Судьбы воинов 204-го ГАП. Часть 2

Форт Ковалево, июнь 1941 года, Брест

Начало  здесь

Баталов Касым

 — заместитель политрука гаубичной батареи 204 ГАП. В первые дни войны участвовал в боях под Брестом, Пинском, Гомелем. В октябре 1941 г. полк был переименован в 294 ГАП, а Баталов назначен командиром батареи.

В октябре 1940 г. он с оценкой “хорошо” окончил дивизионную партийную школу. Перед войной вступил кандидатом в члены ВКП/б/.

В ночь с 21 на 22 июня 1941 г. началось его дежурство. Задание было бдительно нести караульную службу, докладывать обо всех приказаниях, которые поступят свыше. Вскоре поступило указание: к 10 часам утра обеспечить явку всех командиров взводов, батарей, дивизиона и полков на артполигон дивизии близ реки Буг у города Брест.

Касым немедленно доложил об этом дежурному по полку, а тот, в свою очередь, дал задание Касыму сообщить о приказе своему командиру взвода лейтенанту Цурикову, командиру дивизиона капитану Каморному и командиру батареи старшему лейтенанту Панину.

Прошло еще часа три-четыре. Баталов только что вернулся с обхода постов и приготовился заполнять журнал дежурств. В это время и взорвали тишину первые залпы. Стало видно, как в селе Чапаевка загорелись деревянные дома. Снаряды продолжали ложиться все гуще и гуще. Вспыхнул вещевой склад.

Касым выбежал из помещения и бросился к домам комсостава, где жил командир дивизиона капитан Каморный. Будить его не пришлось. Капитан был уже на ногах. Заправляя на ходу гимнастерку, он отдавал команду:

— Поднимать людей! Выкатить орудия!

Касым вместе с радистом Суратом, комсоргом полка Ш. Чултуровым, Розыбакиевым, Жуматовым и другими бойцами прицепил орудие к тягачу. Направились к деревне Чапаевка. Там уже находились Каморный, взводный Цуриков, комбат Панин и другие. Позиции заняли неподалеку от сельского кладбища. Многие бойцы начали окапываться…

Орудия были готовы к бою. Когда на правом берегу Буга появились вражеские солдаты, раздалась команда: “Огонь!”…

Многие без гимнастерок. Без приказа отступать нельзя. Полчаса назад капитан Каморный назначил Баталова временно на пост политрука батареи.

Налетевший ветер разогнал черные клубы разрывов. Горела деревня, горел Брест, а над крепостью стоял до неба черный столб дыма и огня.

В ушах неумолчный звон. Раненые не уходят с позиций, да и некому их уводить: все молча готовились к новому бою [7]…

Угренинов Александр

Воспоминания Сыздыкова Х.

Был у меня друг Саша Угренинов. Жил он на Красина или где-то на углу Маркса-Кирова, напротив радиокомплекса. Была у него девушка Лида Войко. После войны я пытался ее разыскать, рассказать о Саше, но не нашел. А до войны она училась в КИЖе (Коммунистический институт журналистики), мечтала стать журналистом, как Вы сейчас. Саша Угренинов погиб на войне. В его довоенных письмах Лиде фигурировало и мое имя, ведь мы писали о том, с кем дружили, кого слушали, кого видели [8].

Страутман Георгий

Из документов архива КазНУ им. аль-Фараби.

— Параграф 3 приказ № 54 от 26 ноября 1939 г.

Страутман Г.И. зачислить на первый курс физико-математического факультета, т.к. Страутман систематически посещал занятия, но не был зачислен до выяснения в связи с призывом в армию. Основание: заявление Страутмана.

Приказ № 65 от 20 декабря 1939 г. о зачислении на стипендию.

Имеется автобиография Георгия Страутмана в 1939 г.

