Аналитик Ерлен БАДЫХАН: Консенсус должен стать неотъемлемой частью взаимоотношений внутри Евразийского союза

В Астане ожидается подписание договора о создании Евразийского экономического союза (ЕЭС). Своим мнением о дальнейших перспективах Казахстана в этом интеграционном объединении поделился старший аналитик агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ) Ерлен Бадыхан

Алматы. 28 мая. КазТАГ — Данияр Дауталиев. В Астане ожидается подписание договора о создании Евразийского экономического союза (ЕЭС). Своим мнением о дальнейших перспективах Казахстана в этом интеграционном объединении поделился старший аналитик агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ) Ерлен Бадыхан.

Консенсус должен стать неотъемлемой частью взаимоотношений внутри Евразийского союза

***

— Ерлен Манасович, как вы в целом оцениваете все последние годы нахождения Казахстана в Таможенном союзе? Больше плюсов или минусов получила наша страна?

— Это сложный вопрос. Казахстан находится в Таможенном союзе (ТС) уже почти четыре года, и за это время накопилось достаточно много противоречий. С одной стороны, был упрощен ряд вопросов по межгосударственной торговле, ликвидирована значительная часть таможенных барьеров, а потребители получили расширенный ассортимент товаров народного потребления. Если говорить о динамике экспорта отечественных товаров за указанный период, то, по информации агентства РК по статистике, экспорт Казахстана в страны TC вырос более чем на 60%.

Отмечу однако, что за I квартал текущего года экспорт в страны Таможенного союза составил $1,2 млрд, что на 28% меньше, чем в аналогичном периоде 2013 года. За I квартал снизился на 20% и импорт из стран ТC, установившись на отметке в $2,9 млрд.

С другой стороны, Казахстан так и не смог выстроить полноценного присутствия на рынках стран-партнеров по Таможенному союзу. Белорусские и российские товаропроизводители, напротив, укрепили свои позиции на нашем рынке.

— Существуют ли, на ваш взгляд, неразрешимые вопросы в межгосударственных отношениях внутри тройки? Вопросы решаемы или это не так?

— Судя по тому, что 29 мая состоится подписание договора о создании ЕЭС, по ключевым разногласиям был достигнут компромисс — либо они были отложены в долгий ящик, или вовсе сняты с повестки дня.

Согласно появляющимся иногда сообщениям в средствах массовой информации, белорусский президент Александр Лукашенко время от времени предупреждает остальных участников ТС, что Беларусь выйдет из данного интеграционного объединения, если не будут пересмотрены какие-либо пункты взаимных соглашений. В частности, в конце прошлого года президент Беларуси заявлял о том, что его страна пересмотрит свое членство в Таможенном союзе из-за высокой вывозной пошлины за нефтепродукты, которую ежегодно уплачивала Российской Федерации. Но, судя по всему, данный вопрос нашел свое решение.

— Согласны ли вы с мнением, что российское руководство в процессе регулярных переговоров вынуждено прислушиваться к мнению Казахстана по различным чувствительным вопросам? Так сказать, учиться слушать позиции других участников ТС?

— Думаю, да. Умение слушать и учитывать мнение собеседника важно всегда — тем более, если речь идет о союзе нескольких стран с разными интересами и стартовыми позициями в экономике. Поэтому стремление прийти к консенсусу должно стать неотъемлемой частью взаимоотношений внутри нашего интеграционного объединения.

— С другой стороны, складывается ощущение, что наши представители все громче и более доказательно отстаивают свои позиции на переговорах. И, таким образом, стороны приходят к консенсусам, устраивающим участников союза. По вашему мнению, так ли это?

— В преддверии подписания договора о создании Евразийского экономического союза казахстанские представители Евразийской экономической комиссии и министерства иностранных дел РК говорят о том, что из текста договора были исключены любые упоминания о политическом сотрудничестве — охране границ, общем парламенте, гражданстве, валюте и т. д.

Тем не менее, мне кажется, что Россия спустя некоторое время все равно поставит перед Казахстаном эти вопросы, обусловив это изменением геополитической обстановки, необходимостью более глубокой интеграции и другими причинами.

Поэтому хотелось бы, чтобы ЕЭС сохранило именно ту цель, которая декларировалась изначально: создание единого рынка с населением свыше 170 млн человек со свободным движением капиталов, товаров, услуг и рабочей силы.

