Нулевая терпимость к мелким правонарушениям плохо уживается с терпимостью к средним и тяжким

В ОФ “ЦСПИ “Стратегия” прошло экспертное обсуждение установки Нурсултана Назарбаева на нулевую терпимость к мелким правонарушениям

“У меня сложилось впечатление, что борьба с коррупцией провалилась, поэтому взялись за нулевую терпимость”, – заметил политолог Данияр Ашимбаев на экспертной встрече в общественном фонде “ЦСПИ “Стратегия” по проблематике нулевой терпимости к мелким правонарушениям. Практически все приглашенные участники дискуссии признавали, что с мусором на улицах, переходами дороги в неположенном месте, шумом после 23 часов и плевками на асфальте вопрос надо решать, но одним наскоком и кампенейщиной такие вещи не решаются. Власти же не любят заниматься стратегией и хотят немедленного результата, пусть эфемерного, но подходящего для отчетности.

Нулевая терпимость к мелким правонарушениям

Социолог Гульмира Илеуова напомнила, что понятие “нулевая терпимость” к мелким правонарушениям в местный политический оборот ввел президент в декабре 2012 года, когда зачитывал послание народу Казахстана (фактически на 2013-ый). Вот и начальник ДВД Астаны Амантай Аубакиров на апрельском совещании заверил Нурсултана Назарбаева, что его поручение по примерному наказанию за окурки и семечки неуклонно претворяется в жизнь.

Данияр Ашимбаев высказался в том смысле, что вообще-то мусор на клумбах и драки во дворах – это не уровень заботы президента. “Может у него в Ак Орде постоянно мусорят и дерутся, а может кто-то “накручивает” против акима Астаны?” – поделился он своими предположениями. С другой стороны все граждане хотели бы жить в комфортной среде, а потому как идея все это хорошо и теперь надо думать о механизмах внедрения и последующей реализации вещей, способствующих общественному комфорту. “В Казахстане смертность на дорогах из-за пристегнутых ремней безопасности стала ниже”, – привел наглядный позитивный пример политолог Марат Шибутов.

В мире существуют разные модели применения нулевой терпимости к мелким правонарушениям. Американская система (лидер в этом плане Нью-Йорк) отличается жесткостью наказания. Японцы во главу угла ставят неотвратимость наказания, из-за чего “мелкого нарушителя” полиция должна настигнуть по нормативу в 10-15 минут. Выводят блюстителей порядка “на цель” добровольные помощники из числа горожан, которых участники экспертного обсуждения для простоты и понятности называли “стукачами”. В Южной Корее население мобилизуют через пропаганду цели сделать городскую среду красивее и чище, любить свой населенный пункт. “Развитое общество начинается с дисциплины во всем”, – подчеркнул социолог Серик Бейсембаев.

Талгат Абдижаппаров, ОО “Казпотребнадзор”, больше склоняется к подходу, который действует в США. Однако в успех верит только по Астане. В столице выше плотность полицейских и больше видеокамер, чем в других городах республики, лучше криминогенная обстановка. Эксперт считает, что астанинские патрульные полицейские менее коррумпированные, чем алматинские. “Полицейские сами по себе малокультурные люди, как они могут следить за культурой?” – высказала сомнения в подходе с опорой на государственный силовой ресурс Гульмира Илеуова.

“Как бороться за мелкие правонарушения, если государство не может справиться со средними?” – поставил ракурс проблемы Марат Шибутов. Он готовясь к экспертной встрече просмотрел официальную статистику и выяснил, что с 2008 по 2013-ый год количество зарегистрированных преступлений средней тяжести выросло в три раза (с 80791 до 279389). При этом число привлеченных к уголовной ответственности по данной категории преступлений сократилось с 32375 человек в 2008 году до 27171 в 2013-ом. “Система следствия и суда вообще не работает, коррупция”, – констатировал г-н Шибутов. Политолог категорически не согласен с теми, кто называет Казахстан “полицейским государством”, потому что в таком государстве население страдает от действий полиции, а у нас в стране люди жалуются главным образом на бездействие правоохранительных органов. “Каждый год по пятьсот неопознанных трупов, – привел он один из индикаторов работы полиции. – Слабое неполицейское государство”.

Попутно Марат Шибутов указал, что в городах технические средства у правоохранительных органов для фиксации мелких правонарушений имеются – видеокамеры, видеорегистраторы, система распознания лиц – однако все надо организационно привести в систему. Главный фактор – это политическая воля и процедуры (чтобы оформить протокол за брошенный мимо урны мусор полицейскому требуется масса времени, а нарушителю еще больше, потому что потом надо оплатить штраф), которые нужно упрощать и оптимизировать. Что же касается “серых зон” территории страны, где порой на 50 км во все стороны ни полицейского, ни врача, ни чиновника, ни почтальона, то там борьба с мелкими правонарушениями заведомо обречена на провал.

Наталья Малярчук, председатель попечительского совета “Transparency Kazakhstan”, главные надежды в процессе борьбы с мелкими правонарушениями возлагает на общество, а не государство. Но в идеале процесс должен быть взаимосвязанным, а сам подход системным и стратегическим. То есть никаких кавалерийских наскоков, а каждодневная планомерная комплексная работа.

Талгат Абдижаппаров рассказал, как “Казпотребнадзор” получил от маслихата Алматы 9 млн. тенге на антитабачную кампанию и общественники брали с собой участковых полицейских, ходили по частным заведениям и выявляли используются ли там кальяны, снимали нарушителей на видео и выкладывали в интернет. Г-н Абдижаппаров считает это проявлением силы и эффективности общественности.

“Вмешательство в правоохранительную деятельность”, – так оценил работу “антитабачников” Данияр Ашимбаев. “Такие рейды – это незаконно”, – указала Наталья Малярчук. “То, что вы делали – это тяжкое преступление, – подтвердил Марат Шибутов. – Статья 336 УК РК “Подмена общественным объединением функций государственного органа”. Серик Бейсембаев в этой связи высказал мнение о необходимости изменений в законодательстве, если государство реально намерено для обеспечения правопорядка привлекать и поощрять общественность.

Практически все участники экспертного обсуждения сошлись в необходимости четкого законодательного определения что такое “мелкое правонарушение”, дабы все знали что туда входит, а что нет. Мало кто верит в успех нулевой терпимости по отношению к мелким правонарушениям, если будут оставаться безнаказанными средние и тяжкие преступления. Ну а полиции надо много и усердно над собой работать, чтобы граждане стали ей доверять.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...