— Я родился в 1921 г. в г. Семипалатинске, где отец работал на правительственном телеграфе в качестве электромеханика, мать была домохозяйка. В 1928 г. я поступил в школу. В это же время отец перешел на работу на строительство ТУРКСИБа. В 1931 г. отца перевели на станцию Джамбул, куда и переехала семья. Тогда же мой брат устроился на работу при Краевом Управлении станции в г. Новосибирске. В 1932 г. я уехал к брату. В Новосибирске я закончил неполную среднюю школу. Брат в 1935 г. поступил в Томский педагогический институт. Я вместе с ним переехал в Томск, где поступил в среднюю школу, которую окончил в 1938-1939 учебном году. В 1937 году вступил в ряды ВЛКСМ. В 1939 г. держал экзамен в Томский индустриальный техникум, но ввиду плохого состояния здоровья матери должен был приехать в Алма-Ату. Отец в 1937 г. был переведен со станции Джамбул в Алма-Ату, где был старшим электромехаником телеграфа в Управлении ТУРКСИБа, а в 1938 г. взят органами НКВД. В настоящее время я нахожусь на иждивении сестры, которая является студенткой 2 курса КазМИ. Подпись Страутман.

Судьбы воинов

Из воспоминаний Сыздыкова Х.:

— Страутман Георгий Иоганович – студент физико-математического факультета КазГУ. Был большим шутником. Все время говорил: “Отец – латыш, мать – венгерка, а я сам — русский”. А мы все хохочем!

После войны в Алма-Ате жил его старший брат, безногий инвалид Великой Отечественной войны, на Фурманова-Пастера жил. У него была сестра, после войны – доктор медицинских наук, у нее была дочь. Я потом с ними встречался. Так брат говорил, что их мать была украинка, а отец был врагом народа, представителем враждебного государства по тем временам.

Файзулла Турумов – завкафедрой иностранных языков КазПИ. Он окончил в Москве институт иностранных языков, был сиротой, выросший в России. Отлично знал немецкий язык. Выписывал журналы на немецком языке. Всегда нас ругал.

— Шесть лет учили немецкий язык в школе и ничего не знаете!

А Страутман говорил:

— Всего шесть лет учили, поэтому и не знаем!

Х. Сыздыков и Г. Страутман были вместе в первые часы войны.

 В последнем письме родным Георгий писал о боях под Бобруйском, а это значит в десятых числах июля 1941 г.

В Алма-Ате жили после войны его братья и сестра – Евгений, Федор и Галина [9] .

Шаповалов Михаил

Рядовой, шофер санитарной машины медицинского взвода 204 ГАП. Член ВЛКСМ с 1940 г. В первый день войны он вывез с поля боя около ста раненых солдат и командиров. Его “санитарку” можно было видеть на дороге, ведущей в г. Брест. А когда машина была разбита, он ушел с артиллеристами на восток [10].

Пояснения по территории

Брестская крепость была присоединена к СССР 22 сентября 1939 г. Осенью 1939 г. уже здесь находились военные части СССР. В числе многих призывников приехали сюда служить и из Казахстана. Не все приехавшие служили в Брестской крепости, но все они были в Брестской области, и первые минуты войны встретили также, как весь Брест.

Вокруг Брестской крепости были форты, которые окружали ее со всех сторон. Однако часть фортов, находившихся на западе, в результате раздела СССР и Германией Польши оказалась в 1939 г. на немецкой территории. С севера, востока и юга крепость окружали форты, находившиеся в разных местах и на разной степени отдаленности от нее. Одним из таких был и форт Ковалево, находящийся в 6-8-10 километрах юго-западнее крепости.

Немного истории

Строительство крепости продолжалось с 1833 по 1842 годы на месте центра старого города. Крепость состояла из Цитадели и трех укреплений, образующих крепостную ограду и прикрывающих Цитадель со всех сторон: Волынского, Тереспольского и Кобринского. С внешней стороны крепость была защищена бастионным фронтом – крепостной оградой, которая представляет собой земляной вал с кирпичными казематами внутри, протяженностью 6,4 км и обводным каналом, заполненным водой. На момент окончания строительства крепость считалась одной из самых лучших и современных в Европе.

