь переходит под российскую юрисдикцию.

“Но Ельцин сказал: да зачем нам этот Севастополь”, — вспоминает Полторанин.

“Ему было всё равно. Плевать он на всё хотел”, — такими словами бывший заместитель председателя российского правительства охарактеризовал мне геополитическую стратегию президента Ельцина начала 90-х в ближнем зарубежье.

Не менее суров Полторанин и к нынешнему российскому начальству. Вот что он пишет во второй части своей книги:

“Мои многочисленные друзья-степняки, прилетая в Москву, говорят, что простой народ Казахстана поражён ледяным равнодушием высших чинуш России к судьбе представителей своей нации. А безнаказанность подхлёстывает вздрызги национализма”.

“Уж на что гостеприимный и добрый народ казахи – всегда мы с ними жили душа в душу – но и среди них стала распространяться антирусская зараза. Националисты пошли во власть и начали приводить в действие болезненные и губительные рычаги – выдавливают ими из бывшей союзной республики русские семьи”.

Казахстанским русским тоже достаётся от Полторанина:

“Но ещё больше удивляет казахов поведение самих русских, живущих в республике (их 3,7 миллиона человек), — в основном это безропотные человекоединицы, не имеющие понятия о солидарности и не способные бороться за свои права”.

Говорю Михаилу Никифоровичу, что мы, уехавшие из Казахстана, вряд ли имеем моральное право вот так отзываться об оставшихся. Тем более, что сейчас на нашей малой родине уже совсем другой этнический расклад.

— Для того, чтобы русские люди там были активными, совсем другой должна быть политика российского государства, — считает Полторанин. — А она никак не способствует тому, чтобы эта активность развивалась. У Путина нет никаких дальних целей. Северную Осетию он поддержал только потому, что ему хотелось насолить Михаилу Саакашвили. У него нет понятия геополитики, выгоды для России. Он всегда смотрит на все проблемы через прицел доллара.

Я в чём уважаю Назарбаева? Он создаёт нацию, создаёт государство. Да почти на пустом месте. Несколько веков казахи не имели своей государственности, почти всё, что было, растаяло внутри великой Российской империи. Назарбаев действует с дальними целями, он очень расчётливо перенёс столицу, он тянет оралманов из Монголии, из Китая, из Пакистана, из Индии, отовсюду. Даёт им помощь и так далее. Формируется мононациональное государство. С казахской точки зрения Назарбаев молодец. А у нас в это время русские из Казахстана не могут по нескольку лет получить гражданство. Супруге одного нашего общего знакомого, известного казахстанского журналиста, переехавшего в Россию, три года не удаётся получить российский паспорт, хотя она здесь родилась.

У меня родственники тоже собираются переезжать из Казахстана в Россию. Пишут, что в мороз стоят в Астане в очереди у российского посольства, им даже не откроют дверь, чтобы люди могли зайти и согреться. Рядом турецкое посольство – так туда их пускают, они там греются, пока очередь не продвинется. Такая у сегодняшнего российского руководства позиция и такая политика: русским закрыть дверь.

Полторанин уверен, что это идёт не только от природного хамского равнодушия российских чиновников. Он говорит, что наша сегодняшняя власть заинтересована, чтобы в России было поменьше активных русских людей, особенно поживших в ближнем зарубежье и насмотревшихся “на весь этот бардак” — они же готовая оппозиция, — а побольше безропотных, покорных начальству гастарбайтеров.

Более того. Михаил Никифорович уверен, что такая политика поддерживается из-за границы. Вообще, про коварный зарубеж Полторанин пишет и говорит чрезвычайно уверено. Например, он рассказал, как к нему в качестве особого порученца Путина приезжал начальник Главного Управления собственной безопасности МВД России Константин Ромадановский и между делом похвастался, что вот-вот получит от президента важное и ответственное назначение. Вскоре гость стал руководителем Федеральной миграционной службы.

“Мне тогда даже обидно стало за Ромадановского – какой же это важный участок? – вспоминает Полторанин. Но, по его словам, через некоторое время он понял, для чего Путин передвигает своего верного ординарца на эту позицию, и почему финансирование ФМС значительно увеличилось, “а русские люди из стран СНГ стали получать гражданство России с величайшим трудом”.

Михаил Никифорович считает, что российское правительство, совсем этого не афишируя, участвует в реализации некой международной “миграционно-регулирующей программы”. Первая её часть – “упорядочить численность населения Земли и привести её в соответствие с наличием ресурсов планеты на перспективу”. Для этого, уверен Полторанин, в том числе и поощряются однополые браки. Второе направление – “диффузия наций, активное перемешивание разных народов в одно целое”.

О проявлениях этой политики и её целях Полторанин готов был разговаривать долго, но я сказал, что в таком случае не успею задать все другие вопросы.

(Окончание следует)

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...