На повестке деофшоризация

Политический режим в Казахстане может повысить свою устойчивость только увеличением материально-финансовых потоков в стране

Перед политическим руководством Казахстана остро встала проблема повышения уровня жизни населения. Сложившаяся в стране под воздействием политических факторов экономическая модель не способна к интенсивному развитию. Поэтому появление новых рабочих мест и зарплат возможно лишь на базе привлечения в страну дополнительных денег – экстенсивный рост на основе “теории просачивания”. Для этих целей в очередной внеочередной раз объявлена амнистия капиталов. Однако сама по себе деофшоризация стоящих проблем не решит.

Политический режим в Казахстане может повысить свою устойчивость только увеличением материально-финансовых потоков в стране

Позиция Ак Орды по проблеме деофшоризации не во всем зеркалит Кремль. В связи с “русской весной” Москва располагает определенным резервом лояльности со стороны своего населения: мы противостоим в борьбе с Западом за интересы России, а борьба требует напряжения и жертв. Усилия по созданию новых “линий жизни” такой формат не отменяет. Если вернуться к периоду событий на Болотной площади, то пенсионеры и бюджетники не поддержали митингующих как раз потому, что им было чего терять. Российское руководство худо-бедно социальный пакет населению обеспечивает и это создает ему определенный простор для маневра.

 В Казахстане никакая борьба на повестке дня не стоит, однако населению все труднее сводить концы с концами. После девальвации тенге на 20% особо слабым звеном стали те заемщики, чьи кредиты в банках второго уровня были номинированы в долларах. Когда человек живет от зарплаты до зарплаты, а она резко становится на 20% меньше, то стресс просто неизбежен. К тому же компенсации со стороны работодателей носят вялотекущий характер, тогда как рост цен и тарифов просто галопирует. В таких условиях резко вырастает объем горючего человеческого ресурса, который несет прямую и косвенную угрозу политическому режиму и правящей элите.

Деньги нужны всем. В России первым стимулом для возвращения средств из офшорных юрисдикций стал “кипрский прецедент”. Сейчас процесс подогревается санкциями со стороны США и Евросоюза. У РФ уже на 70% по сравнению с началом “крымского похода” Владимира Путина сократилось количество заимствований на внешних финансовых рынках. Государство при этом выводит средства из ценных бумаг США и других западных государств, попутно организуя давление на российский бизнес с целью перевода средств из-за границы домой.

Для Казахстана украинский Майдан преподал массу уроков. В том числе и тот, который описан незатейливой формулой: “Одного Абрамовича за миллиард долларов на серьезную авантюру вряд ли спровоцируешь, а вот 10 тысяч люмпенов – можно”. Когда на Майдане появились профессиональные “стояльщики”, то из Ивано-Франковской области на такие заработки приезжали целыми селами. Потому что дома работы и зарплаты нет, а в центре Киева $100 в сутки. Обширные сельские районы Казахстана по параметру отсутствия работы и зарплаты Ивано-Франковской области ни в чем не уступят. Поэтому срочно требуются действия, направленные на повышение уровня зажиточности населения.

Считается, что один из фундаментальных параметров, удерживающих человека от участия в акциях протеста и вообще каких-либо радикальных действиях – это фактор жилья. В Швеции это давно поняли и государство провело огромную работу по созданию избыточного жилищного фонда. Как результат, в стране что купить, что арендовать недвижимость – сравнительно недорого, а население стало мобильным и легко перемещается по стране в поисках работы, поскольку инфраструктура содействует такому поведению людей.

В Казахстане “шведская модель” в силу ряда причин невозможна (сама философия государства иная). Поэтому при всем богатстве выбора наиболее реалистичным видится следование в русле “теории просачивания благ сверху вниз”. На практике это выглядит так. “Большой” человек накапливает (правовую сторону процесса опускаем) огромное состояние. Потом ему требуется особняк или роскошная квартира, загородная вилла. Все это предполагает дворецкого, горничную, кухарку, охранника. При парке роскошных автомобилей должен состоять водитель. “Токалка” в теорию просачивания тоже органично вписывается.

Проблема реализации данного сценария в Казахстане усиливается слишком большим удельным весом той части “просачиваемых” ресурсов, которая уходит за пределы страны. Учеба детей, лечение, отдых, банковские счета, недвижимость, шоп-туры – очень многое из этого имеет неказахстанскую прописку. Например, достаточно одного игрока на рынке, чтобы снабдить всех “больших” людей в предгорьях Алматы золотыми каминными решетками (сами изделия при этом тоже импортные). То есть ниши по многим направлениям и параметрам очень ограниченные. А еще не стоит забывать, что правящая элита на системном уровне старается пресекать несанкционированные “просачивания” и под любыми предлогами народ “не балует”.

В отличие от России, Казахстан “кипрский прецедент” переживал тихо, хотя этот остров был плотно встроен в нефтегазовые схемы республики. На Кипре при слове “Казахстан” местные риелторы в восхищении и умилении закатывали глаза, а спину выгибали дугой – потому что спрос на виллы с взлетно-посадочными площадками для самолетов и вертолетов был в первую очередь отсюда. По приблизительным подсчетам, держатели счетов из Казахстана на Кипре потеряли $1,7 млрд, однако к “репатриации” капиталов на родину это все равно не привело – активы пошли в куала-лумпуры да гонконги.

Теперь богатым людям сам президент сказал: несите деньги в Казахстан и будет вам прощение. Правда, в республике и до этого момента за коррупцию никого не расстреливали. Механическое возвращение капитала из офшоров в экономику страны само по себе оздоровить ситуацию не может. Если обратиться к опыту второй амнистии, то после ее проведения была зафиксирована обширная волна всевозможного рейдерства. Это из-за того, что “большие” мужчины привели в страну энное количество денег и решили купить работающие активы. Цену давали низкую, из-за чего владельцы имущества сопротивлялись. Но те же самые рычаги, которые позволили этим людям “нажить”, вывести, а потом амнистировать деньги, помогали потом в рейдерских захватах. Таким образом деньги в Казахстан пришли, но вместо создания новых линий жизни подорвали многие их тех, которые сносно работали до амнистии.

Как ни крути, а политическую надстройку страны тоже необходимо видоизменить. В первую очередь это касается производственного сектора. Сегодня срочно требуется среда, которая будет благоприятной для любых производств – будь то работа в сфере товаров народного потребления или в качестве звеньев сложных промышленных изделий. Формат ЕАЭС по идее такие вещи должен поощрять. Если все оставить как есть, то и миллиарды репатриированных в ходе деофшоризации долларов импульса нормальному производству (не путать с обслуживанием тендеров по госзакупкам) не дадут, а бизнес в сфере торговли и услуг продолжит чахнуть. Дальше по цепочке: безработица – падение доходов населения – социальная напряженность – готовность к риску по умеренной цене и игроки, способные этот риск оплатить и использовать.  

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...