С 1864 и по 1888 гг. проходила модернизация крепости. 18 ноября 1878 года был утвержден план, по которому предполагалось строить форты на расстоянии 3-4 км друг от друга и на таком же расстоянии от главной ограды крепости. На протяжении 10 лет шло строительство 9 фортов первой линии. Каждый получил номерное обозначение. Форт (лат. fortis — сильный, крепкий) – сомкнутое укрепление закрытого (долговременного) или открытого (полевого) характера, основной элемент пояса внешних укреплений крепости.

Форты строились для того, чтобы обезопасить Цитадель от огня осадной артиллерии, причем они сажались на местности с таким расчетом, что к крепости нельзя было подойти на расстояние выстрела, пока не взяты хотя бы несколько соседних по отношению друг к другу укреплений.

Однако спустя несколько десятков лет и этих мер безопасности стало мало. Появление фугасных снарядов в конце XIX века дало толчок новому переустройству.

Работы по следующей модернизации начались в 1912-1913 годах — новую линию фортов отодвинули на 6-7 км от центра крепости. Укрепления носили литерное обозначение: от "А" до "О". К концу 1914 года было возведено 14 фортов, 21 промежуточный опорный пункт, 5 отдельных оборонительных казарм, 7 пороховых погребов и 38 артиллерийских батарей. Некоторые старые форты были перестроены.

Судьбы воинов

История 6-й Орловской Краснознаменной дивизии до 4 августа 1941 г. (до выхода из окружения)

Дивизия сформирована 3 мая 1918 года в городе Гдов Петроградской губернии из добровольцев отряда П.Е. Дыбенко, петроградской Красной Гвардии и рабочих города Нарва под наименованием Гатчинской пехотной дивизии; с 24 июля 1918 года – 3-я Петроградская пехотная дивизия, со 2 ноября 1918 года – 6-я стрелковая дивизия, с 6 декабря 1921 года — 6-я Орловская стрелковая дивизия.

 В мае — ноябре 1918 года обороняла подступы к Петрограду на нарвском направлении. В ноябре 1918 — январе 1919 гг. участвовала в Освободительном походе Красной Армии в Прибалтику и Белоруссию. С января 1919 года вела бои с белогвардейскими и белоэстонскими войсками при отходе из Эстонии, в мае — июне – с войсками Юденича при обороне Петрограда, освобождала Ямбург (5 августа 1919 года), во время отражения второго наступления Юденича заняла Красное Село (октябрь 1919), участвовала в Нарвской операции (ноябрь — декабрь 1919). В январе — мае 1920 года охраняла границу Советской Республики с Эстонией. В мае — июне 1920 года участвовала в наступлении против белополяков в районе городов Полоцк и Лепель, в июле — августе – в боях в районе Докшицы, Глубокое и в Варшавской операции, в сентябре – в боях под Гродно. В октябре 1920 — феврале 1921 гг. ликвидировала белогвардейские банды в районе городов Лепель и Сенно.

Награждена Почётным революционным Красным Знаменем (02.01.1929).

В августе 1939 года дислоцировалась в ОрВО. Принимала участие в боевых действиях в Западной Белоруссии в сентябре 1939 года. По состоянию на 17 сентября 1939 года входила в состав 11-го стрелкового корпуса 10-й армии Белорусского фронта. По состоянию на 2 октября 1939 года входила в состав 24-го стрелкового корпуса 4-й армии Белорусского фронта.

После освобождения Западной Белоруссии с октября 1939 года в БОВО. Почти вся дивизия (за исключением гаубичного полка) была размещена в Брестской крепости. В июне 1941 года в ЗапОВО. В ночь на 14 июня дивизию поднимал по боевой тревоге начальник штаба 4-й армии Л. М. Сандалов.

В дивизию входили:

84 стрелковый полк (ком. Дородных),

125 стрелковый полк (ком. Ковтуненко),

333 стрелковый полк (ком. Матвеев),

131 артполк (ком. майор Б. С. Губанов);

204-й гаубичный артполк.