— Как вы считаете, а собственно сами отечественные производители-экспортеры перед вступлением Казахстана во ВТО уже получили определенный опыт конкурентной борьбы в рамках ТС? Чему они научились за последние годы?

— Я бы разграничил слова “производители” и “экспортеры”. Казахстан экспортирует в основном сырье — и так будет продолжаться достаточно долго. Правда, есть надежда на то, что товарная номенклатура экспорта углубится и диверсифицируется в ближайшее время. По крайней мере, наше правительство практически определилось с планом действий на ближайшие пять лет в этом направлении. В остальном, к сожалению, в части экспортных возможностей конкурентной борьбы как таковой пока не наблюдается — не нужно прилагать гигантских усилий, чтобы вывозить из страны нефть, пшеницу или железорудные окатыши.

Другое дело — производители. Определенный и, главным образом, горький опыт конкурентной борьбы казахстанские производители получили. Продукция российского и белорусского происхождения серьезно теснит позиции отечественных производителей.

— Если мы заговорили о конкуренции внутри ТС, хотелось бы спросить: добросовестная ли она?

— Этот вопрос пересекается с вопросом о том, какие плюсы и минусы получил Казахстан от своего нахождения в Таможенном союзе. Необходимо отметить, что казахстанские товары ведут конкуренцию с российскими и белорусскими товарными группами преимущественно на своей территории; позиции поставщиков из стран-членов TC заметно усилились. Это касается, прежде всего, товаров массового спроса.

Что же касается доступа казахстанских товаров на российский рынок, то в ряде случаев наша страна сталкивалась с так называемыми “мерами нетарифного регулирования”, когда ввоз каких-либо товарных групп на территорию РФ запрещался в административном порядке. Это касается случаев запрета импорта мяса, винно-водочной продукции и прочего. В качестве причин указываются несоответствие техническим регламентам, санитарно-эпидемиологические требования и прочее.

Введенный недавно утилизационный сбор на автомобили также не будет способствовать популярности автомобилей нашего производства у россиян. И потом, всегда есть возможность ограничивать импорт продукции на региональном уровне, с использованием административного регулирования местными органами власти.

Можно ли отнести все это к недобросовестной конкуренции? Скорее всего, да.

— Тем не менее, лучше получить какой-то опыт в борьбе с конкурентами, нежели взять и просто “выкинуть” казахстанцев в свободное плавание теперь уже в формате ВТО. Вы так не думаете?

— Конечно, в ВТО условия конкуренции будут жестче, чем в Таможенном союзе, однако ее рисунок сохранится прежним достаточно долго. Первые несколько лет речь будет идти не о завоевании, или хотя бы проникновении казахстанских товаров на пресловутые глобальные рынки, а о конкуренции на местном рынке — на своей территории. Не исключено, что для некоторых отраслей речь будет идти о банальном выживании. Как я уже говорил, наши предприятия-производители уже получили неоценимый опыт функционирования в условиях ТС.

— Свидетельствует ли об успешности данного проекта намерения государств из других уголков мира к более тесной интеграции с набирающим ходом союзом?

— Пока что о своем намерении присоединиться к ТС заявляли такие страны, которые, прямо скажем, не доминируют на мировой арене. Это Таджикистан, Армения, Абхазия, Южная Осетия, Приднестровская республика, Вьетнам и некоторые другие. Рассуждать об успешности проекта на основании указанного перечня стран, на мой взгляд, преждевременно. Кроме того, заявления этих государств о присоединении к ТС продиктованы по большей части не экономическими, а политическими соображениями.

— Несмотря на определенные трудности, предполагается, что Казахстан в будущем намного больше выиграет от интеграции в Таможенном союзе, а теперь уже в Евразийском экономическом союзе. Значит, перед нашей страной открываются еще большие перспективы?

— Все зависит от условий интеграции. Перспективы откроются, если равноправие будет достигнуто не на словах, а на деле, и если во имя по-настоящему свободной торговли страны откажутся от административных и других искусственно возводимых барьеров. Многое, конечно, зависит и от наших производителей. Если казахстанская продукция будет конкурентоспособна по цене и качеству, считаю, что она станет востребованной и на рынке ЕЭС.

— Спасибо за интервью!

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...