В сентябре 1939 года дивизия участвовала в освободительном походе в Западную Белоруссию. Нападение фашистской Германии на СССР встретила в составе гарнизона Брестской крепости. Защитники крепости показали пример высочайшего мужества и героизма.

В первые же дни войны берлинское радио кричало на весь мир, что знаменитая большевистская 6-я дивизия полностью уничтожена. Но это было ложью. Орловская Краснознаменная жила и продолжала наносить удары по врагу. Ведя оборонительные бои, она организованно отходила на восток и беспощадно била фашистов на территории Белоруссии.

1 августа к северу от Кричева в полосе обороны 148-й стрелковой дивизии враг нанес массированные удары авиацией, а затем силами 24-го моторизованного корпуса перешёл в наступление. По шоссе Кричев – Рославль двинулась 4-я танковая дивизия, а из Мстиславля в сторону Смоленска устремились войска 46-го моторизованного корпуса.

6-я стрелковая дивизия, которая находилась на правом фланге 13-й армии, оказалась в окружении, а её 84-й стрелковый полк был отрезан от основных сил дивизии. Приданный дивизии коммунистический батальон добровольцев-ленинградцев оказал помощь окруженному полку. Бойцы-коммунисты под командованием ст. лейтенанта И. П. Прянишникова бросились в решительную атаку и на плечах фашистов ворвались в Ганновку (севернее Милославичей), уничтожили до батальона живой силы противника и захватили в плен штаб батальона. В ночь на 4 августа дивизия прорвалась из вражеского тыла и присоединилась к своим войскам.

Судьбы воинов

Дивизией командовал: Попсуй-Шапко Михаил Антонович (14.03.1941 – 31.07.1941), полковник.

Воспоминание бывшего ефрейтора 204 гаубичного артиллерийского полка (ГАП) 6 СД 4 армии подполковника Васильева Василия Павловича

Об обороне г. Бреста

В город Брест я прибыл в начале 1940 года и был направлен для прохождения службы в 204 ГАП 6 СД. Хочу заранее оговориться, что нас в один полк прибыло сразу около 300 человек в основном из Сталинской, Калужской и Московской областей, причем все со средним и высшим образованием 1911-1920 года рождения. Такой контингент новобранцев не смог не сказаться в последующем к началу Великой Отечественной войны. Это был полк высокой артиллерийской культуры, высоких моральных качеств и преданности своему народу.

Полком командовал участник гражданской войны майор Уткин, начальник штаба капитан И.А. Лукьянчиков, комиссар полка – батальонный комиссар Рогачев, эти люди воспитали достойных воинов. Многих я встречал на фронте, которые впоследствии командовали частями и соединениями.

Службу в полку я начал в должности артиллерийского разведчика в штабной батареи, а через год получил звание “ефрейтор”. Вся довоенная служба как-то сложилась так, что мне пришлось вращаться среди командиров большого ранга. Я был коноводом начальника штаба полка, осенью 1940 года обслуживал с приборами на НП командующего ОБВО, который проводил учения с нашей дивизией. Летом 1940 года был прикомандирован к командующему, ныне маршалу Советского Союза, товарищу Чуйкову В.И., который занимался укреплением границы в районе г. Бреста.

Зимой 1940-1941 года находился на одной из застав для наблюдения за противной стороной и действиями немецкой армии, которая к этому времени уже сосредоточилась на границе. Видимо, такое положение, а также услышанные разговоры среди командиров и пограничников помогли впоследствии объективно осмыслить все то, что произошло в первые дни начала войны в г. Бресте, хотя я могу всю трагедию переживать глазами ефрейтора, однако, только всё пережитое лично, помогает правильно характеризовать ее начало.

Для меня война началась так:

21 июня я заступил дежурным по батарее, а мой командир батареи старший лейтенант Волобуев дежурным по полку.

Ровно в 4 часа утра (было уже светло) на наш артиллерийский городок, южный городок (хим.городок), где размещались пехота и танковая бригада и г. Брест обрушился ураганный огонь. Полк поднялся по тревоге, но не зная обстановки в отсутствие связи со штабом дивизии, мы не могли действовать активно, потому полк вышел по плану тревоги в район сосредоточения и занял боевой порядок где-то в 6 км от границы, но связь установить со штабом дивизии так и не смог.

С нашего НП был хорошо виден наш городок и окраины Бреста, но полк не действовал, видимо командир полка не решился на самостоятельные действия без распоряжения штаба дивизии. Часов в 8-9 утра, точно не помню, к нам на НП вышел секретарь райкома г. Бреста и сказал, что в Бресте уже немцы и что по железнодорожному мосту в Брест движутся колонны танков и машин и просил разрушить мост. Тогда командир полка на свой риск дал команду командиру дивизиона Каморному открыть огонь по железнодорожному мосту [12].

Как это было глазами писателя В. И. Белоусова.

22 июня 1941 года. 05 часов 35 минут.

 Левый берег реки у Коденя. Южнее Бреста

 — Опаздываем мы, на целых полтора часа опаздываем, совсем мы выбились из графика! – генерал-лейтенант Вальтер Модель, командир 3-й танковой дивизии, с досадой смотрит на свои швейцарские часы. — Чертовы большевики! Зачем они мост взорвали до начала боевых действий? Это же неправильно… так в Европе давно не воюют. Они же форменные азиаты, варвары… Ну ничего. Нам бы только переправиться – и нас уже не остановишь!

Между тем головной отряд дивизии – 394-й моторизованный полк, 543-й дивизион ПТО, батарея 503-го дивизиона “штурмгешютц”, полицейский батальон СС “Райх” – скопившись на берегу с интересом наблюдает, как саперы налаживают восемнадцатитонный понтонный мост, один из трех во всей танковой группе. Эсэсманы докуривают дрянные польские сигаретки…

Скоро им в путь. Прямо нах Москау!

Это же время. Внешний форт литеры “Е” Крепости, расположенный у деревни Ковалево. И.о. командира 204-го гаубичного артполка 6-й стрелковой дивизии капитан И. А. Лукьянчиков был страшно зол. Зол на своего комполка, нежданно, после сообщения ТАСС от 14 июня, укатившего в отпуск в Сочи, кур-р-рортник. Зол на начштаба полка, который этой весной провалился под лед и теперь лечил радикулит в Минске, р-р-р-рыбак хренов. Зол на свое начальство в Округе, нач-ч-чальнички… ну на этих Лукьянчиков злился вроде бы без особой причины… впрочем, отчего же? Причина была, и весьма важная.

Конечно, моторизовать его полк — это было начальством задумано очень здорово! Коней отобрали — меньше в полку мороки… а то вечно хозспособом заготавливай для них сено, доставай фураж… а упряжь, ее вечно чинить опять же надо! Кстати, верховых коней в полку отобрали тоже… а Лукьянчиков так привык к своему Огоньку… Эх, какой у Лукьянчикова славный коник… был.

 Упряжь, кстати, у полка тоже отобрали, да заодно и передки для гаубиц… А то бы в соседнем колхозе хоть коров можно было бы сейчас в гаубицы припрячь… Да. Теперь не запряжешь, без упряжи-то. И без передков…

 А вот трактора в полк так и не прислали. Так что сейчас полк был совсем без тяги… Перемещайся хоть на пердячем пару…

“Тревогу мы объявили – да что толку-то… – тягостно думал капитан. – В район сосредоточения нам все одно не выйти… И с дивизией связи все нет… мать, мать, мать…”.

 У КПП полка, вздымая пыль, остановился маленький броневичок ФАИ-М с зеленой окантовкой красной звезды на борту. Из открывшейся дверцы выпрыгнул лейтенант НКВД в зеленой фуражке.

 Капитан Лукьянчиков подтянулся и проверил заправку — хоть гость по званию ему формально и равен, но черт их знает, бесов бесхвостых… Зачем он, изверг, интересно, пожаловал?

 — Командир группы Свиридов! — лихо отрекомендовался пограничник.

 — И.о. комполка Лукьянчиков! — мрачно представился капитан.

 — Слушай, капитан, давай выручай нас! Немцы вроде форсировать реку собрались – напротив Коденя их хренова туча… Переправятся – всем нам хана, у меня здесь всего двадцать бойцов…

 — А можно мне стрелять-то? По сопредельной территории ведь!!!

 — Капитан, посмотри туда…

 Над Южным городком продолжало висеть черное страшное облако…

 — Вопросов нет. Лейтенант! Давай, запиши мне в блокнот – для прокурора, что ты ставишь мне боевую задачу… ага, и все реквизиты с удостоверения, пожалуйста, укажи… число и время, не забудь, пожалуйста… вот так. Зер гут. А теперь, пошел на …, упырь энкавэдэшный!

 — Как?!!

 — Ножками, б…, ножками пошел! Пошел, пошел, паскуда, мне сейчас недосуг, мне сейчас работать надо! А ты мне мешаешь, отвлекаешь меня от дела своим гнусным видом.

 И с видимым удовольствием Лукьянчиков добавил:

 — Четыре года я мечтал это сделать… А чего мне их ТЕПЕРЬ-ТО бояться? – И вкусно, сочно скомандовал: — По-о-о-олк, К БОЮ!!!

 Подбежавшим комбатам Лукьянчиков пояснил:

 — Да прямо вот здесь и развернемся, на месте постоянной дислокации… Старшина! У нас водовозная телега на ходу? Сбрось с нее бочку, убываю на КНП (показывает точку на карте) вот сюда, южнее триста метров н. п. Каменица Жировская. Со мной выдвигается отделение разведки и рация. Ну, я поехал, ребята… Черт, волнуюсь, братцы, как девка перед первой эх, эх… Двадцать лет ведь я уж не воевал, это же не шутка. Поэтому мне, натурально, сейчас маленько и боязно, как бы вдруг часом не оплошать… Ну, болезная, трогай! Эх, где ты, мой славный Огонек…[13]

Судьбы воинов

Неполный список казахстанцев

204 гаубичный артиллерийский полк (ГАП).

Форт Ковалево.

Участники боев в районе г. Брест

1. Адибаев Орынбай – 204 ГАП, погиб

2. Адильбеков К.

3. Багалов Зейненбек – 1916 г.р., Чунджинский р-н Алма-Атинской обл., До 1040 г. жил в совхозе “Аманбухтар” Саркандского р-на и работал управляющим молочно-товарной фермой, 204 ГАП, пропал без вести

4. Баймолдаев Бейсентай – 204 ГАП?, жив

5. Баталов Касым – 1918 г.р., артиллерист, замполитрука 9 бат. 3 взв. 204 ГАП,

6. Батыргереев Мухамбеткали – зав. вещевым складом 204 ГАП

7. Гончаров Павел – ответственный секретарь газеты "Ленинская смена", сержант, командир пул. расчет, 204 ГАП, погиб.

8. Горкавцев Анатолий – бывший культмассовик Алма-Атинского детского парка им. Дзержинского, 204 ГАП

9. Джоншаров Кыдыяр –призван в феврале 1940 г. Фрунзенским райвоенкоматом г. Алма-Ата. 204 ГАП, погиб в ноябре 1941 г. в боях за оборону Москвы

10. Домбаев А. – рядовой 9 бат. 204 ГАП

11. Жуматов Габбас – выпускник Алматинского техникума связи, с-т, ком. отд. 8 бат. 204 ГАП, жив

12. Исламхайдаров Копжан – студент Казахского горно-металлургического института, сержант, командир пулеметного расчета, 204 ГАП

13.  Кожахметов А. – 204 ГАП

14. Площаднов – студент КазПИ, призыв Фрунзенский РВК Алма-Аты, февраль 1940 г.,204 ГАП, погиб

15.  Розыбакиев — рядовой 9 бат. 204 ГАП

16. Сатыбалдин Турар –призыв г. Алма-Ата в феврале 1940 г., преподаватель высшей математики физмата КазГУ, 204 ГАП, погиб в 1945 г. в Венгрии у о. Балатон.

17. Смагулов М. – 204 ГАП

18. Страутман Георгий Иоганович – 1921 г.р., Семипалатинск. Призван Советским РВК в 1940 г., мл.с-т, ком. орудия 204 ГАП — участник боев в р-не г. Брест, пропал без вести.

19. Сулейменов Шайкен – окончил среднюю школы в Алма-Ате, с-т, 204 ГАП

20. Супиев А. – 204 ГАП

21. Сурат В. – 9 бат. 204 ГАП

22. Сыздыков Хаджимурат — студент КазПИ, мл.с-т, ком. орудия, 204 ГАП, жив

23. Трофимов Вячеслав – агроном на экспериментальной станции Казахсокго сельскохозяйственного института, сержант, командир пулеметного расчета 204 ГАП.

24. Угренинов Александр – учащийся 40-й алматинской школы, 204 ГАП

25. Чултуров Шавкат Махмутович – окончил Тимирязевскую академию, преподаватель сельхозинститута, замполитрука, отв. секретарь комсбюро 204 ГАП, жив

26. Шарипов А. – 204 ГАП

27. Шаповалов Михаил Михайлович – рядовой, водитель "Скорой помощи" медвзвода 131 СП (медсанчасти 204 ГАП), жив

Литература:

  1. http://caves.by/phpBB3/viewtopic.php?f=36&t=1025
  2. http://www.liter.kz/index.php?option=com_content&task=view&id=6443; Шахов Н. Казахстанцы – защитники Брестской крепости – Алма-Ата, 1964. – 143 с./71-73/.
  3. centrasia.ru — http://mywebs.su/blog/people/6768.html; Казахстан в период Великой Отечественной войны Советского Союза. Сборник документов и материалов. Т.1. Алма-Ата, 1964, с.132-133; Кириницианов Ю. Вторая мировая Габбаса Жуматова// Комсомольская правда, 2000, 20 апреля; Кириницианов Ю. Дожить до…//Аргументы и факты, 2006, 6 декабря; Кириницианов Ю. Тогда, в 39-м…//Вечерний Алматы, 2009, 29 августа; Шахов Н. На огненной черте. //Вечерняя Алма-Ата, 1968, 11 октября.
  4. Шахов Н. Тропою памяти//Огни Алатау, 1965, 10 марта; Воспоминания Х. Сыздыкова, запись Л.С. Ахметовой, 19.04.11.
  5. Абишев Г. Под знаменем Родины. – М.: Военное издательство МО СССР, 1967. – 212 с. /143-145/.; Шахов Н. Побратимы// Ленинская смена, 1967
  6. Воспоминания Х. Сыздыкова, запись Л.С. Ахметовой, 19.04.11.
  7. Шахов Н. На берегах Буга. – Алматы, 1967. – 248 с. /143-146/
  8. Воспоминания Х. Сыздыкова, запись Л.С. Ахметовой, 19.04.11.
  9. Архив КазНУ им. аль-Фараби, Алматы, Казахстан. Личное дело студента Г.И. Страутмана. Лл. 8-12. Воспоминания Х. Сыздыкова. Запись Л.С. Ахметовой 28.10.10.
  10.  Шахов Н. На берегах Буга. – Алматы, 1967. – 248 с. /246/
  11. http://forum.krasnoturinsk.org/cgibin/yabb2/YaBB.pl?num=1196229097/255#.UisGmqHIPcs
  12. Фонды ГУ "Мемориальный комплекс "Брестская крепость-герой"- Ф. 296, оп. 2, д. 107, лл. 66-67
  13.  Белоусов В.И. Утомленное солнце. Триумф Брестской крепости — http://libes.ru/301257.html

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...